Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Смело мы в гроб сойдем – за жизнь потомков! Сломать Росреестр – первостепенная задача путинского государства Эль Мюрид. Солидарность как средство против террора Главные шишки страны – на главную елку! Политические анекдоты Перспектив нет Александр Росляков. Мигранты, которые нас убивают
Загрузка...

Конституция Захиршаха, как попытка талибо-пуштунского заговора

  •          «Дуракам закон не писан»

     

    В разгаре шовинистической эйфории непризнанное и запрещённое во всём цивилизованном мире движение «Талибан»[1] пытается насмешить принятыми показушными конституционными реформами в не существующем доселе  государстве. Профи юристы «аля талибан» предлагают по  мотиву поговорки «Изношенный шёлк не годится даже на ослиное седло» принят Конституцию, свергнутого в 1973 году двоюродным братом Довудом - короля Мохаммада Захиршаха.

    О том, что согласно Конституции 1964 года, Афганистан был конституционной монархией, и что король обладал неограниченными полномочиями, совмещал чуть ли не весь государственный аппарат, и то что полномочия падишаха, муфтия, верховнего главнокомандующего, спикера парламента, министра иностранных дел, министра обороны, премьер-министра, и вдобавок функции суда, были сконцентрированы в одном лице, талибы почему-то хитро и вероломно умалчивают. Королю было предоставлено право объявлять войну, соблюдать или нарушать международные права, назначать выборы, осуществлять другие, не контролируемые действия и принятия решения.

    Наверняка, судя по этим заявлениям их руководителей, они неадекватно оценивают события вокруг себя, и намерены вернуть историю вспять, не осознав неисполнимость этого  дела, которого никому ещё не удавалось сделать.   История не имеет сослагательного наклонения, она канула в Лето.    

    Монархический период в Афганистане воспринимается неоднозначно всеми афганцами. Оно начиналось с 1931 года  с убийством видных таджикских и хазарейских лидеров, как Мухаммадвалихон Дарвази, Хабибуллои Калакони, Абдулхолик и других, которые боролись против единоличной гегемонии пуштунов.  По мнению известных историков, в это время с 1933 по 1973 г.г. возобладает напряжённость в обществе, стагнация феодального порядка и строя, и что немаловажно оно отличается нестабильностью и противоборством различных группировок, выражающих интересы различных этнических общин Афганистана (пуштунов, таджиков, узбеков и хазарейцев).

    Кроме того, данная конституция была принята как компромиссный вариант между радикальными исламскими и прокоммунистическими силами, которые намеревались устроить революцию, и следовательно свергнут короля. Революцию, которую осуществил в 1973 Мухаммад Довудхон, бывший премьер-министр.     

    Парламент согласно Конституции 1964 года имел номинальные функции. Король вопреки избирательному процессу  назначал депутатов обеих палат. По-видимому, талибам понравились основы Конституции периода правления короля, согласно которых женщинам запрещалось участвовать в избирательном процессе, избираться и быть избранными. И только при нажиме и давлении афганских коммунистов в 1965 году был принят конституционный закон, изменяющий порядок участия женщин на выборах. При рассмотрении судебных дел тогда действовала двойная судебная система: римская и основанный на практике управления делами шариатский суд. И понятно, что талибы урезают конституцию  в этой части и насадят насильно шариат, рубя руки и головы. Первые внесудебные решения талибовскими судами уже приняты, десятки человек  повешены в Герате, Кабуле, Кандагаре, а десяткам по недоказанным обвинениям отрублены руки и ноги.      

    Талибы тонко подошли к конституционным изменениям, ничего не скажешь. Бугорные советники, по-видимому, перестарались. Ими наверняка  чужая неведомая рука соседней страны с населением 40 млн. пуштунов плескает. Так как, в королевской конституции  особое место в принятие решении на высшем уровне в патриархальном обществе отводится «Лоя джирге» (Совету старейшин) южных племён. Опять же попытка укрепить вертикальные устои  пуштунской  власти, что делает любые попытки переговоров по этому поводу и по будущему устройству Афганистана не возможными. Одним словом навязанная диктатура одной нации над 40 народностями Афганистана на лицо.    

    Но что интересно в данной ситуации.  Все юристы – афгановеды знают, что согласно Конституции Афганистана 1964 года, дари – один из государственных языков страны, наравне с пушту. Дари – родной язык примерно половины населения Афганистана и используется в стране как lingua franca. Не усматривается ли в таких реформах, осуществлённых организацией, запрещённой в странах СНГ, которое превращается в националистическую партию пуштун, попытки сыграть роль рычага постепенного вытеснения всякой таджикскости и ликвидации языка дари из территории Афганистана?

    А причастность талибов[2] к выуживанию из политического и жизненного поля таджиков и языка межнационального общения - дари, на котором говорят большинство афганцев, а это практически 80% населения показывает, что всякие конституционные реформы имеют двойное дно и направлены на разжигание войны, чем на установления мира между народами исторического Хорасана.

    А талибам стоит в назидание сказать, что «Мёртвого слезой не воскресишь».

     

     

    Сергей Рахимов, эксперт по странам Южной Ази



    [1] Движение, запрещённое в странах СНГ

    [2] Террористы, запрещённые в мире

0