Новости партнеров

Самое свежее

Александр Гутин. Об уважении к старости Виктор Алкснис. За неимением беспилотников Россия вооружается китайскими предупреждениями Эль Мюрид. Комендантский час – против вируса или людей? Александр Росляков. Товарищ два президента! Петр Иванов. Даешь личные носильные номера и предоплату штрафов! Эль Мюрид. Круги по воде на Москве реке – мы идем ко дну?
Загрузка...

Штрихи к портрету новой инквизиции в Афганистане

  • «Если человек дурак, то это надолго».

                                                                                       А. Папанов

    Преудивительная, если не сказать беспардонная история случилась в Афганистане.  Не успев, моргнут глазом как власть держащие, так и его оппоненты,  как вся страна пала низ перед натиском самой одиозной организации, находящейся в списках террористов ООН.

    Кто виноват, какие последствия эти игры имеют, и что делать – вот извечные вопросы реального времени в афганском калейдоскопе событий. Они подталкивают к видению, что нужно сомневаться словам и собраться воедино и дать достойный отпор апологетам» школы террора, захватившие целую страну. 

    Талибовский кулак у границ СНГ, похоже, сужается и набирает силу, становясь причиной патовой ситуации в умах и действиях граждан многострадального народа. Невозможно уже свободно дышать на южных рубежах без бдительного ока вновь именуемого эмира – эксплуататора в лице вандала - талиба.  Иногда в силу отсутствия исторической памяти и элементарных знаний о государственном управлении, талибы неосознанно выдают свои зверства под дымовой завесой и личиной «мягкой силы» (soft power). Войны – это необязательно кровопролитные сражения. Полководец Суворов призывал воевать «кашей и лопатой». Ведь важен политический  итог кампании. Суматоха и разброд царит в головах и поведении князей мира сего Афганистана – «Талибан», сопряженные мыслью установления инквизиции Европы в средние века, свидетельствует о вырождении нового монстра с острыми кликами.

    То они под воздействием эйфории быстрой победы,  объявляют о строительстве шариата, то призывают напуганные СМИ к свободному волеизъявлению. При этом им не мешает расстрел 15 человек в городе Джалалабаде, в числе которых оказались журналисты ТВ «Пажвок» и «Ариана».   

    Слов нет – установки и заверения о двойных стандартов в организации борьбы против международного терроризма. И что оно должно получать отпор  по всему миру, который по явной вине внешних игроков, потеряло острие мотива борьбы. 

    Вакханалия, организованная в том числе, иностранцами и их сателлитами  в Афганистане, приобретает новые очертания. Пакистанские дипломаты на условиях анонимности сообщают, чтобы утихомирит  представителей элиты – непуштун в Исламабаде загорается следующая комбинация. Сюда приглашены лидеры узбекской, хазарейской и таджикской элиты, которым вешают лапшу на уши, как бы благопристойно себе подчинит талибам. Рекомендуют дать время талибам время на управление страной по причине неопытности. Иными словами дать карт-бланш одиозному ставленнику террора на убийства по этническому и религиозному признаку.  

    Речь идёт о том, что Пакистан разуверившись в поддержке пуштун, заверил лидеров «Северного альянса» - Миррахмон Рахмони, Салохиддин Раббони, Латиф Пидром, Ахмад Зиё Масъуд, Ахмад Вали Масъуд, Юнус Конуни, Холиди Нур, Мухаммад Мухаккик ва Карим Халили в неприкосновенности. Прибывшие на этой недели по приглашению Имранхана, премьер-министра страны  в Исламабад, они стали свидетелями заявлений пакистанских властей, что «вина ИРП заключалась в том, что в своей политике они опирались исключительно на пуштун» и что  впредь они будут учитывать интересы политической элиты Севера ИРА.  

    Светско-мыслящий афганский дипломат, говоря о вмешательстве чужих стран, в особенности Пакистана в дела Афганистана, приводил в поддержку своей аргументации обычно такую строку:

    Об чубро фуру менабарад, донї чист?

    Шармаш ояд аз фуру бурдани парвардаи хеш.

    (Подстрочный, неофициальный перевод:

     Ручей не проглотит бревно, к чему бы это?

    Стыдится, утопит родной сучок саженца.     

     

    Осведомлённые люди, хорошо знающих природу талибовской квазиэлиты  сообщают, что они вовсе не невинные овечки. Тот же мулло Бародар Гани и его свита, которые прибыли из Дохи в Кандагар 18.08.21 г. находясь в Дубае сбрасывали с себя платье талибовской  морали. Искали клубничку, бежали в ночные рестораны – посмотреть стриптиз.   Они, на словах превознося преимущества талибовского образа жизни, преклоняются перед «золотым тельцом» даже в мелочах: предпочитая виски, коньяк, а в последнее время и водку. Горько было смотреть, по мнению инсайдера, за этими лживыми пуританами от религии, не помнящих  родства.    

    Говоря вещи своими словами, в контексте прихода террористической организации к власти в Кабуле, похоже, формируется вторая волна «Северного альянса». В Панджшер стыкаются влиятельные командиры со всего Афганистана, со своими войсками и вооружением из Нангархара, Тахора, Бадахшана, Парвана, Каписа, Балха, Фаряба и Джузджана. Не за горами открытие северного фронта. Этот шаг направлен на то, чтобы избежать геноцида афганского народа, устроенного  выродком – головастиком, который со временем вырастет в акулу массового террора.         

    Но что парадоксально и примечательно, что заявления и риторика никак не стыкуется с действиями талибов, требующих реванша. Из своих домов выгнаны бывший президент Карзай и бывший глава парламента Муслимёр. Они помещены под домашний арест вместе  с А. Абдулло. Под страхом и риском живут влиятельные командиры и политики в Кабуле, они не могут не выехать, не выйти из дома. С ними для видимости, что-то говорят, советуются. Между тем, главным переговорщикам талибан выступает никто иной, как сын отъявленного террориста №1 – Сироджиддина Хаккани – Анас, замешанный по крайней мере в смерти 100 мирных афганцев.       

    Представляется, что Афганистан под эгидой талибан – это несостоявшееся государство марионеточного характера, призванный рушит и рубит с плеча, не оглядываясь на пагубные последствия для мирного населения.  Французский мыслитель Р.Арон сказал: «Межгосударственные отношения выражаются в специфическом поведении персонажей, которых я назову символическими,- дипломата и солдата». Так что «Конец «Шахнаме» будет интересен», мяч брошен в сторону народа Афганистана, который, как и следует ожидать не потерпит иностранное талибовское иго, скрытое под ширмой ислама.      

     

    Сергей Баширзаде,

    кандидат исторических наук

    Распоясавшийся «благотворитель»

    (Эскизы к психологическому портрету Кабулова)

     

    Мне среди близкого окружения приписывают не знакомое всякому понятие «русофильства», в силу того, что бываю часто приверженцем идеалов «великого и могучего» русского языка, рьяно считаю придание ему достойного статуса и места в общении между никогда братскими народами бывшего СССР. А также по причине восхваления исторических  трудов русских востоковедов – первопроходцев – Семёнова, Снесарёва, Бартольда, Гумилёва, Розенфельда, Киселёва, Пржевальского, Мушкетова, Ханикова, Шишова, Бертельса, Лукницкого  и др.

    Вот недавно попалась мне книга о Петре Великом, великом императоре России,  человеке незаурядном и  эталоном лидерства для всех, прорубившим, как известно  окно в Европу. В книге нашёл его интересный указ, которую с целью распознавания некоторых сторон левизны Кабулова З.Н., спецпосланника по ИРА хочу заимствовать: «Подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением не смущать начальство». Кабулов перерос своим отношением к дипломатической службе вышестоящее начальство, метя, по- видимому,  высоко к карьерным небесам МИД, «пристыдив своим разумением». Одним словом «минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

    В этой связи, выявления психологических отклонений, необходимых для обозначения нынешних предрассудков Кабулова, точнее помогут разобраться читателю в его проталибовском позиционировании.     

    Кабулов вырос в незнакомой среде, в узбекском селе, где к подростку-хулигану, нарушавшую систематически традиционные устои кишлака  относились, мягко говоря, назидательно, но нетерпимо. Именно на подсознательном уровне у будущего дипломата сложилась чувство отторжения ко всякому среднеазиатскому, точнее восточному.

    Со временем чувство внутреннего превосходства Кабулова, как старожила махинатора и последователя всем известного Талейрана переросло в тягостные моменты сомнения в правомочность своих претензий на насаждения культа личности над другими. Это свойство было обусловлено не столько интеллектуальным преимуществом, сколько чувством первенства по праву происхождения.

    Кстати, на шкале нравственных ориентиров и ценностей русского народа одно из первых мест отводится такому качеству человеческой личности, как добросердечие: под этим словом, сейчас уже не употребляющимся и не применяющимся в силу необоснованного размаха всякого рода типажей вроде «кабуловых» - понимается сочувствие человеку, попавшему в сложную жизненную             ситуацию,  сострадание, стремление помочь в беде, оказать милость падшим.            

     В деятельности лиц, похожих на Кабулова в Афганистане сказывается традиции общинного обряда жизни, игнорирующих здравый смысл. Битва на полях завоевания симпатии талибов превратилась по вине Кабулова в острое оружие и стала важным компонентом превращения объекта террора (читать талибан) в субъект международной политики.     

    Иными словами если зреть в корень, талибы, сколько бы сказки Кабулов не плутал от обратного, они как чужеродный элемент в составе народов Среднего Востока, как по причине исторической отсталости, так и по внешним свойствам. Отчуждённость этого лживого политического формирования  выражается во всём. Как представитель степной субкультуры талибы никогда не имели родины в буквальном смысле слова, так как жесткие законы обитания диктовали им передвигаться с места на места, коренившиеся в местах далёких от цивилизации. То есть их жизнь, напрочь, лишена цивилизованного стержня, и ограничивается исключительно примитивными атрибутами традиционного общежития.  

    Как правильно отметил учёный, что: «Если учёный (дипломат) не может объяснить уборщице, смысл своей работы, то он сам не понимает, что делает» (Эрнест Резерфорд).

    Так что, Кабулов в корне не прав в импровизации поддержки талибов. «С паршивого овца, хоть шерсти клок», гласит поговорка в таких случаях. Она адресована инициатором новой «Большой игры» с сомнительной перспективой… Будущее не знает другого гида, чем история. 

     

    Василий Байрамов,

    эксперт по региональной безопасности  

     

1