Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Судьба Фургала: почему сидеть ему в камере безвылазно Русское зло Игорь Олин. Если Соболь пойдёт на выборы, я за неё проголосую Андрей Медведев. Почему в мигранте надо видеть равноправного человека Эль Мюрид. Ротация в ЕР: как провести перемены, не меняя ничего Александр Росляков. Плохому президенту Интернет мешает: Путин обвинил его во всех грехах
Загрузка...

Что такое «оппозиция» и на хрена она нужна?

  • В интернете вышла заметка Хурсанда Хуррамова, который совместно с представителями Радио Озоди провел так называемое исследование ситуации в Таджикистане, после запрещения в стране деятельности Партии исламского возрождения. Интересно озаглавлена данная заметка - Таджикистан: пять лет без исламской оппозиции. И в данном контексте стало интересно, а что такое оппозиция и что оно из себя представляет. Для этого, мы обратились к соответствующей литературе. В научных словарях даётся следующее понятие Оппозиции – в политикедвижение, одна или несколько политических партий или групп, которые противостоят, главным образом идеологически, господствующему правительству, администрации, партии или другому политическому органу, политически контролирующей город, регион, область, страну. Также это политическая деятельность партий, групп и движений, противостоящих правительственному курсу и ведущих с правящей партией (партиями) борьбу за государственную власть.

    Исходя из этого определения возникает резонный вопрос – а была ли когда-нибудь Партия исламского возрождения оппозиционной партией. Партия возникла в советский период и вела активную борьбу с советской властью. Естественно, данная борьба была небескорыстной и активно поддерживалась покровителями извне. После развала Советского Союза и приобретения независимости данная партия легализовала свой статус, но формы своей деятельности не изменила, что привело к гражданской войне в Таджикистане. Уже в начале 90-х годов, у ТЭО ПИВ была возможность трансформироваться в настоящую политическую партию и вести политическую борьбу по всем канонам, которые установлены в демократическом государстве. Однако, проиграв на выборах, она не стала действовать в рамках правого поля, а искало повод, для того чтобы организовать конфронтацию в обществе и в итоге добилась своего – молодое государство вместо, того, чтобы строить основы своей современной государственности, погрязла в пучине раздора и хаоса. На волне этого хаоса ТЭО ПИВ мечом и огнем хотела внедрить свою идеологию, однако и здесь потерпел неудачу. Большинство населения страны отказались принимать идеологию, распространяемую партией и ей, ничего не оставалась как вновь превратится из легальной политической партии в группу вооруженных экстремистов, целью которых было не созидание на блага страны и будущего поколения, а убийства и насилие.

    Несмотря на все это, действующее Правительство во главе с Эмомали Рахмоном для достижения мира и национального согласия вступили в переговоры с представителями данной партии, в результате чего 27 июня 1997 года был заключен мирный договор между сторонами. И здесь ТЭО ПИВ получил второй шанс, трансформироваться в сильную политическую партию и пойти по пути, которое было в свое время осуществлено Ирландской Республиканской Армией, которая прекратив насильственную борьбу трансформировалось в мирное политическое движение в Ирландии (партия ШиннФейн) и стало активно участвовать в политических процессах государства.

    В первые годы после заключения мира, представители партии были включены в состав Правительства, партия носила статус парламентской партии, однако её представители так и не смогли отказаться от своих грязных политических амбиций, т.е. насильственного захвата власти, которое они пытались осуществить осенью 2015 года.

    Поэтому тот посыл, который пытается изложить Хурсанд Хуррамов в своей публикации в корне не верен. ТЭО ПИВ не была и не будет политической партией оппозиционного толка. Пусть в его названии и фигурирует слово «партия», таковой она не была никогда. С момента своего возникновения она была, есть и будет подпольной террористической ячейкой, с которой государство обязано бороться. Как это делается в Испании с группировкой ЭТА, в Шри-Ланке с группировкой Тигры освобождения Тамил-Илама и другими подобными организациями, целью которых является подрыв основ построения государства.

    Также хотели обратить внимание и на ряд других положений, изложенных в статье. В частности, на утверждение старшего научного сотрудника Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, Азиза Ниязи о том, что «закрытие единственной легальной исламской партии на территории СНГ было ошибочным решением. Беда в том, что это партия во многом препятствовала развитию радикализма, могла оттягивать на себя молодежь. Но, тем не менее, время показало, что можно жить и без этой партии». Как раз наоборот деятельность данной партии в Таджикистане приводило к росту радикализма и экстремизма в стране. В обществе распространялись чуждые идеи, которые противоречили основам ханафитского учения ислама, последователями которого является народ Таджикистана. Эти силы пытались внедрить в сознание нашей молодежи вахабитские и салафитские учения и радикализировать их представления об исламе. К чему приводить такое учение мы видели на примере последних событий во Франции.

    Поэтому прав Сайфулло Сафаров, который указывает, что «с момента, когда в стране запретили деятельность ТЭО ПИВ, уже много лет как мы не замечаем никаких террористических актов, ни беспорядков во время выборов ни других отрицательных явлений».

    В заключении хотим отметить, что не стоит идеализировать ТЭО ПИВ и преподносить её как главного борца за справедливость в обществе и государстве. У данной партии была возможность работать и действовать в рамках положений, установленных в Конституции государства, вести борьбу в рамках существующей многопартийной системы государства, тем более по заверениям руководителей партии они обладали широкой поддержкой электората. Почему они от этого отказались, остается риторическим вопросом.

    Шутиев Ш., аналитик

0