Новости партнеров

Самое свежее

Китайцы стали богаче россиян. Кто виноват? Сергей Лесков. Если бы коронавируса не было, его стоило бы выдумать Александр Росляков. Бункерный Путин может спать спокойно – а полегшая под него страна? Эль Мюрид. Перчатки против вируса – или против ответственности власти? Александр Майсурян. Никита Михалков как зеркало. В которое смотреться тошно На смерть протоиерея Дмитрия Смирнова, отвратившего от Бога многих...
Загрузка...

«Он прочен, мой азийский дом, И беспокоиться не надо… » (А.Ахматова)

  • Подавляющее большинство мусульман на планете составляют сунниты:  их более 1 млрд. 100 млн. человек, примерно 85 %. Суннизм преобладает в большинстве мусульманских стран - от Атлантического до Тихого океана. В Азии суннитами являются народы Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, Афганистана, Пакистана, Индии, СУАР КНР (уйгуры). Преобладание суннитов наблюдается в России, Кувейте и ОАЭ. Антипатии между общинами внутри ислама более распространены, чем между самим исламом и другими религиозными верованиями. Например, хотя браки между суннитами и шиитами теоретически не запрещены  при определенных условиях, на практике такие союзы крайне редки. Сегодня оказалось, что не только шииты, но и сунниты суннитам – рознь. А суннитский фундаментализм стал «одним из ключевых событий конца прошлого века».

    Если пояснять кратко, то после смерти пророка Мохаммеда мусульмане разделились на суннитов (от арабск. ахль ас‑сунна – люди сунны) и шиитов (от арабск. шиа – приверженцы). Первые считали, что после смерти пророка никто из людей не может исполнять роль посредника в отношениях с Богом. Божественную волю можно выявить, изучая Коран и сунны – сборники преданий о жизни пророка. Шииты же, напротив, утверждали: после смерти Мохаммеда посредником между Богом и людьми стал Али – двоюродный брат пророка, женатый на его единственной дочери. После убийства Али эта роль перешла сначала к его потомкам, а потом к духовенству, самые видные представители которого у шиитов носят титул аятоллы (знамение Бога). Не секрет, что такие «наместники» Аллаха на земле нередко злоупотребляют своими «божественными полномочиями», обманывая народ, используя их исключительно в свою пользу, для получения наживы и власти.   

    Сначала борьба между суннитами и шиитами шла с переменным успехом, но в конце концов шииты, уступавшие по численности своим оппонентам, потерпели поражение и на протяжении многих веков почти во всех мусульманских странах оставались в меньшинстве. Единственной крупной страной, где им удалось прочно утвердиться, стал Иран.

     

    По меткому наблюдению Анри Тенка (сайт «Центр-Азия»), в мире образовался «Архипелаг суннитов» - т.е. группа «островов», расположенных близко друг от друга и имеющих одно и то же происхождение. Но, несмотря на единые религиозные корни, суннитские организации, обладают диаметрально противоположными целями и методами их достижения. Одни из них, радикальные («Братья-мусульмане», ТЭО бывшая ПИВ, ХАМАС, «Аль-Каида», «Исламское государство», ваххабиты и др.) в отстаивании псевдорелигиозных принципов, но больше -  в борьбе за власть и нефтедоллары, скатились в бесконечные братоубийственные войны, непрекращающийся джихад, экстремизм и терроризм. Ни у кого не было таких масштабных террористических организаций, как у суннитской «Аль-Каиды».  А ТЭО бывшая ПИВ с позором закончила своё существование после организации военного мятежа, попытки госпереворота с целью захвата власти в Таджикистане.

    Другие, традиционные сунниты-пацифисты, например, в постсоветской Средней Азии, благополучно существуют и веруют в рамках светских демократических государств. Руководству этих  молодых независимых республик удаётся сдерживать регулярные попытки суннитского фундаментализма, в лице салафитской,  ваххабитской или др. идеологий, свергнуть нынешние правительства, изменить суть института государства. Салафиты, в строгом понимании этого слова,  должны держаться подальше от всякой политической деятельности. Но время вносит свои коррективы и, например, они представили своих кандидатов на парламентских выборах 2012 года, которые последовали за революцией в Египте. В их практику вошло под видом возвращения к Корану и Сунне – «пустить корни» в обществе, войти во власть и лоббировать «законы божьи». Для салафитов очевидно, что государство должно быть основано на законе Аллаха, то есть на Коране. Коран для них - Конституция, а земные законы, придуманные человеком, не являются авторитетом. Государственный аппарат этими радикалами не принимается, так как, по их мнению, все государства основаны на человеческих, а не на божественных законах. По сути, салафизм в такой интерпретации мало чем отличается от ваххабизма, ставшего на Западе и на территории Центральной Азии символом воинствующего ислама. Население среднеазиатских республик в своём большинстве не приемлет главенство шариата и жёсткого разделения по половому принципу. Кроме того, в его памяти и в сознании молодого поколения навсегда запечатлелись потери гражданской войны 90-х гг. в Таджикистане, событий в Андижане РУ или противостояния на Северном Кавказе, спровоцированных исламскими фундаменталистами. 

    Бывает, что суннитский исламизм пытается выглядеть умеренным,  надевает маску светскости и демократии, как например турецкая Партия справедливости и развития. Или как ТЭО бывшая ПИВ в Таджикистане, которая до сих  пор пытается вредить этому государству из-за рубежа.  Эти партии, как заметил Анри Тенк, с первого взгляда  не имеют ничего общего с радикальными течениями, «однако тоже представляют собой форму исламизации общества и, следовательно, едва прикрытую угрозу для принципа светского общества». Здесь «продвижение ислама представляется не как политический инструмент, а как ключевой вектор общественного единства», попытки «объединить ислам с конституционным соблюдением светских принципов». Подтверждением опасности подобных заигрываний стало то, что Саудовская Аравия некоторое время назад закупила новое украинское вооружение и с помощью турецких спецслужб переправила его сторонникам создания халифата - джихадистам «Исламского государства Ирака и Леванта». ИГИЛ захватил суннитскую часть страны, а иракский Курдистан расширил свою территорию на 40%. Спасаясь от  захватчиков, религиозные меньшинства бежали с суннитской территории, подготовив, таким образом, страну к разделу на три части. Поэтому нарастающая радикальность ветвей суннизма порождает всё новые трагедии, ведёт к убийству единоверцев и иностранцев, создает угрозу для религиозных меньшинств.

    Абсолютное большинство мусульман Таджикистана являются суннитами, но здесь проживает 200-тысячная община исмаилитов (ветвь шиизма). Кроме того,  радикальные исламисты-сунниты, о которых идёт речь, т.е. салафиты и ваххабиты отвергают традиционные школы мусульманского права, в частности ханафитский мазхаб, традиционно распространенный в Таджикистане и Средней Азии в целом.

    Первые сторонники  движения «Салафия» в РТ появились в 2005 году. Их число достигло свыше 20 тысяч человек.  «Салафия» начала вести активную миссионерскую работу не только в Таджикистане, но и в тех регионах России, где высока концентрация таджикских трудовых  мигрантов.  Салафиты нашли сторонников в парламенте и в правительстве республики. «Это опасная тенденция. Салафиты отрицают другие течения в исламе и считают неправильными мусульманами последователей ханафитского толка, к которым относится большинство населения Центральной Азии. А шиитов и исмаилитов салафиты вовсе презирают, допуская их истребление», – считает один из религиозных деятелей. Стало понятно, что за названием «Салафия» скрывается обыкновенный ваххабизм, известный по чеченской войне, который проталкивается заинтересованными силами, и лишь изменил название.  

    Экстремистская организация «Салафия» находится под пристальным вниманием властей и в ЦА, и в Европе. Это - религиозное движение, находящееся в антагонистических отношениях с традиционным исламом, а также с государственными структурами в ряде стран. При определённых условиях такой антагонизм может принимать агрессивные формы вплоть до вооружённой борьбы и терактов.

    Решением Верховного Суда Республики Таджикистан с января 2009 г. деятельность организации «Салафия» на территории государства находится под запретом. Регулярно спецслужбами задерживаются салафиты и ваххабиты, подозреваемые в возбуждении национальной, местнической или религиозной вражды, в пропаганде экстремистских идей, направленных на дестабилизацию ситуации в стране. Мировой опыт показал, что сегодня, вслед за ваххабизмом, ответвление суннизма – салафизм,  трансформировалось в радикальную исламистскую структуру, от которой не приходится ждать ничего хорошего. Следовательно,  упреждающие защищающие меры в этом направлении   весьма необходимы и оправданы.

     

3