Новости партнеров

Самое свежее

Ася Резницкая. Ну здравствуй, это я, патологоанатом... Эль Мюрид. Управление голодом, который лучше всякого участкового Александр Росляков. Почему крылья Путина – Росгвардия, а не авиапром? Великая заслуга Навального Пётр Мордкович. Бить или не бить соседа? Алексей Чадаев. Из глубины глубинного народа
Загрузка...

Игра спецслужб и их детище

  • 6 ноября 2019 года боевики "Исламского государства" совершили вооруженное нападение на таджикистанскую заставу "Ишкобод" погранотряда "Султонобод" в районе Рудаки на таджикско-узбекской границе. Принятыми мерами 15 джихадистов были уничтожены в ходе перестрелки, 5 задержаны. ИГИЛ уже взяло на себя ответственность за эту теракцию. По данным источников в правоохранительных органах, нападение игиловцев является лишь пробой сил и частью глобального сценария дестабилизации обстановки в Центральноазиатском регионе с задействованием сконцентрированных вдоль таджикско-афганской границы формирований международных террористических организаций (МТО). В этом убеждает и то, что значительную часть вооруженных отрядов составляют выходцы из центральноазиатских республик а также ориентированность и их тесные связи с действующим в регионе террористическим подпольем.

    А в том, что терструктуры внутри региона активно функционируют сомневаться не приходится: ежегодно спецслужбами выявляются десятки их ячеек, предотвращаются теракты, задерживаются эмиссары и вербовщики. Единственно, что основную террористическую угрозу и пороховую бочку региона - террористическо-экстремистскую организацию "Партию исламского возрождения", к этому времени удалось нейтрализовать и ликвидировать созданное ею в Таджикистане мощное терподполье. Между тем, именно ТЭО "ПИВ" в планах зарубежных спецслужб по созданию управляемого хаоса в регионе и открытию "горных ворот" из Афганистана для вооруженных формирований МТО отводилась ведущая роль.

    Как справедливо отмечают эксперты, " оценка геополитической реальности вынуждает констатировать, что международное сообщество пока ещё не готово к решительным практическим действиям по искоренению «двойных стандартов» и исключению политизации вопросов борьбы с терроризмом. Наглядным проявлением отмеченного служит применяемый диаметрально противоположный подход к противодействию деятельности террористическо-экстремистской организации «Партия исламского возрождения» (ТЭО «ПИВ»).

    Так, ТЭО «ПИВ» включена в перечни террористических организаций, ведущиеся в Антитеррористическом центре СНГ, Организации Договора о коллективной безопасности и Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества. 12 сентября 2019 года в г. Санкт-Петербурге в ходе 35-ого заседания Совета РАТС ШОС, в котором приняли участие делегации антитеррористических ведомств Индии, Казахстана, Китая, Кыргызстана, Пакистана, России, Таджикистана и Узбекистана,одним из ключевых пунктов повестки дня был вопрос о террористической деятельности ТЭО «ПИВ» как угрозе региональной безопасности и стабильности. По итогам обсуждения принято решение консолидировать усилия всех сторон по пресечению преступной деятельности членов ТЭО «ПИВ» на территориях государств-членов ШОС. Тематика террористической угрозы, исходящей от ТЭО "ПИВ" была предметом обсуждения на проходившем 17 октября международном Совещании руководителей органов безопасности, в работе которого принимали участие делегации более 70 государств и 5 международных организаций.

    В основе указанного подхода - факты недавнего исторического прошлого и нынешней террористической активности ТЭО «ПИВ», связанной с общей геополитической ситуацией в мире. Как отмечает Алексей Конев, «в последние годы Центральная Азия становится всё более значимым фактором геополитического противоборства мировых держав. В силу своего географического расположения в окружении Афганистана, как основного ареала базирования крупных формирований международных террористических организаций (МТО), России и Китая, как ведущих государств-конкурентов, центральноазиатский регион рассматривается в качестве плацдарма и транзитной территории на пути экспансии терроризма из ИРА в СУАР КНР и страны СНГ. При этом упор в уже идущей Большой игре делается не только на отряды боевиков МТО, сконцентрированных в приграничных афганских провинциях, но и ключевое внимание уделяется созданию очагов социальной напряженности и радикализации населениях в самих центральноазиатских республиках. Отсюда и активная внешняя политическая, финансовая и иная поддержка террористическо-экстремистской организации «Партия исламского возрождения», обострение обстановки в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, резкое аномальное увеличение численности сторонников религиозно-экстремистских организаций и нетрадиционных религиозных конфессий в Казахстане и Кыргызстане, попытки спровоцировать приграничные конфликты в Ферганской долине, интенсивное создание в регионе ячеек «ИГИЛ» и т.д. По сути, наблюдается активная работа западных спецслужб в двух параллельных направлениях – афганском и центральноазиатском, где важная роль отводится сопряжению происходящих там событий и процессов».

    Изложенное мнение разделяет таджикистанский эксперт Карим Вохидов, подчеркивающий, что «нельзя рассматривать случайным совпадением появление в приграничных афганских провинциях вооруженных формирований международной террористической организации «Исламское государство» и провозглашение в качестве их основной цели создание «Велаята Хорасан», куда должны быть включены обширные территории Центральной Азии, России и других стран… ТЭО «ПИВ» рассматривается внерегиональными силами как фактор дестабилизации обстановки не только в Таджикистане, но и в регионе в целом». Показания задержанных в этом году правоохранительными органами Таджикистана эмиссаров ТЭО «ПИВ» подтверждают не только наличие контактов главарей этой структуры с нынешним главой «Велаята Хорасан» в Афганистане, но и согласование и координацию действий между ними. Стоит напомнить, что ликвидированная в апреле 2017 года на территории афганской провинции Кундуз ИРА группировка боевиков ИГИЛ возглавлялась Сафаровым Шером, который ранее под контролем эмиссаров ТЭО «ПИВ» прошел диверсионно-террористическую подготовку в одном из спецлагерей.

    Недавно получены новые подтверждения об этой второй теневой стороне преступной активности ТЭО «ПИВ». Так, турецкими спецслужбами задержан гражданин Таджикистана, осуществлявший закупку оружия для формирований международной террористической организации «Исламское государство» (МТО «ИГ») и имевший при себе членский билет ТЭО «ПИВ». Ряд задержанных и ликвидированных афганскими правительственными силами боевиков «ИГ», действовавших в северных провинциях Афганистана, также являлись членами ТЭО «ПИВ». В результате проведенных в начале 2019 года на территориях Казахстана и России антитеррористических мероприятий нейтрализованы «спящие ячейки» МТО «ИГ», большая часть боевиков которых являлись гражданами Таджикистана и сторонниками ТЭО «ПИВ». В самом Таджикистане завершено расследование сотен уголовных дел по фактам тердеятельности членов ТЭО «ПИВ». На основании показаний свидетелей, вещественных и иных доказательств виновные лица привлечены к уголовной ответственности.

    Следует признать очевидным, что ни сейчас, ни в момент своего появления ТЭО «ПИВ» не являлась самодостаточным субъектом, а всегда выступала в качестве инструмента зарубежных спецслужб. Предметно этот аспект сущности ТЭО «ПИВ» раскрывает таджикистанский эксперт Саидходжа Акбаров в своей статье «Две лжи о создании ТЭО «ПИВ»: «Образ мышления, основные идеи и сама структура ТЭО ПИВ была сформирована именно в результате проникновения в Таджикистан чуждого ваххабитского мышления и вследствие подпадания под влияние консультантов и руководителей спецслужб. Ещё в первые годы возникновения этого процесса нахзатовские активисты попали под влияние лидеров международного ислама, таких, как Хасан-аль-Банно, Сайид Кутб, Мухаммад Кутб, Абу Аълои Мавдуди, и слепо следовали их идеям. Вредоносная литература в те годы проникала в Советский Союз через студентов и некоторых госслужащих, которые ездили в командировки в арабские страны. После упрощения процедуры поездок в Советский Союз деятельность зарубежных пропагандистов экстремистских идей в Центральной Азии приобрела серьёзный размах. Они начали переправлять не только пропагандистскую литературу, но и денежные средства для поддержки движения.

    В частности, один из основателей партии нахзат Мухаммадджон Гуфронов был задержан при возвращении после получения образования в городе Андижан Узбекистана соответствующими государственными органами с 200 религиозными и идеологическими книгами, среди которых были книги авторов ваххабитских течений.

    В советские годы была предотвращена другая ситуация контакта с ваххабитским агентом. Один из нахзатовских активистов, житель селения Себистон Дангаринского района Мулло Аджик (Алиев), был связан с зарубежными студентами из арабских стран и в сотрудничестве с суданским студентом Зубайдом Содисом пытался доставить для нахзатовцев идеологические и религиозные книги с арабским алфавитом, изданные в небольшой типографии. После разоблачения этого плана по письму Министерства иностранных дел СССР в посольство Судана этот студент были исключен из университета и депортирован из Советского Союза. Как было отмечено, серьезную роль в формировании мировоззрения населения, а также в следовании идеям партии сыграли революционные руководители Исламской Республики Иран и моджахеды из Афганистана.

    Например, в 1990 году органами государственной безопасности были задержаны гражданин Таджикистана Абдулхамид Давлатов (брат бывшего председателя ПИВ Мухаммадшарифа Химматзода), а также граждане Афганистана - Абдурашид валади Хоркаш, Давлатмад валади Рустам и несколько последователей партии из Кулябского региона.

    По словам нарушителей границы, они получили задание в тогдашней пакистанской разведслужбе и Исламской партии Афганистана, согласно которому они должны были проникнуть в Таджикистан из Афганистана, подпольно связаться с таджикскими нахзатовцами, создать террористическую группу и совершать теракты не только в нашей стране, но и в странах Центральной Азии. По завершении следствия все они судом были привлечены к уголовной ответственности.

    Таким образом, не имеет реальной основы заявление ТЭО ПИВ о том, что она является местной таджикской организацией, она является результатом геополитического процесса, выходящего за рамки Таджикистана».

    К такому же мнению приходит и председатель Национального движения Таджикистана Хоким Мухаббатов, отмечающий, что «сторонники ПИВТ внутри страны ведут себя как тайное общество и управляются через социальные сети из – за рубежа… Кабири открыто признает, что в свое время получал большую финансово-материальную помощь от Пакистана, Исламской Республики Иран и иных исламских государств… ПИВТ по-прежнему не отказывается от силового способа прихода к власти и цели создания исламского государства в Таджикистане. Кабири открыто угрожает руководству республики Таджикистана, что ПИВТ еще не показала всю свою силу и мощь и на что она способна… Очевидно, что в современных условиях при, имеющихся мощных западных покровителях Кабири для ПИВТ дело за вооружением не станет. Со стороны Афганистана ПИВТ могут вооружить за считанные дни».

    О том какую именно реальность несет с собой ТЭО "ПИВ" говорит сам факт преклонения ее главаря Кабири М. перед басмаческим движением 1920-ых годов. Так, эксперт Обидова Т. отмечает: «Кабири эмоционально и тепло вспоминает о басмачах, называя их «воинами, желающими национальную независимость». Предводитель ТЭО ПИВ  критически относится к тому, что советская идеология «специально очернила  «освободительное» движение  басмачества.  По сути, он объявил басмачей «гордыми отцами и дедами», возвёл их на пьедестал, представляя народными героями».

    Образное представление о природе басмачей, их настоящем лице и использовавшихся ими методах дают выдержка из обвинительного акта по уголовному делу одного из басмаческих главарей Муэтдина Усмана Алиева, описывающая лишь один из тысяч эпизодов преступной деятельности: «13 мая 1921 года Муэтдин произвел нападение на продовольственный транспорт, шедший по Куршабо-Ошской дороге в город Ош. Транспорт сопровождался красноармейцами и продармейцами, каковых было до 40 человек. При транспорте находились граждане, в числе коих были женщины и дети; были как русские, так и мусульмане. Вез транспорт пшеницу — 1700 пудов, мануфактуру — 6000 аршин и другие товары. Муэтдин со своей шайкой, напав на транспорт, почти всю охрану и бывших при нем граждан уничтожил, все имущество разграбил. Нападением руководил сам и проявлял особую жестокость. Так, красноармейцы сжигались на костре и подвергались пытке; дети разрубались шашкой и разбивались о колеса арб, а некоторых разрывали на части, устраивая с ними игру «в скачку», то есть один джигит брал за одну ногу ребенка, другой — за другую и начинали на лошадях скакать в стороны, отчего ребенок разрывался; женщины разрубались шашкой, у них отрезали груди, а у беременных распарывали живот, плод выбрасывали и разрубали. Всех замученных и убитых в транспорте было до 70 человек, не считая туземных жителей, трупы которых были унесены мусульманами близлежащих кишлаков и точно число каковых установить не удалось».

    Восхищение Кабири М. басмачеством становится понятным, когда читаешь о порядках, насаждавшихся «ПИВ»-овцами на захваченных ими территориях в 1990-ые годы в Таджикистане. Тогда боевикам «ПИВ» удалось на короткое время создать собственную республику в горных районах Таджикистана. Вот что рассказывает об ужасах, творившихся там, бывший член ТЭО «ПИВ» Иззатулло Саъдулло: «В январе 1993 года, когда Раштская зона временно находилась под контролем ПИВТ, они сразу же образовали свое маленькое государство "Исламская Республика Гарм" и распространили там по своим экстремистским пивтовским понятиям исламские порядки. Президентом этого исламского государства был объявлен член политсовета ПИВТ Саъдидини Рустам, а министром обороны – жестокий командир Ризвон Садиров. Обратите внимание, первыми указами этого самопровозглашенного государства были: "запрет на выход женщин из дома", "длина бороды мужчины должна быть не менее четырех пальцев", "запрет на посещение школы девочками", "обязательный призыв на службу, по два муджахеда из каждой семьи", "в распоряжение боевиков передать запасы продовольствия народа – муку, мед, скот, картошку, яблоки и др.", "запрет музыки на свадьбе" и т. д. Если сравнить эти указы "исламского государства" ПИВТ с указами халифа ИГИЛ, то никакой разницы не будет… Необыкновенное изобретение пивтовцев в Таджикистане, т. н. "бочка-тюрьма" и "бочка-пытка", еще раз свидетельствует о том, что ПИВТ и ИГИЛ – это одно понятие. Это антигуманное изобретение ПИВТ заключалось в том, что пивтовцы содержали людей в железных бочках из-под воды или горючего. Иногда в одну 1-2 тонную бочку бросали по 8-10 человек и закрывали ее на замок. Из такой тюрьмы сбежать невозможно, в большинстве своем люди медленно умирали из-за жары, нехватки воздуха и вони. А зимой в таких тюрьмах умирали от холода. Согласно достоверным источникам, такими тюрьмами в Джиргатале и Таджикабаде пользовались знаменитые командиры ПИВТ Шайхи Ерибек, в Нурабаде - Мулло Абдулло, а в Рохати - Рахмон "Гитлер" и Мансур Муаккалов».

    Как видно, создаваемая атмосфера средневековья, страха, террора и методы преступной деятельности басмачей прошлого века, нынешних ТЭО «ПИВ» и ИГИЛ мало чем отличаются друг от друга. По мнению военного эксперта Некова С., «необасмачи имеют единую со своими предшественниками поведенческую структуру. Носят бороды на единый лад, как признак протестного потенциала, культивируют афганскую одежду т.н. пиронтунбон и т.д. Общий понятийный аппарат и исламская риторика используемые членами ТЭО аналогичен тому как использовали басмачи. Стиль одежды вековой давности, способ ношения бороды, стремление выделятся из толпы опираясь на ложные требования общества, стыкуются с необасмачеством. Уклонение от соблюдения законов, насаждение порядков средневековой инквизиции, обязательный атрибут этого одиозного движения. Данный пункт очень актуален для сегодняшней политической структуры страны, т.к. объявление учителей неверными и запрет на участия в панихиде коммунистов, это не полный перечень поклонение ТЭО басмачеству. Чем вам описание книги «В горах Восточной Бухары» Нальского, где они заживо сжигали сторонников власти, вешали передовых женщин, противились всему прогрессивному».

    После сказанного, хотелось бы обратиться к мировому сообществу, «Стоил ли поддерживать или прислушиваться к членам ТЭО «ПИВ» проживающим в Европе, которые при любой возможности скрывая свою террористическую сущность прикрываются красивым словом «демократия».   

0