Новости партнеров

Самое свежее

Нина Останина о повышении пенсионного возраста до 70-ти лет. Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались!
Загрузка...

ТЭО ПИВ прибавила себе годков

  • История не терпит сослагательного наклонения, не прощает фальсификаций событий, подмены участников, подлогов, подтасовок дат и искажений фактов. Любая ложь имеет своей целью – ввести в заблуждение, обмануть, выставить себя с выигрышной стороны, в лучшем свете. С такой ситуацией не единожды столкнулась не только таджикистанская, но и широкая мировая общественность, которым руководитель Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири несколько лет назад объявил о предстоящем праздновании 40-летнего юбилея со дня основания данной организации. «День рождения» партии  широко разрекламировали и готовились праздновать в апреле 2013 года. Но, откуда взялась эта круглая дата? Кстати, именно сорокалетие не принято отмечать во многих религиях – плохая примета. 

     

    Экскурс в историю

     

    По официальным данным и нашим подсчётам рождением ПИВТ (она же ПИВ, ТЭО ПИВ) следует считать 26 (27) октября 1990 года – день  первого заседания Учредительного съезда. Или же,  4 декабря 1991 года – день регистрации ПИВТ в Министерстве юстиции РТ. Её деятельность была запрещена решением Верховного Суда Республики в июне 1993 года, после того, как  осенью 1992 года, группа активистов ПИВТ провозгласила антиконституционное создание в Каратегине Гармской исламской республики. ПИВТ также явилась одним из организаторов проведения несанкционированных митингов на площади Шахидон с 26 марта по 23 апреля и с 25 апреля по 5 мая 1992 г. Наряду с этим,  стала соучредителем вооружённой организации «Фронт спасения отечества» и создала многочисленные незаконные формирования по всей территории РТ, что способствовало развязыванию гражданской войны.

    После запрета многие руководители и члены ПИВТ эмигрировали за рубеж, главным образом, в Афганистан и Иран. Некоторые из них заняли ведущие позиции в рядах Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). В ИГА (ИРА) в 1993 году было создано Движение исламского возрождения Таджикистана (ДИВТ), куда кроме вооруженных формирований входила сеть групп пропагандисткой и подрывной направленности: газета «Садои муджохид» («Голос моджахеда»), «Радио свободного Таджикистана», информационное агентство «Хуросон-пресс», киностудии,  разведывательные и контрразведывательные службы. Источники финансирования были расширены. Повторно ПИВТ была зарегистрирована 28 сентября 1999 года.

    О каком 40-летнем юбилее можно вести речь, когда вначале ПИВТ рассматривалась лишь как филиал, таджикское отделение Всесоюзной исламской партии СССР, учреждённой в июне 1990 года в Астрахани? Только после этого съезда делегаты Давлат Усмон и Саидиброгим Гадоев, вернувшись в Таджикистан, обратились в Верховный Совет республики с просьбой разрешить проведение региональной Учредительной конференции Исламской партии возрождения, но сначала Сессия ВС, рассмотрев заявку, запретила деятельность ИПВ на территории республики.    Поэтому становится понятно, что до 40-летнего юбилея ТЭО ПИВ ещё очень далеко. Если, конечно, доживёт.

     

    Мастера фальсификации и мистификации

     

    Откуда же взялась пресловутая цифра - сорок?

    Сегодня представители ТЭО ПИВ заявляют, что до 90-х гг. их партия более 20-ти лет существовала нелегально. Вспоминают о том, что 20 апреля 1973 года состоялось учредительное собрание исламской партии, в котором принимал участие Саид Абдулло  Нури. Позже, он сам откровенничал о том, что, ещё будучи молодым, получил «ценные указания» из-за рубежа и в 1975 году создал подпольную молодёжную организацию «Нахзати исломи». Как видим, сами пивтовцы (они же - нахзатовцы) не могут до конца договориться о дне рождения партии, путаются в фактах и датах.

    В начале 70-х годов даже родоначальник религиозно-экстремистского движения в Средней Азии – Исламское движение Узбекистана (ИДУ), с которым ТЭО ПИВ всегда поддерживала связь и продолжает сотрудничать, было ещё только в пакистанском проекте, в колыбели, в зачаточном состоянии. Что уж говорить о советском Таджикистане, где протестные настроения никогда не были ярко выражены и агрессивны. 

    Не может быть, чтобы в 70-годы прошлого столетия, под всевидящим оком мощного централизованного КГБ СССР, имеющего «очень длинные руки» (достающие до самых азиатских окраин), в подполье могла не только появиться, но даже, якобы, действовать, нелегальная структура подобная сегодняшней ТЭО ПИВ! В те времена, когда любой намёк на антисоветское действие и малейшее инакомыслие жестоко пресекался и наказывался. В те годы, когда религия (христианская, мусульманская и др.) не была отделена от государства и негласно состояла у неё на службе. Так же, как мулло Х.А.Тураджонзода, в 90-е годы резко переметнувшийся и примкнувший к рядам ПИВТ. Вездесущая разветвлённая агентурная сеть сразу же выявляла и ставила в известность компетентные органы о том, где и как православные отмечают Пасху, какого мулло мусульмане позвали на худои и в какой махале коллективно изучают священный Коран. Единичные случаи обучения канонам религии на дому пресекались на корню. Немногочисленных богословов-профессионалов знали наперечёт и строго контролировали. Основная часть мулл выполняла  религиозные функции в свободное от основной работы в госсекторе время. Рядовые граждане веровали тайно, не выставляя религиозные убеждения напоказ. В 70-е годы Таджикистан, как и все республики Союза, был советским светским государством в полном понимании этого слова. О существовании какой оппозиционной политической партии или религиозной деятельности в те тоталитарные времена можно говорить, если даже бытовые культовые отправления – крестины, похороны, другие ритуальные обряды находились под запретом или строгим контролем государства? Поэтому, исламской партии, в прямом понимании этого определения, в 73-м году прошлого века, от которого  пивтовцы несправедливо ведут отсчёт, на территории советского Таджикистана не могло быть в принципе и по определению. Не говоря уже о какой-либо её серьёзной оппозиционной или нелегальной религиозной деятельности.  

     

    К чему привели перестроечные послабления

     

    И только в конце 90-х годов, во времена горбачевской перестройки на постсоветском пространстве появилось множество модных формальных и неформальных политических движений, партий, фронтов, фракций. Вот именно тогда родилось новоиспеченное объединение ПИВТ, декларировавшее своей задачей борьбу за объединение всех мусульман СССР. Перестроечные послабления ни к чему хорошему не привели. На самом деле, истинной целью ПИВТ, её радикальной задачей стало построение исламского государства любыми способами. А так как, сделать это мирным, нереволюционным путём не представилось возможным, в ход пошли любые радикальные методы и средства. Пивтовцы во взаимодействии с представителями новоявленных оппозиционных партий и движений, множащихся как грибы после дождя (Демократическая партия, «Растохез», «Лаъли Бадахшон», «Носири Хисрав»), под демократическими лозунгами и призывами организовали многосуточные протестные митинги на главных площадях города Душанбе. Прикрываясь демократическими псевдоценностями, делая вид, что поддерживает их идеи, ПИВТ вошла в доверие светским оппозиционным силам (как сделала это и в наши дни, создав в 2018 г. Альянс). Пивтовцы уже имели опыт физического давления на власть. Ранее, ещё не оформившись в организацию, её будущие члены в 1989 и 1990 гг. участвовали в массовых беспорядках в г.Душанбе. Вооружившись стрелковым оружием, они громили всё и вся. По воспоминаниям очевидцев, столица была превращена в арену противостояний и баталий, запугивания населения и правительства. И это было только начало. Лидеры ПИВТ, окончательно взяв ситуацию в свои руки, превратили митинги из «демократических» в религиозно-экстремистские.  

    Впоследствии эти кровавые события, при непосредственной организации и участии членов ПИВТ, в конечном итоге привели к широкомасштабной гражданской войне с массовыми человеческим жертвам и разрушениями, гонениям на русскоязычное, некоренное население. Вначале противостояния от их рук погибли представители цвета таджикской нации - генеральный прокурор республики Нурулло Хувайдуллоев и первый зампредседателя Кулябской области Сайфуддин Сангов. Далее число убитых пивтовцами жертв неотвратимо росло. Они уничтожали не только политических лидеров, но и представителей мирного неполитизированного населения. На такие «геройства» их сподвиг духовный лидер ПИВТ, уголовник и моджахед  Саид Абдулло Нури, который открыто  в СМИ призывал «стрелять в сторону кафиров, и даже если выстрел не будет точным, то есть ангелы, которые эту пулю будут сопровождать, и таким образом вы попадете в сердце этих неверных». Под кафирами подразумевались все те, независимо от национальности, вероисповедания и социального статуса, кто не разделял их точку зрения и не поддерживал боевые действия. Провокационные действия и заявления ПИВТ способствовали росту числа убитых, без вести пропавших, беженцев, хаосу, вооруженным столкновениям, мародерству, грабежам, насилию и бессмысленным убийствам. Страшным результатом развязанной исламистами при поддержке внешних покровителей войны стали более 150 тысяч погибших и пропавших без вести людей, около 1 миллиона беженцев и перемещенных лиц, материальный ущерб народному хозяйству страны на более чем 7 миллиардов долларов.

     

    Разрушительный карт-бланш

     

    В мирное время ПИВТ сменила тактику во имя стратегии, надеясь получить  единоличную политическую власть в Таджикистане. Её мимикрия и приспособленчество начались уже после подписания Общего соглашения об установлении мира и национального согласия, когда боевики ОТО, совершившие противоправные деяния, были амнистированы, вошли в состав правоохранительных органов, а элита ПИВТ по 30-процентной квоте заняла посты в правительственных структурах. Поняв, что с властью лучше дружить, ведь «худой мир - лучше доброй ссоры», почувствовав преимущества таких взаимоотношений и мирного сосуществования, лидеры ПИВТ надели маску благочестия и сделали вид, что отказались от своих прежних намерений - построить (совместно с ИДУ) на территории нынешнего Таджикистана Всемирный Халифат. Для этого партия с марта 2010 года начала реализовать новую тактику, рассчитанную на парламентские выборы 2015 года.

    Правы аналитики, которые считают, что и никогда «ПИВТ не интересовало развитие страны, равно как и национальные ценности. Перед ней стоят другие цели и задачи – те, которые стояли ещё во времена её зарождения. Истинными намерения этого политического объединения является постепенная исламизация общества незаметными способами и путями с конечной целью свести на нет светский характер государства».

    Разрешение на легальное существование и деятельность партии подобного типа на территории Центрально-азиатского региона стало примером толерантного и поистине демократичного отношения властей Таджикистана к интересам своих граждан. В свою очередь, ПИВТ стремилась как можно более «плодотворно», в своих коварных целях использовать данный государством карт-бланш и некоторые послабления. При этом, нередко исламисты нарушали «очерченные границы», превышали данные им полномочия: огромными тиражами распространяли диски с записями экстремистских проповедей и нелегальную религиозную литературу; пытались одеть молодёжь в несвойственную для РТ одежду, отрастив им бороды, ввести многожёнство; диктовали нормы поведения и обычаи, чуждые таджикскому народу и т.п.  

    В нужный для них момент лидеры ПИВТ открыто заигрывали с властями, и это была опасная ситуация, потому, как за этим угадывалось скрытое лицемерие. Например, критикуя и выступая против деятельности радикальных исламистских организаций «Хизб-ут-тахрир», «Салафия» и «Джамоати таблиг», видя в них «конкурирующую фирму», ПИВТ в то же время не прекращает, а только активизирует своё сотрудничество с ИДУ (ИДТ) и «Братьями мусульманами».  Так, ПИВТ, имея официальный статус единственной зарегистрированной исламской партии в регионе, «работала» внутри нашей страны, а ИДУ (ИДТ), базируясь в Афганистане и Пакистане, проводила с помощью и посредством ПИВТ отдельные террористические акции, как в Таджикистане, так и на территории других азиатских стран. При этом лидеры таджикских исламистов публично позиционировали себя как партия конструктивной оппозиции, сотрудничающая с властями Таджикистана.

     

    ПИВТ: лидеры и члены

     

    Реже всего в ПИВТ вспоминают своего идейного отца Кори Мухаммаджона Рустамова, больше известного в религиозных кругах как Мавлави Хиндустони. Для исламистов он является Марксом-Энгельсом-Лениным в одном лице, но его лавры незаслуженно присвоили себе последующие председатели. 

    Например, М.Кабири никогда не являлся сильной и влиятельной фигурой, т.к. подавляющее большинство членов названной партии крайне негативно относятся к его открытому сотрудничеству с Западом. Полусветскость нынешнего лидера партии, занимающегося более самопиаром, бизнесом, личным благополучием, нежели чем руководством  деятельностью партии, не устраивала большинство рядовых членов ПИВТ. Им был ближе и понятнее боевой радикализм таких однопартийцев, как боевик Али Бедаки (Алоуддин Давлатов) и члены его банды. Хотя, М.Кабири заявлял о том, что «мы несли, несём, и будем нести ответственность за все вопросы, касающиеся мира и войны в Таджикистане», в самые ответственные моменты он и члены его партии «прячут голову в песок», делают вид, что проблем нет, что выявленные или пойманные с поличным террористы из ТЭО ПИВ им не знакомы, не имеют к партии никакого отношения.   

    В своей деятельности М.Кабири старался отработать обе линии, заявленные в названии партии: религиозную и политическую. А десятки тысяч её членов и сторонников были  введены в заблуждение, поддавшись искушению вступить сюда лишь потому, что в её названии звучало определение “исламская”. Основным её электоратом были верующие люди, которым трудно отделить традиционный ислам от политического. Они состояли в ПИВТ только потому, что для них это была «партия Аллаха».

    Сегодня интересы ТЭО ПИВ, несмотря на изначально  заявленный приоритет религиозной направленности, имеют явные политические намерения, конечным результатом которых, является приход к власти в Таджикистане. У воспитанника советской школы с комсомольской закалкой, выпускника светского дипломатического института М.Кабири политическая направленность стала превалировать. Закономерно, что его, представителя традиционной совдеповской закваски более тянуло в политику, чем в дела религиозные, к которым всё же обязывало название партии. Хотя, и в теологическом плане он старался не выглядеть пассивным. Но, сердцу не прикажешь – парламентская, политическая и общественная деятельность, а особенно, связанный с ней блестящий публичный антураж выступлений, приёмов и банкетов, до сих пор занимает его более чем всё остальное. На обломках детища С.А.Нури  он при поддержке и финансировании иностранной спецслужбы строил, реформировал структуру ТЭО ПИВ «под себя», сообразно собственным амбициям и планам, прикрываясь благими намерениями, которыми известно куда, вымощена дорога! Действительно, тысячи верующих мусульман являются президентами, министрами, депутатами, обладают властными полномочиями. Но, при этом, подавляющее большинство из них не получали политических дивидендов и не пришли во власть, спекулируя на чувствах верующих.

     

    Был  ли повод для поздравлений?

     

    Хотя, мы и оспорили 40-летнюю дату со дня образования ПИВТ, но в таких случаях принято подводить итоги, выступать с поздравлениями и дарить подарки. Но это – лишь в случае, если у именинника имеются достижения и успехи, которые пошли на пользу окружающим. В случае с ПИВТ, за все годы её деятельности, какой бы длины она не была - в памяти высвечивается лишь негатив – терроризм и экстремизм. Следовательно, поводов для искренних поздравлений не было никогда.   Что касается подарка, то от государства ПИВТ получила его уже давно, в начале 90-х годов на заре своего образования. Это был очень ценный подарок – регистрация, легализация партии. Но, подарок пошёл не впрок!      

    Напомним, что терроризм с первых дней был составной частью борьбы ПИВТ. В годы гражданского противостояния она часто прибегала к такому методу оказания давления для достижения  узкопартийных целей. Список жертв её террора велик, в нём - видные деятели республики, сотрудники международных миссий и организаций из стран, которые сегодня ТЭО ПИВ хочет видеть в числе спонсоров, сторонников или защитников.  Но нет никакой гарантии, что методы террора со стороны этой организации канули в Лету. «Пока существует ТЭО ПИВ Таджикистану не миновать новых потрясений, связанных с экстремизмом и терроризмом».

     

    Пулод Гафаров, Рустам Алимов, политологи,

    в знак солидарности со статьёй С.Акбарова

     «Две лжи о создании ТЭО ПИВ»   

     

0