Новости партнеров

Самое свежее

Захарова хотела посадить в лужу Чубайса, но, кажется, села туда сама Почему развалился СССР: обезьяна в человеке победила человека Михаил Делягин. Франция, Польша и Италия снижают пенсионный возраст. Мы – наоборот Патриотизм – не пустой звук. Лишенную его страну враги сожрут на раз Как можно было сделать пенсионную реформу не казнью народа, а помилованием Патриарх против абортов: наказать худую мать рублем – и точка!
Loading...
Loading...
Загрузка...

Алексей Живов. Пусть неудачник-вкладчик плачет, когда банк – банкрот!

  • Федеральное Агентство по страхованию вкладов (АСВ) подает иски к физическим лицам, которые успели забрать свои средства до отзыва лицензий у проблемных банков. В АСВ считают, что эти лица знали о проблемах банка, потому должны вернуть свои деньги на счета. Не чужие – свои! И потерять их на всегда. При этом к Центробанку, который был осведомлен о всех проблемах, у АСВ претензий нет.

    В этот переплет попали тысячи клиентов по всей стране. Возможно, кто-то из них действительно был предупрежден о проблемах с банком, кто-то – нет. Но какая разница? Люди спасают свои деньги из кредитных учреждений, которые по Закону должно защищать от банкротства государство, но оно не делает этого.

    У многих банков, как например у ПСБ, проблемы начались именно тогда, когда ЦБ своими неумелыми или осознанно вредительскими действиями стал подтачивать их деятельность. Вины российских банков в том, что в России полностью прекратились внешние заимствования, нет. Как и в том, что на фоне торжественных клятв в о дружбе и сотрудничестве между РФ, Китаем и Индией ни одна из тех стран не торопится заходить на российский межбанковский рынок. Это все – ответственность президента и правительства. Это они уполномочены заботиться о безопасности и процветании экономики.

    Однако именно частные банки, а вслед за ними наименее защищенные субъекты хозяйственных отношений – частные лица – становятся крайними.

    АСВ и ЦБ начинают действовать не как национальные регуляторы, задача которых по закону – обеспечивать стабильное развитие экономики и банковской системы. А как рейдерские структуры действующего режима, который, видимо, отделил собственные интересы от интересов бизнеса и общества.

    Мне доводилось лично наблюдать процесс крушения Московского Залогового Банка, через который проходило до 70% бюджета Московской области. Скандал не улегся до сих пор, хотя с момента отзыва лицензии прошло 10 лет. МЗБ умер, потому что руководство, акционеры и крупнейшие вкладчики банка (должностные лица правительства Московской области, Кузнецов и т.д.), действуя в сговоре, систематически выводили через кредитные и вексельные деньги банковские активы за рубеж.

    В результате область лишилась половины своего бюджета, тысячи частных вкладчиков и юридических лиц потеряли все сбережения и оборотные активы. А менеджмент вышел сухим из воды, получил золотые парашюты и стал работать в других кредитных учреждениях.

    На моих глазах происходила трагедия юрлиц, когда у них пропадали в банке все оборотные средства, в том числе по госконтрактам. Ко мне обращались люди, потерявшие там от нескольких миллионов до нескольких сотен миллионов. Для многих это была невосполнимая потеря – жизни, бизнеса, репутации, здоровья…

     

    Так можно ли обвинить людей, которые пытаются спасти свои накопления от мошеннических действий государства и менеджмента, в том, что они действовали с неким умыслом или нанесли кому-то ущерб? Конечно, нет. Каждый имеет право бороться за свои средства любым доступным способом.

    Про историю с исками АСВ на канале Царьград был снят сюжет такого содержания: мужчина в срочном порядке снял свои сбережения из ООО "Лесгазнефтьспербанк" за несколько дней до отзыва лицензии. Деньги он потратил на лечение онкологии у своей дочери. Она поправилась. Однако через год АСВ потребовал, чтобы клиент вернул все его деньги в давно мертвый банк и встал в очередь на компенсацию.

    Тот со слезами на глазах доказывает, что забрал деньги на лечение дочери и ни о каких проблемах банка не знал. Но сама постановка вопроса таким образом выглядит издевательской.

    На наших глазах в стране сначала в области административного права, а потом в гражданских сделках де факто отменена презумпция невиновности. Что само по себе является преступлением и должно преследоваться по закону как покушение на конституционный строй.

    По Гражданскому кодексу РФ все субъекты правоотношений априори добропорядочны. Никто не вправе обвинять в обратном, если вина человека или организации не доказана в суде на основании равного состязания сторон. И если не ошибаюсь, в споре между корпорацией и гражданином суд должен вставать на сторону последнего, исходя из несопоставимости ресурсов.

    Но мы имеем совершенно обратную ситуацию. Во всех спорах, где государственные и окологосударственные корпорации противостоят физическим лицам, суды и следственные органы встают на сторону государства. И этим подрывают сами основы "общественного договора" или констатируют де-факто его отсутствие.

    Страшно представить, куда нас заведет подобная практика.

11

Комментарии

2 комментария
  • Юрий Попов
    Юрий Попов2 февраля 2018 г.+1
    Подобная практика должна привести к краху финансовой системы, основанной на спекуляции валютой и наживе на вкладчиках и заёмщиках. Кроме того, открытая информация об уставном капитале банка может заставить вкладчиков думать, прежде чем отдать кровные в банк с уставным капиталом 1 000 000 000 рублей...
  • Андрей MastersInc
    Андрей MastersInc2 февраля 2018 г.
    Хочу задать автору вопрос, а что по вашему означает понятие БАНК? Для чего он вообще, каковы его функции. Причём не декларируемые, а реальные? Ведь заведомо ясно, что то что происходит, должно происходить. Странно было бы, если бы это не происходило. Банк, это частная контора, по производству ДОЛГА. Других функций ФРС, МВФ и Ценробанк им не делегируют. Это профильная функция. Самое интересное то что они не подотчётны государству, согласно КОНСТИТУЦИИ. Думать надо было когда конституция принималась. Теперь пришло понимание, да такое, что думать страшно. Ну у кого одни долги, тому не страшно. Устройство государства надо менять, вместе с конституцией. Вот тогда, думать будет не страшно.