Новости партнеров

Самое свежее

Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались! Как нам перейти от деградации к развитию? Рецепты есть, желания не видно…
Загрузка...

Сергей Лесков. Чем для нас хорош и плох рост популярности армейской службы

  • Отгремел последний звонок в школах России – в вузах началась приемная кампания. В этом году 645 тысяч выпускников на 336 тысяч бюджетных мест. Кроме того там еще 260 тысяч платных мест. То есть получить высшее образование может более 90 процентов вчерашних одиннадцатиклассников.

    Армия или вуз – это жизненная дилемма для молодого человека на протяжении последних десятилетий. Правда, сейчас картина изменилась. По недавнему опросу 64 процента наших граждан считает, что срочная служба желательна для всех здоровых мужчин. Рекордный показатель, прежде он не поднимался выше 41 процента.

    В 2005 году, накануне эры Сердюкова, генералы до полусмерти напугали общество намерением призвать всех студентов на срочную службу. После второго курса или после получения диплома – как получится. Призыв тогда превышал 400 тысяч в год. Лямку тянули два года, студентам светил год, но для них год идет за пять. Светлые умы возопили от ужаса и возмущения.

    Кампания провалилась, и скоро настали иные времена. Сейчас призывников 260 тысяч, и армейской фобии пришел конец.

    Трудно найти еще страну, где армия имела бы столь сакральное значение и воспринималась как важнейшее условие сохранения государства. Как говорил батюшка-царь, у России два союзника – армия и флот. Но повальный ужас, который вызывала военная служба у молодых людей под конец СССР плохо вязался с этим утверждением.

    Взрывной рост коммерческих образовательных услуг в 1990-е годы был вызван вовсе не проснувшейся у молодежи тягой к знаниям, а элементарным стремлением избежать призыва. Пусть образование фиктивное, диплом – липовый, зато отсрочка – настоящая. Обрить лоб – хуже, чем снять скальп.

    Кстати я уверен, что разросшаяся донельзя сфера платных образовательных услуг стала раковой опухолью, которая разъела систему высшего образования, заметно снизив уровень высшей школы. Иммунитета к легким деньгам в природе не существует. Все в государстве связано в тесный клубок, и кризис высшего образования стал следствием в том числе затянувшейся реформы армии, которая на долгий срок превратилась из союзника в пугало для общества.

     

    Итак раньше высшее образование воспринималось как способ откосить от армии. Теперь же, я думаю, популярность службы вызвана стремлением откосить от жизни. Молодежи – особенно на селе и в малых городах – просто негде работать. Молодой специалист получает сущие гроши. Да и денег на учебу даже башковитым людям часто неоткуда взять.

    Армия, из которой удалось отчасти выкорчевать дедовщину, обеспечивает человеческие условия существования. Там следят за здоровьем, чего не дождешься на «гражданке» при тотальном развале здравоохранения в провинции. Там накормят и отмоют, дадут профессию, не позволят разложиться от глупого досуга. По сути армия стала бесплатным пансионом для недорослей, желающих превратиться в настоящих мужчин. При плачевном состоянии российской экономики и трудового рынка это самый ясный путь социальной адаптации.

    К тому же на госслужбу теперь можно поступить лишь после армейской службы: ведь в армии учат ходить строем и не впадать в инициативу. Умение выполнять приказы – быть может, самый, в глазах власти, важный армейский урок. Популярность госслужбы у молодежи, по опросам, зашкаливает – хотя никакой романтики или подвига на этом поприще не сыскать. И получается, что погоны – это гарантия сытой и устроенной жизни. Кстати, только что президент посулил силовым структурам повышенную заботу и социальные гарантии. Учителям, врачам и всяким инженерам власть ничего такого не обещает, а только повышает нагрузку на них.

    Сейчас в российской армии 430 тысяч контрактников и 220 тысяч призывников. То есть первых почти вдвое больше, чем вторых, хотя еще вчера генералы в один голос утверждали, что служить за деньги – это кощунство.

    Однако армия преобразилась, на вооружение поставлены новейшие системы, они требуют высокой квалификации. И сегодня неумехи-призывники, которых еще вчера уверяли, что они – главные защитники отечества, отходят на второй план. Вроде послушников в монастырях.

    Но если власть, склонная к милитаризации и при любой возможности пополняющая военное сословие, откликнется на общественный запрос о желательности военной службы, это может стать капканом. Как для всего общества, так и для самой армии. Нашей стране жизненно необходимы ученые и бизнесмены, иначе скоро людей в погонах нечем будет кормить и нечем вооружать.

     

    В 1806 году прусская армия, считавшаяся сильнейшей в мире, была наголову разбита Наполеоном, который собрал войско из так называемых свободных граждан. И тогда Королевство Пруссия провело военную реформу, ставшую примером для всего мира. Там сделали ставку на уровень образованности офицеров. Реформа совпала с научно-технической революцией, с появлением военных технологий. И в 1871 году франко-прусская война закончилась безоговорочным разгромом Франции.

    Армия – одна из немногих сфер российской жизни, где удались реформы. Она стала сильнее – по другим же направлениям мы соскальзываем вниз. Но из этого вовсе не следует, что на вооруженные силы надо повесить все наши нерешенные проблемы, в том числе неустроенную молодежь. Почему бы нам после подъема армии не поднять высшее образование – это ведь одна возрастная группа.

    После Второй Мировой, когда исход вооруженных конфликтов стал определять технический уровень, американский политолог Сэмюэл Хантингтон опубликовал работу «Солдат и государство: теория и политика гражданско-военных отношений», которая стала библией для военных академий США. Там он писал, что главное для современной армии – не подготовка солдат (призывников) и сержантов (контрактников), а профессионализм офицеров, которые управляют системами, созданными по последним достижениям науки.

    Так что надо еще сто раз подумать, что важнее для нас – успешная военная реформа или безуспешная образовательная? Чем будем дальше воевать против всего окрысившегося на нас мира – числом или умением? Умом – или количеством тех добровольцев, которым служба в армии показалась медом в сравнении с упавшей донельзя гражданской жизнью?

7

Комментарии

3 комментария
  • Моис Мабутович Чомбэ
    Моис Мабутович Чомбэ29 июня+3
    Без поднятия уровня образования и науки армия деградирует очень быстро. Юристы, манагеры, экономисты не смогут спроектировать и создать ни танки, ни самолеты, ни боевые корабли. Купить их за нефтедоллары тоже не выйдет, т.к. передовые разработки потенциальный противник просто не продаст. Сейчас средства автоматизированного проектирования позволяют вместо огромных КБ создавать небольшие группы исследователей, которые могут подвинуть вперед целые отрасли. Для того чтобы эти группы сложились нужны школы , в которых навыки передаются от поколения к поколению и накапливаются. Пока еще такие технические школы, оставшиеся от СССР еще есть, но еще пару десятков лет и они канут в лету, если молодежь по прежнему будет видеть вокруг только успешных манагеров, юристов и всяких "финансовых гениев". При таком раскладе даже выучившийся талантливый технарь просто уедет работать за рубеж. Причем это може
  • Моис Мабутович Чомбэ
    Моис Мабутович Чомбэ29 июня
    Причем это может быть не ЕС и США, а уже даже Китай.
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов30 июня+1
    бедность вынуждает людей идти в армию и другие силовые структуры.