Новости партнеров

Самое свежее

Банкир Тиньков может сегодня посадить любого по политической статье! Страсти по «Матильде» – избитый политический прием: уйти от сути к чепухе… Максим Шевченко. Калашников создал великий автомат, а его внукам нужны великие скандалы! Почему наша экономика после выборов президента будет ультралиберальной Олег Кашин. Сечин проигрывает в деле Улюкаева – и начинает свою революцию? А. СТЕПАНОВ. ВСЕГО ЗАВАЛИСЬ!
Loading...
Loading...
Загрузка...

Вазген Авагян. Экономика капитализма: хочешь жить, умей дубасить!

  • Хотя речь идёт о сердцевине экономического знания, постараюсь быть кратким и понятным. Дело в том, что торговля есть обмен, который бывает эквивалентным или неэквивалентным. Обменяться продуктами равной стоимости – значит, по сути, обменяться равными затратами. Эквивалентный обмен не включает в себя обогащения.

    Допустим, вы обменяли шило на мыло.

    Себестоимость шила – 80 коп., и себестоимость мыла такая же. Обе продающие стороны сделали торговую наценку в 20 копеек. Домохозяйство стало разнообразнее с предметной точки зрения, но оно не стало богаче! В него вошёл товарный рубль, но товарный рубль из него и вышел. В целом это соответствует закону сохранения вещества и энергии: если в одном месте нет убытков, то в другом не может быть и прибыли.

    Понятно, зачем шило человеку, у которого много мыла, а шила доселе не было. Оно нужно как бытовой инструмент. Но с точки зрения финансовой обмен рубля на рубль спекулянту представляется бессмысленным. Если вы рассматриваете шило и мыло не как бытовые предметы, а как средства размещения свободных денег, то какой вам смысл менять шило на мыло? Вы владели предметом за рубль, и владеете предметом за рубль. Если отбросить бытовой смысл шила и мыла, то экономически это игра с нулевой суммой!

    Если домохозяйства эквивалентно меняются, то они не обогащаются: по мере роста производства уровень жизни растёт сразу у всех. То есть никто отдельный ни богаче, ни беднее не становится. Сохраняются все пропорции в делении национального пирога: он стал в целом больше, но ваш-то сектор не вырос. Вы берёте больше пирога (по весу) – но и соседи берут больше…

    А это неприемлемо для психологии капитализма. Ведь смешно же, согласитесь, думать, что стремление к обогащению инвестиционного банкира вызвано физиологическими потребностями организма, тем, что ему не хватает колбасы, хлеба или носков! Тут совершенно иной мотив – психологический: доминировать, уйти в отрыв от массы, доказать своё превосходство. Дело совсем не в том, чтобы вместе со всеми получить две пары носков вместо одной пары. Такой рост совершенно неинтересен акулам бизнеса...

    Поскольку цель капитализма – обогащение (именно психологическое чувство превосходства, восходящее к зоологической жажде доминирования), эквивалентный обмен для него не подходит. Единственное, что может обогащать (то есть увеличивать не пирог, а вашу долю в пироге) – это неэквивалентный обмен.

     

    Классика англоязычного колониализма (набившая нам всем в школе оскомину) – обмен стеклянных бус на ведро золотого песка. С неграмотными дикарями этот трюк проходил, да и то не всегда…

    Современный мир слишком информационно-насыщен, чтобы обман неэквивалентного обмена мог в нём долго продержаться. Даже если и будет заключено несколько сделок, обогащающих одну и разоряющих другую сторону, то разорённые и обнищавшие поймут, что их дурят. А если сами не поймут – добрые люди им подскажут…

    Неэквивалентный обмен не может быть выстроен на одном обмане, тем более в современном мире Интернета и всеобщей грамотности. Требуется силовое обеспечение неэквивалентного обмена. Если люди согласны менять товары по-честному, то менять дорогое на дешёвое, или вообще нечто на ничто – дураков не найдёшь.

    Как же быть, если никто не хочет менять дорогостоящие предметы (в которых много невосполнимого сырья, много тяжёлого труда) на предметы пустяковые (штампованные при минимальных затратах сырья и труда)?

    Только одним способом: принудить. Отсюда бесконечные американские интервенции, шантаж т.н. "элит" и столь же бесчисленные американские «некролюции» – «цветные путчи».

    Какова главная примета «цветного путча»? При нём приводят к власти правительства, об интересах США радеющие больше, чем об интересах собственного населения. То есть правительства, которые согласны разорять свои народы ради обогащения американских корпораций.

    Основа такого обогащения (с сопутствующим разорением, которого никто не хочет специально, но которое выступает побочным эффектом чужого обогащения) – неэквивалентный обмен.

    То есть создаётся рынок произвольно назначенных цен, при котором, например, цена доллара устанавливается не паритетом покупательной способности доллара и местной валюты, а игрищами спекулянтов на межбанковских биржах.

    Механизм тут такой: если мы с вами начнём друг другу продавать сторублёвку за тысячу рублей по многу раз туда-сюда и осветим это в СМИ (которые нам подконтрольны), то некий третий владелец сторублёвки поверит, что сторублёвка стоит 1000 рублей. Он не захочет продать свою сторублёвку дешевле (а если обстоятельства принудят – то следующий владелец не захочет). Причина очевидна: дурак ли я продавать бумажку за 100 рублей, если её продают за 1000? Этот механизм касается много чего на практике: например жилья (бешеные цены на квартиры экономически никак не оправданы), бриллиантов и т.п.

     

    США в общем-то агрессивны не от борзоты. Их экономическая система так построена, что делает их обречёнными на агрессию помимо их воли и желания. По принципу «хочешь жить – умей дубасить».

    Переход к эквивалентному – то есть, по-простому, честному обмену (когда производственные и сырьевые затраты обеих меняющихся сторон равны) – уничтожит обогащение. Уничтожение обогащения уничтожит капитализм, построенный на обогащении как на главной, приоритетной ценности.

    Если человеку с капиталистической психологией запретить обогащаться – он почувствует себя как кастрированный развратник. Скажет: «А зачем мне тогда жить, если меня смысла жизни лишили? Лучше уж убейте совсем, чем так…»

    Поэтому капитализму нужно обогащение, а оно требует неэквивалентного обмена, то есть нечестности, обмана. Обман легко раскрывается в информационном обществе наших дней.

    Поскольку никто не хочет добровольно быть обманутым – обман заинтересованные в нём лица вынуждены навязывать силой.

    ВВП США составляет 20% от мирового ВВП. Правда, эта цифра не является полностью верной, т. к. в объем своего ВВП Штаты засчитывают например стоимость некоторых разновидностей услуг, которые другие страны в ВВП себе не засчитывают. Если пересчитать по общим правилам, то с 20% этот показатель уменьшится примерно до 15%. Ну да ладно, пусть будет 20%. А потребляют США – 40% от ежегодно производимого в мире. Но если кто-то производит 20% (или 15%), а потребляет 40%, то ведь за это кто-то должен платить?

    Этот кто-то – остальной мир, который отдает Америке свои товары в обмен на необеспеченные бумажки. При этом происходит огромное перераспределение мировых богатств в пользу США. И тут у них нет выбора: в этом истоки и смысл американской агрессии.

12

Комментарии

2 комментария
  • Иван Лапин
    Иван Лапин22 августа+2
    А капитализм как кот Васька из басни Крылова - слушает да ест!
  • Рососвет Солнечный
    Рососвет Солнечный22 августа+2
    Хорошая продуманная статься, с "некролюцией" капитализма. Я бы добавил бы еще промежуточную стадию в России - "некрополлюцию", связанную с созреванием нашего молодого капитализма, когда ресурсов много, а капитал превращают в стерилизованную мертвую массу.