Новости партнеров

Самое свежее

Путин спутал выражения «выпрямить ноги» и «протянуть ноги»? Политические анекдоты Оксана Добрянская. Выброси всё, что не работает! Грязная антисоветчина и конфликт поколений Александр Росляков. Как мы легко утерли нос дурной Америке Андрей Нальгин. Почему в Москве нельзя категорически защищать женщин от кавказцев Игорь Поночевный. Бог – иностранный агент
Загрузка...

Победа контрреволюции в 1917г

  •    Большевики считали, что вся власть должна принадлежать Советам, а не на паях с буржуазным правительством, что происходит при господстве в Советах соглашателей и на 1 Съезде Советов в июне на заявление меньшевика Церетели, что «В настоящее время в России нет политической партии, которая говорила бы: «Дайте в наши руки власть, уйдите, мы займём ваше место. Такой партии в России нет» он получил чёткий ответ Ленина. Однако тогда большинство тёмного народа ещё шло за соглашателями и даже после ноты Милюкова и возмущения народа, ЦК большевиков , трезво оценивая обстановку, вынес резолюцию: «Лозунг «Долой временное правительство!» потому не верен сейчас, что без прочного (т.е. сознательного и организованного) большинства народа на стороне революционного пролетариата такой лозунг либо фраза, либо сводится к попыткам авантюрного характера». Только тогда мы будем за переход власти в руки пролетариев и полупролетариев, когда Советы станут на сторону нашей политики и захотят взять эту власть». Хотя Ленин и писал крестьянам организованно брать землю не дожидаясь Учредительного собрания. Также и в отношении армии. Вот что писали в прокламации, распространяемой там большевики: «Не нужно соглашаться с буржуазией! Вся власть Совету Р и С депутатов! Собирайтесь на митинги Выносите резолюции! Но и бойтесь провокаторов, которые будут пытаться позвать вас, прикрываясь именем большевиков, на беспорядки и бунты...» Т. о. Партией был взят курс на агитацию народа за советскую власть и на большевизацию Советов, а не на захват власти.

    Когда 8.06, в связи с возросшей враждебностью масс к Временному правительству, большевиками было принято решение о проведении мирной демонстрации под лозунгами взятия Советами всей власти, а меньшевистско-эсеровское большинство 1 Съезда Советов запретило её, то большевики послушно отменили. Но когда, под влиянием недовольства масс, Съезд был вынужден всё же назначить на 18 июня демонстрацию в поддержку Советов и временного правительства, то большевики призвали провести её под большевистскими лозунгами (против министров-капиталистов, сепаратного мира и тайных договоров с антантой), что несколько сот тысяч человек только в Петрограде и сделали. Это показывает, что, с одной стороны массы уже шли за большевиками, а с другой, что большевики не собирались захватывать в тот момент власть.

           Однако приказ Керенского о наступлении на фронте вызвал новую волну озлобления солдат против временного правительства. Солдаты в атаку не шли, были арестованы тысячи людей, в результате неудачного наступления погибло более 10 тыс. человек. Армия бурлила. Поняв, что они теряют власть, члены правительства и прочие контрреволюционные элементы решили спровоцировать выступление ещё неокрепших революционных сил и раздавить их. Керенский тайно вызвал в Петроград верные правительству войска.

        Когда члены Временного правительства создали 3.07 правительственный кризис — трое подали в отставку, то революционно настроенные солдаты решили воспользоваться этим для смещения правительства. Особенно решительно были настроены солдаты 1 пулемётного полка, где вели работу члены военной организации РСДРП(б) «Не считая возможным применить репрессии открытым образом к строптивому полку, правительство решило прибегнуть к провокации. С некоторого времени в полку появились подозрительные личности, подбивавшие солдат на выступление, говорившие, что большевистская партия якшается с соглашателями и что массам... нужно самим взять власть. По решению ЦК военная организация выпустила в июне воззвание к солдатам, призывавшее не верить никаким призывам к выступлению на улицу от имени военной организации: « Товарищи! Требуйте от каждого агитатора, призывающего к восстанию, удостоверение за подписью председателя и секретаря военной организации за печатью военной организации» . Уловить этих подстрекателей было невозможно, солдаты их не выдавали».( Н.Подвойский «Год 1917»). Несмотря на уговоры посланных к пулемётчикам Луначарского, Дашкевича, Петровского, Невского, они, под влиянием провокаторов и анархистов, послали делегатов в другие полки и вечером выступили против правительства. 5-тысячная колонна солдат и нескольких тысяч рабочих пришла к дворцу Кшесинской с требованием возглавить движение за свержение правительства. Не сумев их отговорить, Свердлов, Калинин, Подвойский предложили им мирно пройти к Таврическому и через делегатов заявить о своих требованиях ЦИКу Советов. В ответ на эти требования соглашатели пообещали на следующий день рассмотреть вопрос. Узнав, что на следующий день солдаты и рабочие вновь выйдут на улицу, совещание ЦК и ПК постановило провести мирную демонстрацию, но т. к. днём мирная демонстрация была обстреляна неизвестными, то предложение Троцкого не брать оружие было отклонено и решено не уговаривать демонстрантов разоружиться.

         4 июля десятки тысяч солдат и рабочих вышли на улицы Петрограда. Приехавшему к 11 часам из Финляндии Ленину доложили, что прибыли 10000 кронштадцев, которых не смог отговорить Раскольников, желающих драться, окружили особняк и требуют Ленина. Сначала он отказался, считая что так выразит несогласие, но всё же уступил, проворчав членам военки: « Бить вас всех надо» (М. Кедрин «Из Красной тетради об Ильиче»). Ленин призвал к мирной демонстрации, но у разагитированных анархистами моряков призыв не вызвал сочувствия. Один из гренадёров вспоминал: «Шла колонна, во главе которой был 1 пулемётный полк, за ним гвардейские Московский и Гренадёрские полки и Павловский полк. На всех знамёнах было написано: «Долой коалиционное правительство! Позор предателям - соглашателям! Вся власть Советам!» На углу Садовой и Невского вдруг, точно по сигналу затрещали пулемёты с 3 сторон, а из редакции «Вечернее время» полетели бомбы и гранаты. Масса солдат рассыпалась и залегла. Ошалевшие лошади казаков неслись по спинам отстреливавшихся демонстрантов.» Хотя на Литейном пулемётчики отбили у казаков пушки, но к вечеру правительство смогло уже двинуть против демонстрантов регулярные войска с артиллерией. Начались бои, которые обратили разбившихся на кучки демонстрантов в бегство.

         Главный же удар большевикам нанесли министры — капиталисты. Хотя в то время российская буржуазия не достигла такого совершенства в информационной войне как нынешние члены путинской гоп-компании, но всё же были достаточно искусны. Ещё во время апрельского кризиса они разработали легенду, что Ленин — немецкий агент, присланный Вильгельмом чтобы погубить Россию, по словам некоего поручика Ермоленко. Троим министрам -Керенскому, Некрасову и Терещенко поручили следить за расследованием этого дела министром юстиции Переверзевым. Хотя расследование военной контрразведкой не было закончено, но когда запахло жаренным, было уже не до формальностей и они быстро состряпали обвинительные материалы о том, что большевики получали от Германии деньги и организовывали на них демонстрации. Тут главное — скомпрометировать противника. Вечером 4.07 служба контрразведки пригласила представителей нескольких полков в генштаб и вкратце ознакомила их с обвинением. А поскольку те солдаты были ненамного умнее современного населения РФ, голосующего в сотый раз за всяких прохвостов, рвущихся в Думу, то они легко поверили этим выдумкам. Для большей убедительности контрразведчики, от имени завербованных ими бывшего большевика — ренегата Алексинского и СРа В. Панкратова, дали сообщение об этом в газеты. Даже Церетели и Некрасов были поражены необоснованностью обвинений. У того, человека всё же более-менее порядочного, вышел даже конфликт с Переверзевым («Послушай, ври да знай же меру!»). Эта махинация и известия о подходе верных правительству частей сделали своё дело. Нейтральные полки отправились к Таврическому и выразили поддержку руководству Советов и правительству.

        Так наиболее активные революционные участники событий были скомпрометированы и деморализованы, а правительство и соглашатели, наоборот обрели уверенность и перешли в наступление. Ночью отряды казаков и юнкеров разгромили типографии «Правда» и «Солдатская правда». На следующий день, в результате переговоров , правительство обязалось 1) не допускать погромов и репрессий 2) выпустить всех арестованных 3) мосты свести, а ЦК обязался 1) увести матросов в Кронштадт 2) снять роту пулемётчиков, оставленных в Петропавловке и 3) снять с постов броневики и караулы. «Пока партия, на основании договора работала по успокоению частей, штаб округа собирал и формировал отряды офицеров и солдат — выходцев из мелкобуржуазной среды. Выдёргивались из полков отдельные «надёжные» роты, стягивались буржуазное студенчество, чиновничество. Всё это организовывалось в один общий отряд, которому ВЦИК дал вождя Мазуренко. Отряды старались перещеголять друг друга в погромах и арестах» (Н. Подвойский «Военная организация РСДРП(б) и ВРК 1917г»). На жалобу в исполком о происходящем Либер ухмыльнулся: «Теперь соотношение сил изменилось». 6 июля были разгромлены типография «Труд» и ЦК РСДРП(б), начаты аресты и убийства, правительство отдало приказ об аресте Ленина., он перешёл на нелегальное положение, меняя квартиры.

           Причина поражения революционных сил была та же, что и в июле 1914г — авангард оторвался от основной армии (ещё не готового к решительному бою народа), был окружён и разгромлен — нередкий случай на войне. Но в 1914г сознательные рабочие дисциплинированно отступили. В 1917г тёмная масса солдат и матросов не прислушалась к призывам лидеров и попала в ловушку контрреволюционеров. Сознание решает всё.

1

Комментарии

1 комментарий