Новости партнеров

Самое свежее

Годовщина Навального Ева Меркачёва. Тексты обвинительных заключений хотят резко сократить – зачем? Цвет либерального маузера Николай Травкин. Как наши дамы запугали всю Америку Александр Росляков. Почему Кудрин без ума от нашего карликового роста? Сергей Лесков. Россия выиграла в Казахстане лишь бой с тенью
Загрузка...

Елена Лукьянова. Снова недопустимое ограничение прав граждан

  • Только что "бункерный сиделец" (актер, двойник) подписал принятый Госдумой закон, по которому не может выдвигаться в депутаты и быть избран человек, "причастный" к деятельности экстремистских организаций. 

    А вот блестящий анализ этой "позорной" инновации, как ее оценила директор Института правоприменения доктор юрнаук профессор Елена Анатольевна Лукьянова. Вы должны ее запомнить хотя бы потому, что кромсание "гарантом" под себя  Основного закона страны она назвала "конституционным переворотом".

                                                      х   х   х

    Что не так?

    Первое. Законопроектом ограничивается пассивное избирательное право граждан России (право быть избранным депутатом Государственной Думы), причастных к деятельности организаций, признанных судом экстремистскими или террористическими. «Ой, как же так?», — скажете вы и будете правы.

    Часть 3 статьи 32 Конституции России гласит: «Не имеют права избирать, быть избранными граждане, признанные судом недееспособными или содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». И ни слова ни каких террористических или экстремистских организациях. То есть противоречие с Конституцией налицо. Но не только с Конституцией.

    Проект противоречит еще одному закону — «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В этом акте, который имеет приоритет над всеми остальными избирательными законами, приведен закрытый перечень случаев, когда российским гражданам нельзя избираться в органы власти и местного самоуправления.

    Перечень этот шире, чем конституционный (Конституционный суд разрешил законодателю подобное), но там нет ни слова про сторонников запрещенных организаций. Более того, действует и никем не отменено правило, в соответствии с которым все Федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах и референдумах, принимаемые в РФ, не должны противоречить данному закону.

    Второе. Еще один крупнейший «ляп» законопроекта – придание вводимым ограничениям обратной силы. То есть предлагается ограничить пассивное избирательное право «сторонников и рядовых членов» организаций признанных, экстремистскими или террористическими за год до их признания таковыми, а у их руководителей аж за три года до.

    Теперь уже дважды внеконституционное лишение пассивного избирательного права как мера ответственности с применением обратной силы закона… Непреложная, не требующая доказательств аксиома конституционного права, незыблемый правовой принцип, который безусловно известен любым юристам (бывшим советским, постсоветским, международным) о том, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, нерушим. Это непререкаемая азбука юриспруденции. Но нет. Группа депутатов парламента и с этим решила потягаться.

    Третье. Предлагаемые поправки – «резиновые». Это такой внутриюридический профессиональный термин, обозначающий несоответствие закона принципу правовой определенности. То есть законом не определены четко границы правомерного поведения, заступив за которые субъект правоотношения будет нести ответственность. А раз этого нет, то его действия могут трактоваться и оцениваться произвольно.

    По всем мировым и российским стандартам это недопустимо. В том числе об этом многократно говорил в своих решениях Конституционный суд. То есть любой «резиновый» закон не имеет права на существование. Тем более, рассматриваемый. Потому что он резиновый многажды.

    Во-первых, непонятно, кто такие эти самые «причастные» к деятельности экстремистских и террористических организаций, которых предлагается ограничить в праве на участие в управления государством. Сказано, что это сторонники и рядовые члены. Стою я, допустим, в стороне неподалеку от офиса – я уже сторонник? А если рядовые члены – то значит ли это, что у организации непременно должно быть членство как у политической партии, например?

    Во-вторых, неясно, что значит «консультировал, оказывал организационно-методическую поддержку или помогал каким-то иным способом»? Консультировать можно и процесс мытья окон в офисе, а поддержку оказывать пирожками и термосами с кофе в холодное время года. Кто такие сторонники и рядовые члены организаций?

    А если такового нет, то как тогда? Именно поэтому у специалистов, оценивающих этот правовой «шедевр», закономерно возникают опасения, что он может коснутся десятков или даже сотен тысяч граждан России, которые по каким-то не вполне внятным субъективным причинам не угодят кому-либо из властей предержащих или правоприменителям

    Четвертое и далее. И так уже все понятно – это откровенный правовой брак, недопустимый в нормальном государстве.

    Как бы ни пытались его инициаторы спрятаться за обтекаемостью своих формулировок, всем все понятно – и зачем этот закон и против кого он направлен, и почему такая спешка. Главное – не допустить к выборам реальных конкурентов и удержать власть любой ценой, объявив всех экстремистами и террористами.

-4

Комментарии

1 комментарий
  • Дмитрий Тим
    Дмитрий Тим8 июня 2021 г.+1
    Им надоело играть в кукольный театр "законности и демократии", пусть даже от неё не осталось ничего, кроме фантика. Проще творить всё, что вздумается и переходить к прямой диктатуре.