Новости партнеров

Самое свежее

Николай Травкин. Почему спортсмены продали подаренные им авто? Александр Росляков. Правосудие в РФ: закон ты можешь не блюсти, но президента чтить обязан! Михаил Макогон. Навальный – единственный политический авторитет в России? Ася Резницкая. Кто это был? Артист? Пришелец из другого мира? Лариса Казакевич. Уставшие тараканы в голове. Попытки юмора Париж - Бердичев
Загрузка...

Почему, прилетая в Туву "на отдых", Путин и Шойгу игнорируют ее жителей?

  • ОТ ПУБЛИКАТОРА. Не первый раз СМИ и соцсети задают эти вопросы: "Почему каждый год прилетая "на отдых" в Туву, отпускники Путин и Шойгу игнорируют ее население и руководство? Почему никогда не встречаются с ними?". В самом деле - почему?

    Версии звучат такие. Путин просто боится вопросов, почему вдова Собчака мадам Нарусова в третий раз предствляет тувинцев в СовФеде, не неся перед ними никакой ответственности и ничем Республике не помогая?

    А Шойгу попросту отрекся от земляков. Так мало-помалу столица Тувы Кызыл  стала "российской столицей убийств". Обо всем этом - обширный репортаж на портале Znak.com, который я переношу с сокращениями. 

                                            --  --  --

    Республика Тыва (она же Тува) — один из самых депрессивных и труднодоступных субъектов РФ. Ее столица — город Кызыл — регулярно возглавляет рейтинг опаснейших городов России. Население здесь целыми семьями растит на продажу коноплю, беспробудно пьет и режет друг друга.

    Русские, которые раньше составляли здесь треть населения, со временем превратились в людей даже не второго, третьего сорта. Вместо законов здесь — уклад, вместо чиновничества — родовые кланы, вместо государства — дикое поле.

    По данным аналитиков, в Кызыле в 2020 г. происходило 45 убийств на 100 тыс. человек населения. Для понимания, в ближайшем «преследователе» — приморском городе Артеме — убивали «всего лишь» 35 человек из 100 тыс. В классических пугалах первого мира — Мексике и Бразилии — этот показатель составляет соответственно 19,3 и 29,5 человека на 100 тысяч.

    Первое впечатление по прилете в Кызыл — удушливый запах дыма. В городе отсутствует газопровод и 120-тысячный мегаполис, как и вся Республика, отапливается исключительно углем. Из-за этого зимой над городом стоит смог, а видимость по утрам едва превышает 300 метров.

    Кызыл очень контрастен. В последние годы в Туве начали появляться большие современные здания в буддистском стиле, всего в километре от аэропорта строится крупнейший в РФ буддистский храмовый комплекс, а рядом с ним уже открылся современный спорткомплекс с бассейном. При этом около 60% города представляет из себя частный сектор, над которым возвышаются обнесенные заборами и колючей проволокой новостройки и остатки советских предприятий. Все здания, даже только что открытые, грязны от копоти.  

    Задерживаться на набережной имени Сергея Кужугетовича Шойгу после захода солнца лучше не стоит, так как компании местной молодежи с интересом начинают обсуждать случайного туриста и даже выкрикивают в его сторону что-то по-тувински.

    Безработица, «ганжа», колбаса  

    Официальный уровень безработицы в Туве, по данным Росстата, составляет 19,9% (данные за декабрь 2020 г). Чтобы выяснить, сколько получают жители Кызыла, я решил поспрашивать их об этом прямо на улицах. Как оказалось, далеко не все тувинцы понимают русский язык. А чужаки вызывают у местных настороженность.

    Мне все же удалось пообщаться с миролюбиво настроенными людьми. Никто из опрошенных, по их словам, не получает больше 11-16 тыс. руб. в мес.  

    «Если кто 20 тыс. получает, это уже очень хорошо. Говорят, есть те, у кого зарплаты и 30-50, но это в администрации, для простых людей 15-16 — это потолок», — говорит один из местных жителей.

    По словам другого кызылчанина, работа в республике есть только на шахтах и в муниципальной сфере, но платят там копейки.

    «Если официально, то все работают в соцсфере: кто в школах, кто в садиках. Заводов не осталось, а в магазин, кафе и на рынок можно только через знакомых попасть, и то — если кому надо родственник», — объясняет мой собеседник.

    «Те, кто помоложе, поумней — уезжают на работу в Китай или Южную Корею, но это если семьи нет. Много народу в тайге. Рыба, медведь, лес. А еще у нас конопля хорошо растет…», — многозначительно сообщает горожанин.

    Наркотики — одна из немногих возможностей получить неплохие для Тувы деньги. По словам моего героя, спрос на «ганжу» (так здесь называют марихуану) особо высок в тюрьмах и военных частях на территории республики. Большая часть урожая отправляется на Алтай, в Хакасию и Красноярск.

    В самой Туве «ганжу» покупают мало, потому что практически в каждой семье есть те, кто ее выращивает. 

    «Чтобы собрать ребенка в школу, все выезжают на сбор „ганжи“. Даже те, кто работают официально, берут отпуска, чтобы успеть на деляну. Отец, мать, дети с июля собирают. А как по-другому? Чтобы ребенка в садик взяли, нужно 190 тыс. занести, а работы за такие деньги нет. Поэтому мутимся, кто как может»,  — рассказывает тувинец.  

    При этом, по словам сразу нескольких моих собеседников, в правоохранительных органах знают о промысле. Но «облавы» носят разовый и исключительно показательный характер.

    К слову, до 2012 года в Кызыле работал мясокомбинат, но предприятие закрыли.

    С наступлением сумерек жизнь в городе замирает. Уже в семь-восемь часов вечера немногочисленные торговые центры закрываются, прохожие исчезают, а на улицу выходят нетрезвые компании по шесть-восемь человек.  

    Заказывая через интернет номер в отеле, я был уверен, что селюсь в центре Кызыла, но оказалось, что это, мягко говоря, не совсем так. И теперь таксисты отказываются везти меня в гостиницу. То есть такси через популярное в России приложение вызвать все-таки можно. И на заказ даже приедет машина. Но лишь для того, чтобы водитель наотрез отказался ехать и потребовал отменить заказ.  

    Магазины и даже крупные ТЦ закрываются в семь. В восемь центр Кызыла становится пуст и опасен.
    В Кызыле, где уровень преступности и так бьет все рекорды, есть частный сектор, где даже днем небезопасно из-за огромного числа безработных и большой алкоголизации обитателей. До недавнего времени таким местом был находящийся недалеко от центра города поселок, прозванный Шанхаем, рядом с которым меня и угораздило поселиться.

    В прошлом году после визита столичных журналистов шанхайские фавелы снесли, а людей переселили на окраины. Теперь на месте знаменитого поселка осталось поле и в прямом смысле полтора дома, в которых живут всего несколько человек. Ехать в те края после заката все еще считается опасным.

    Наконец мне улыбается удача: храбрый таксист по имени Шолбан соглашается меня отвезти, но сразу рекомендует спрятать фотокамеру подальше. «Восемь вечера — это последний срок, когда до дому можно добраться без приключений», — говорит он. Из слов водителя становится понятно, что некоторые районы Кызыла представляют смертельную опасность.  

    «После 20:00, если ты нездешний, на улицу ни ногой. А по тебе видно, что ты не местный, значит, по-любому кто-нибудь спросит: „ты откуда?“ При любом раскладе бытовуха будет… Ночью все пьяные», — заверил Шолбан.

    Попытки властей справиться с алкоголизацией населения ограничительными мерами - такими, как запрет на продажу алкоголя после 15:00, не смогли решить проблему, а лишь усугубили ее. Теперь продажа алкоголя стала стихийной, в особенности в и без того неблагополучном частном секторе.  

    Самыми популярными напитками в Кызыле уже не первый год остаются пиво «Крепыш», водка и самогон. А пустые бутылки и следы крови на снегу — привычная картина на улицах и во дворах.

    Черная армия

    Местные утверждают, что многие из мужчин имеют опыт тюремного прошлого либо же привлекались к ответственности по уголовным статьям.  В Туве представители криминала имеют грозное название «черная армия» — это общее обозначение выходцев из тюрем.  

    Помимо убийств в регионе до сих пор процветает рэкет.  

    Как рассказал мне один из местных предпринимателей Ортун (имя изменено по его просьбе), многие сферы бизнеса облагаются данью.

    «Сначала просто приедут на „крузаке“, скажут, кому ты и сколько должен. Не согласишься — сожгут машину, потом дом, а если в третий раз откажешься, то тебя „потеряют“. Енисей длинный, никто не найдет, поэтому либо в бизнес не лезь, либо плати, третьего не дано», — проясняет Ортун.

    На вопрос, сколько приходится платить, он отвечает, что все зависит от бизнеса, а также о того, «с какого раза поймешь».  

    «Обычно до всех доходит с первого. У меня бизнес небольшой, я плачу 30 тыс. рублей. Вот ты щас напишешь, меня найдут, дальше всякое возможно, — грустно шутит Ортун. — Есть те, кто и 50, и 100 или вообще все отдают — за „косяки“. То есть бизнес твой только в бумажке, а все бабки они забирают себе, тебе оставляют только на закуп товара».

    Бизнесмен наотрез отказался называть имена вымогателей, добавив, что обращаться в полицию ни в коем случае нельзя.  

    Почему?

    — Потому что они ездят вместе. Вообще, если к "ментам" попадешь, не вздумай права качать, лучше сразу подписывай, что предлагают…  

    По словам бизнесмена, чтобы твое дело не трогали, нужно иметь связи с «большими людьми» и «помогать» им, если те попросят.  — Москва далеко, а жить и детей воспитывать мне здесь…

    В завершение разговора мужчина посоветовал надолго в Туве не задерживаться и уезжать, пока о визите не узнали «большие люди».  

    — Это в смысле бандитов или в смысле власти?

    — Да какая разница?! — хохочет он. — Просто будь осторожнее и по вечерам не гуляй! 

    Кстати, к официальным властям Кызыла обратиться я пытался и сам — еще до предостережения Ортуна. Зашел в городскую администрацию в надежде найти чиновника, который объяснил бы мне природу здешних аномалий. Но в мэрии мне заявили, что «никого нет» и посоветовали приходить «в другой раз».

    По мнению самих жителей, Кызыл является самым безопасным городом Тувы. В Шагонаре, а также в родном для министра обороны Сергея Шойгу Чадане ситуация еще хуже, а Ак-Довурак пользуется славой самого опасного города республики. Его опасаются даже сотрудники МВД, а таксисты из Кызыла категорически отказываются туда ехать.  

    Русский вопрос

    Еще один мой собеседник, русский по национальности житель Кызыла, говорит, что к представителям «государствообразующего народа РФ» отношение здесь не самое теплое.  

    «Говорят, если ты русский, но еще не уехал, значит должен учить язык. Если русского и тувинца судят по одной статье, то русскому всегда дают максималку. Никакого толка от реформы МВД не было, вообще не понимаю, как "менты" аттестацию проходили. Тувинцы-полицейские отказываются говорить на русском, может, просто не знают языка?» — удивляется молодой человек.

    Мой собеседник уверен, что тувинцы недолюбливают русских, потому что те живут на их земле. Ситуация усугубляется еще и тем, что в последние годы в Кызыл приезжает много тувинцев из отдаленных районов, где русских не было никогда.  

    «Русский для них — это „урус“. Если конфликт с тувинцем, при любом раскладе будешь виноват для полицейских, даже если сам их вызвал. Поэтому в полицию стараемся не обращаться, максимум, если какие-то знакомые есть» — продолжил мужчина.  

    При этом, по словам кызылчанина, отношение ухудшается и к тувинцам, которые общаются с русскими. Аналогичная ситуация, по его словам, даже в детских развлекательных комнатах. Русские семьи стараются приходить туда в первой половине дня, чтобы не сталкиваться с тувинцами.  

    Практически все русские, с которыми мне удалось пообщаться, подтверждают слова о неприязненном отношении к ним со стороны коренного населения республики.  

    И если семейные люди опасаются за будущее детей, то девушки, заканчивающие школу, рассказывают про регулярные окрики на улицах и участившиеся случаи изнасилований. При этом надежды на правоохранительные органы нет. По словам Анны, ученицы 11 класса, в полиции к подобным обращениям относятся с усмешкой. И рекомендуют решить вопрос «полюбовно» с родственниками насильников.  

    Большинство русских стараются как можно скорее переехать в Абакан или Красноярск. Но здесь появляется еще одна сложность. Как рассказал мне сотрудник местной «Республиканской газеты» Сергей, среди тувинцев есть правило — «У русских недвижимость не покупать, когда придет время, сами придем и возьмем бесплатно».

    Отражение российской действительности

    Известный тувинский политик, сын первого президента Тувы Андриан Ооржак встретился со мной, чтобы рассказать о своем видении ситуации в республике. Одна из главных причин, по его мнению, — реформа МВД, которая прошла здесь особенно жестко.  

    «У нас целые районы оказались лишены отделений полиции, в ряде населенных пунктов попросту не осталось участковых. Есть такие отделения, где сотрудники сами боятся выйти на улицу. Бензин и запчасти — за свой счет», — перечисляет он. 

    Ооржак, впрочем, не считает, что можно говорить о притеснении русских в республике, так как в депрессивном регионе одинаково плохо живется всем национальностям.  

    «Здесь неважно, русский ты или тувинец. Просто когда убивают русского, об этом сразу же говорят как о национальной розни. А когда погибает тувинец, это остается незамеченным», — считает Андриан.

    Вместе с тем Ооржак признался, что гонения на русскоязычных в республике действительно были — в конце 80-х и начале 90-х годов, но благодаря своевременным действиям демократически выбранной власти к параду суверенитетов Тува не присоединилась.  

    По словам Андриана, главная проблема республики — не в людях, а в безработице. Даже по данным Росстата, она составляет почти 20%, хотя в реальности, по мнению политика, впору говорить про 60-70%.  

    «Какой выбор может быть у бедного человека? Воровать, заготавливать наркотики, кончать жизнь самоубийством, идти в тюрьму. Чтобы переломить тенденцию, в регионе нужно создавать новые рабочие места», — считает Ооржак.

    По словам Андриана, Тува — это карикатурное отражение российской действительности: «Все, что здесь представлено в такой гротескной форме, в той или иной мере существует по всей России. Но именно здесь, в силу бедственного положения региона, прямо сейчас происходит распад государства». 

    Жизнь по обычаям

    Распад государства… Да, это именно то, что ощущается здесь больше всего. Будто бы находишься в отдаленной провинции Римской империи, куда и во времена расцвета ничего не доходило. А теперь, во время упадка, принадлежность к чему-то общему лишь номинальная. Все остальное устроено и живет по своим даже не законам, а уже обычаям.  

    Находясь в центре Кызыла, я поймал себя на мысли, что нужно взглянуть на крышу администрации. Проверить — есть ли там российский флаг. Да, он там был, но какой-то неуместный, второстепенный. На его месте мог висеть китайский, монгольский или венгерский — такой же бессмысленный и чужой. И вдруг я осознал, что такая мысль — поднять голову и взглянуть на флаг, находясь в российском городе, — зародилась у меня впервые.

    Никита Телиженко.

-6

Комментарии

7 комментариев
  • Василий Туманов
    Василий Туманов4 апреля+5
    В советские времена после такого разгромного репортажа в Туву вылетела бы большая комиссия "наводить порядок". Полетели бы чьи-то головы, дали бы денег. Но не сегодня. Уж если уроженцу Тувы С.Шойгу плевать на земляков, а Путину - тем более.
  • Василий Туманов
    Василий Туманов4 апреля+7
    В России давно ликвидирован Миннац, и заниматься межнациональными отношениями просто не кому. Не Кириенке же с Вайно. Чечня принадлежит России? Формально - да, но живет не по законам страны, а по своим законам шариата. Путин просто боится Кадырова и от страха дал ему ни за что Героя России. А наш "самый западный гарнизон" Калининград? Он давно уже спит и видит себя в составе Германии, которая живет в 10 раз лучше. Если не старшее поколение, то уж молодежь - точно.
  • Виктор Горняк
    Виктор Горняк4 апреля+3
    А что вы хотите от тех,кому даже алфавит создали русские в 30-е годы 20 века. В Союзе там все было как обычно: начальник тувинец,который только подписывал то,что ему готовили технари-русские,а фактически на всех должностях,требовавших образования и технического ума,были русские.И тувинцам сейчас икается за то,что в 90-е повыгоняли русских.Про это ведь молчат.Вот и скатились обратно в средневековье. А драчуны из них как из г.. пуля,один русский мог гонять по 5-6 тувинцев в драке. Работал в свое время на кобальтовом руднике в Хову-Аксы,знаю о чем говорю.
    • Василий Туманов
      Василий Туманов4 апреля
      Спасибо, очень деловой коммент. Видно же,что для Шойги русский язык до сих пор иностранный.
      • Виктор Горняк
        Виктор Горняк4 апреля+2
        В Чадане уголь добывали,глухомань несусветная по меркам Союза да и самой Тувы. В Ак-Довураке асбест.Хову-Аксы,где работал,намного ближе к Кызылу,чем медвежий угол Чадан.Природа,конечно,классная-тайга,горные реки,но тувинцы раньше только овец и верблюдов пасли.Советы их вытащили из темноты,а выгнав русских в 90-е,сами и обрушили все.Даже в 70-е у них неофициально были нойоны(князья по нашему),которым остальные и подчинялись.Был у нас на руднике такой,работал заточником буровых коронок только ,чтобы в тунеядстве не обвинили.А у самого стада овец и верблюдов были в степной части.Денег имел немало даже в Союзе.
  • Дмитрий Тим
    Дмитрий Тим4 апреля+1
    Вот так потихоньку и начнёт распадаться РФ.
    • Василий Туманов
      Василий Туманов11 апреля
      Вчера "Сов.Россия" полностью перенесла к себе эту статью с портала "Знак.ком". Это необычный шаг для 89-летнего главреда Виктор Чикина