Новости партнеров

Самое свежее

Вражда народов как фундамент для политических конфликтов Третий город России Мухославск – или наша региональная политика Александр Росляков. Невидимая рука рынка – это архаизм и простота, что хуже воровства Михаил Поляков. Какими бедами для Кремля может обернуться победа Зеленского? Мы не дотягиваем до нормы ООН по МРОТ. Каким он должен быть? Александр Росляков. Россия помешалась на проблемах Украины – но чужими грехами свят не будешь
Loading...
Loading...
Загрузка...

Константин Семин. Другой театр. Где вместо голой задницы – нагая правда

  • На прошлой неделе – неожиданный звонок.

    – Это Губенко. Приглашаю вас на спектакль.

    Театров я боюсь, не хожу в них и вряд ли начну. Ехал на Таганку озадаченный. Да и название ясности не добавляло: "Концерт по случаю конца света". Какого света? Почему концерт?

    Добрые люди просветили: Таганки давным-давно две. Есть одна, либерально-гламурная. Есть другая, там вместе со своей командой окопался народный артист РСФСР, последний министр культуры Советского Союза Николай Николаевич Губенко. Живут Таганки – стенка на стенку, подпирая друг друга локтями, и представляют два противоположных полюса нашего общественного сознания.

     

    Первое, на что обращаешь внимание в фойе – красный флаг. Не стыдливо собранный в узел и выцветший, не один из двадцати полосатых флагов, а натуральный такой красный флаг.

    В общем здесь его не спускали. И "Концерт" – наглядное тому подтверждение.

    Пересказывать сюжет не буду, сами сходите. Но если вкратце, то

    усилиями современной труппы (актёры играют актёров – застревающих в пробках, нервных, бедных, выпивающих) за три часа перед вами будут развернуты последние 300-400 лет отечественной истории. Точнее, что от них осталось.

    Триста лет, вплотную подкатившиеся к пропасти, которая вот-вот поглотит и Пушкина, и Курчатова, и Блока, и Гагарина, и Рождественского, и Берггольц, и Менделеева, и Минина с Пожарским, и Гапона с Николаем, и Горбачева с Березовским. Всех. Ничего не останется.

    Это пропасть забвения, пропасть деградации, разверзающаяся там, где на Вечном Огне жарят яичницу, а у Родины-Матери танцуют твёрк.

    По всем канонам современного искусства спектакль поддерживается видеоинсталляциями. На экране сменяют друг друга фрагменты кинохроники, ютубовских роликов, телевизионных новостей.

    Сценарист ломает тумблер, постоянно миксует прошлое с настоящим, великое вчера с ничтожным сегодня.

    – Я вас любил, любовь еще быть может...

    – Вот опять уходит тёлка от меня, от меня. Потому что нету денег ни рубля, ни рубля.

    Нахрапистый "герой нашего времени" снова и снова выпинывает со сцены "героев былых времен". В какой-то момент противопоставление превращается в настоящую пытку. Тот, кто сочинял "Концерт", знал, куда бить.

    Вот Маяковский.

    А вот шабаш олигархов на "Авроре".

    Вот Есенин. Вот Горький.

    А вот Прохоров. Вот Клебанов. Вот Матвиенко. Вот вьется вокруг них пишущая и снимающая обслуга. Да, ведь это не на Крейсере танец. Это танец на чьей-то спине!

    – Вы не память о Революции оскорбили. Вы же в детство мое наплевали...

    И звонко из темноты: "Дремлет притихший, северный город".

    Кровавое воскресенье.

    Октябрь 93-го.

    Чечня.

    Дирижирующий Ельцин.

    Прощание с Лениным.

    12 апреля и 9-е мая.

    Блокада Ленинграда.

    Похороны Сталина.

    Семибанкирщина.

    Семибоярщина.

    Вставание с колен.

     

    Сидел я слегка обалдевшим. Не мог поверить. Центр Москвы. Тут же кругом теперь Гоголь-центр шаговой доступности. Садовое Кольцо. Эксклюзивная плитка. 200 рублей в час за парковку и колокольный звон вперемешку со звоном ресторанного фарфора.

    И среди всего этого не просто красный флаг торчит. Тут целый агитационный бронепоезд катается!

    О Ленине – гордо.

    О Сталине – с придыханием.

    О Страстотерпце – презрительно, как заслуживает, не по-поклонски.

    Об олигархах и нынышних управителях – только что не матом.

    – Где ты, где ты, "Аврора", почему молчишь?

    ...В один момент по сцене проплывают флаги всех союзных республик, а за ними – на роликовых коньках, замешкавшийся флаг ДНР. Вы же хотели новаторства? Вот вам новаторство...

     

    С ужасом ждал окончания. Казалось, вся гламурная, золотопогонная, хрустящая бургерами и дореволюционными булками Москва обрушится на невысокого седого человека, который рискнул учинить здесь такое. А он, выдохнув из себя известный (впрочем, всё менее известный) гоголевский монолог, уронил голову в поклоне...

    Сейчас, сейчас ему конец! Его должны освистать, заулюлюкать, раздавить высокомерной тишиной и неловким кашлем.

    Ну в самом деле, кто здесь будет аплодировать Губенко?

    Кому понятны эти упрямые могикане, вцепившиеся в свой несуществующий флаг, под каждой кроватью готовые разглядеть Аллена Даллеса, Мадлен Олбрайт и ненавистное ЦРУ. Какая, к чертовой матери, Аврора?!

    Стоячая овация. Семьсот человек. Я озирался, изучал соседей, и было мне, товарищи, странно. И было мне чудно. И видел я распухшие глаза студентов, играющие желваками лица стариков.

    "Концерт" состоялся. "Конец света", судя по всему, переносится.

24

Комментарии

7 комментариев
  • Жанна Дадэрко
    Жанна Дадэрко2 октября 2017 г.+6
    Понимаю. На фоне всеобщего оплевывания прошлого это впечатляет. Никак мы не желаем принимать нашу историю как она есть. Пытаемся исправить, ссоримся а нужно ведь самим делать историю. Искать всем миром выход. Для нас важна справедливость, а сейчас учат кланяться мамоне
  • Борис Дунаев
    Борис Дунаев2 октября 2017 г.+7
    Блеск! Спасибо, Константин! Аж слеза в конце пришибла...
  • Александр Егоров
    Александр Егоров2 октября 2017 г.-1+1
    А Губенко бы в качестве кого - актера, режиссера, депутата?
  • Viktoria Dobrodeeva
    Viktoria Dobrodeeva2 октября 2017 г.+6
    Браво! Низкий поклон автору и Губенко!
  • Надежда Красная
    Надежда Красная2 октября 2017 г.+1
    Если б кто знал, КАК тяжело потом выходить на улицу в окружающее паскудство.
  • Владимир Василич
    Владимир Василич2 октября 2017 г.+1
    Спасибо автору за такой экскурс на подмостки, а то мы уж думали - конец таганке. Жив, жив ещё курилка.
  • Александр Егоров
    Александр Егоров2 октября 2017 г.
    Таганке пришел конец где-то в начале 80-х. Хитро сделанный Любимов это понял раньше всех и сыграл роль обиженного диссидента. Потом был Эфрос, Губенко, вернувшийся Любимов, которому на западе уже делать было нечего. Спектакли ставились и шли, но к Таганке уже не имели никакого отношения.