Новости партнеров

Самое свежее

За что народ обиделся на Путина? Захар Прилепин: За что воюет сейчас Донбасс и на что надеется Сенсация от Силуанова: курс рубля был силком занижен аж на 15 руб. Зачем? Лаврентий Берия: кто и зачем пугает нас страшными мифами о нем? Государственный капитализм: миф и экономическое содержание Кто виноват в несчастьях стариков? Они и виноваты: больно верили властям!
Loading...
Loading...
Загрузка...

​В мире животных…

  • Продолжая разговор о зоопатиях[1], разъедающих общество и цивилизованный образ жизни, мы вынуждены говорить и о бесполезности кадровых ротаций в условиях распада растленного в массе своей социума. На определённой точке распада становится уже бесполезно менять проворовавшегося начальника: потому что новый ничем не отличается от прежнего. Или ещё хуже. Точно так же бесполезно вводить новые формы контроля и ревизии, потому что они всякий раз вливаются в коррупционную сеть, дополняя её собой.

     

    30 лет (начиная с безумия «перестройки» в СССР) доказали массивом иллюстраций из практики, что зоопатии не чувствительны ни к революционным, ни к административно-клюнийским[2]чисткам.

    Пост-советские «революции» (мы называем их некролюциями, учитывая их роль в падении общества по шкале цивилизованности отношений) приводят к власти раз за разом подонков и отморозков, озверелых хищников и беспринципных падальщиков. Клюнизм кадровых чисток заменяет одних отморозков другими, задача очищения системы от скверны не достигается ни революционерами, ни реформаторами.

    Причина такой безысходности – лежит на поверхности, просто люди не желают её увидеть. В бесконечной болтовне о «свободе», которую никто уже давно не понимает иначе, как вседозволенность и развязывание рук бандитизму – люди не заметили окисления деформации базовых цивилизационных ценностей, собственно, и делавших их людьми, выделявших из джунглей животного мира.

    Чрезвычайно замутнилась способность различать добро и зло, в уме, в речи и письменно – а она для ЦОЖ[3] фундаментальна. Утрачена (во многом, если не во всём) способность к ясному и отчётливому коллективному целеполаганию. Особенно – на длительных исторических дистанциях (на протяжении нескольких лет, тем более – десятилетий). Утрата мышлением свойства ясной, долгой памяти – одновременно и причина и следствие этого замкнутого в кольцо самопожирания процесса.

    Оглушённое дикими сказками про «сталинские репрессии»[4] - общество разучилось бороться со злом и преследовать зло, казнить и подавлять его. А это не право, а обязанность культурного человека: без прополки на грядке любая полезная огородная культура заглохнет в сорняках!

    Оно не знает, чего хочет (особенно в долговременной перспективе) – и потому неспособно проверить исполнение своих желаний. В нём благоденствуют никем не преследуемые упыри и людоеды, которые превратились в «инвесторов» и «работодателей» пожираемой ими человеческой массы.

    +++

    Люди не видят смысла Вселенной и потеряли смысл жизни. В их головах – доисторическая зоопсихология. Её естественным и неизбежным следствием стала смена философии Достатка на одержимость Ненасытности.

    Что такое Достаток? Это стремление к потребительскому изобилию в разумных пределах, то есть рационализация потребительской фантазии. Человеку дан ум, чтобы стремится к нужному количеству потребляемых благ, не больше и не меньше полезной нормы. Но если человек обезумел (его логический аппарат рассыпался и растворился в инстинктах) – то, естественно, рационализация невозможна. В том числе и рационализация потребления материальных благ.

    В самом русском слове «Достаток» заложены нижнее и верхнее отсечение. Достаточно – это одновременно и преодоление нищеты, и разумное ограничение богатства.

    Если вы проследите за моей мыслью, то без труда увидите очевидное, лежащее на поверхности свойство всей человеческой цивилизации: преодоление нищеты ЧЕРЕЗ преодоление произвола и неограниченного обогащения.

    Математика строга: если один взял всё – другому не останется ничего. И с этим не поспоришь. Поэспериментируйте с пирожками на блюде, яблоками в вазе, гарантирую: когда один забрал все их – другой уже не может взять ни одного.

    Зоологический объект про других, конечно же, не думает (за исключением прямого потомства, да и то не всегда). Он (зоопат) – стремится вычерпать любое блюдо, любую вазочку до донышка.

    Он руководствуется простой философией «чем больше, тем лучше». Нужна ему вещь или не нужна, но он присваивает её с мыслью «а вдруг потом пригодиться для чего-нибудь?» и т.п.

    Нельзя сказать, что он совсем не прав. В мире конечных чисел (то есть в мире материальной реальности) он математически прав. Только бесконечность всегда стабильна, не убывает вычитанием и не прибывает прибавлением, умножением (длинна луча, который половина прямой – равна длинне прямой линии, то есть половина бесконености та же бесконечность и т.д.). А любое конечное число возрастает прибавкой и сокращается вычитанием.

    И правило обладания материальными предметами никто не отменял: «если мне – то не ему, если ему – то не мне». Нельзя дать конкретную квартиру N12 одновременно и Петровым и Сидоровым: получится коммуналка. А отдельную квартиру получает или семья Петровых, или семья Сидоровых. И это всей жизнью миллионы раз доказанный факт!

    Поэтому главный водораздел цивилизованного человечества и животного мира – между Достатком и Ненасытностью. Допустим, квартиру N12 получила семья Петровых. Что дальше?

    В цивилизованном обществе все, включая и семью Петровых, станут прилагать усилия, чтобы помочь Сидоровым. Следующая квартира отходит Сидоровым, а не снова Петровым. Но это если психика людей инфинизирована…

    А в случае массовой зоопатии Петровы, хапнув одну квартиру, тут же включаются в борьбу за вторую, пятую, десятую. Они стремятся овладеть всем жилым фондом на протяжении всего времени его строительства. Между ними и Сидоровыми начинается антагонизм, в итоге кто-то кого-то убьёт. В мире животных так всегда и происходит: только один лев остаётся на охотничьем участке, обдристанном его ферментами частной собственности, только один петух выживает в курятнике…

    +++

    Общество, как институт стабильного совместного сожительства, становится невозможным, если захватившие верхние ступени иерархии не резервируют чего-то из благ за представителями нижних ступеней иерархии. Поэтому цивилизацию нельзя совместить с личной ненасытностью; только с философией Достатка.

    Всё, что мы сегодня имеем в практиках, от украинского взаимного пожирания политиканов до российских повышения пенсионного возраста, обложения налогом самозанятых, рост цен на бензин – следствие зоопатии в головах представителей «елиты». Каждый рвётся к власти, чтобы забрать себе всё без остатка, а другим не оставить ничего.

    В таком растленном обществе демократические процедуры превращаются в собственную противоположность. Потому что нет никакого смысла выбирать – какую из лис пустить в курятник. Или какого из волков, будь их хоть сто, впустить в овчарню. Каждая из лис и каждый из волков будут действовать точно так же, как любой другой представитель их вида.

    Современные болтуны «забывают» (часто умышленно), что демократический инструментарий возник в обществах накалённо-верующих, фанатично заряженных идеологией. В Афинах даже Сократа казнили, заподозрив в неуважении к богам! Пуританские общины, в которых в Новой Истории бурлил демократический процесс – параллельно выборам жгли ведьм и доходили до изуверства в вероисповедных практиках…

    В такой среде демократическая процедура (выборы и прочее) – может иметь эффект. Если православный сельский «мир» или собрание твердокаменных коммунистов выбирают из своей среды самого достойного – то и он, и они прекрасно понимают, в чём заключаются достоинства.

    -Спасибо за доверие! – говорит некий Иван Иванович – Я постараюсь оправдать…

    И начинает действовать праведно, исходя из ОБЩЕЙ ВЕРЫ как своей, так и своих избирателей.

    Но если избиратели – воры с доисторической зоопсихологией, и избираемый такой же, то чем становятся демократические процедуры? Тем, чем мы их и видим: оргией лжи, надувательства, вакханалией террора и подкупа, апелляцией к низшим инстинктам и торгом с худшими людьми. Гады, избирая себе предводителя – изберут самого крупного и страшного гада. Что в этом непонятного или удивительного?

    +++

    Но если пандемия зоопатий и духовного растления масс, превращающихся в капризных побирушек с кистенями за пазухой не лечится инструментами демократии, то не лечится она и формальными административными перестановками самодержавных клюнистов.

    Тут тоже действует принцип конечных чисел: от перестановки слагаемых суммы не меняется. Уберите вечность из психики людей – и вы уберёте цивилизацию из их быта.

    Любой царь, какой бы самодержавный ни был – тоже избиратель. И расстановка им кадров – те же самые выборы, только не снизу (как в демократиях) и не сбоку (как в олигархиях). Это выборы сверху. Когда выбирать не из кого – то и выбирать незачем. Во многом это объясняет «кадровый фатализм» В. Путина, сохраняющего годами непопулярных фигур на их должностях.

    Логика проста: этих хотя бы знаю, а новые – будут так же хищничать, но уже с энтузиазмом дорвавшихся до кормушки голодных. Подобный кадровый фатализм историки находят у Петра Великого. Он вздумал перевешать всех казнокрадов, а доверенное лицо ему и говорит: «С кем останешься, государь?»

    +++

    Зоопатия не удаляется из голов приказом. Её преодоление – это сложная просветительская миссия, процесс «стяжания духа мирнаго», говоря языком религии. Легко принудить человека к чему-то, ткнув его револьвером в затылок, но он всегда будет при этом держать фигу в кармане. Например, Л.И.Брежнев каким-то образом принудил служить КПСС миллионы карьеристов, которые в душе ненавидели все идеалы КПСС, но при этом работали и даже выслуживались до высших постов в её иерархии. Делали и говорили, что требуют, а думали, миллионами голов – совсем противоположное…

    И однажды, когда револьвер у затылка отпал – с упоением разнесли всё «дело Ленина» в щепки, вдребезги! Нужно же как-то осмыслить тот факт, что самые активные и деятельные антикоммунисты и антисоветчики – это представители высшего коммунистического руководства…

    Объясняю (и не устану объяснять снова и снова): есть инфинитика, а есть локалисткая психология конечных чисел. Первая порождает обобщённые, невещественные идеалы, вторая – вещизм.

    Рациональность локалисту не свойственна. Им овладевает зоопатия, как в вопросах происхождения человека (дарвинизм) так и в вопросах его поведения (социал-дарвинизм). Это и естественно: вопросы происхождения и поведения нельзя отделить друг от друга, наше «сегодня» - следствие нашего «вчера», а завтра «сегодня» станет вчерашним днём! Поэтому понятие прошлого и настоящего – весьма условны и зыбки. Вопрос о своём поведении человек неизбежно и всегда будет решать через вопрос о своём происхождении (прошлое) и своём предназначении (будущее).

    Для атеизма происхождение случайно и зверино, а предназначение отсутствует в силу общей бессмыслености мёртвой Вселенной. Это создаёт неизбежность убивающего всякую цивилизацию звериного поведения в настоящий момент времени. Не вопрос – хотите вы того или не хотите. КПСС явно не хотела – но разве под силам ей было перешибить объективный закон социопсихики?

    +++

    Сегодня массовые зоопатии социопатологу описывать легко: они как на ладони. Вопрос – будут ли читатели, но не вопрос – будут ли иллюстрации описываемого.

    В основе глобалистской поведенческой модели, буквально кричашей из каждого утюга сегодня - свойственный простейшим, доразумным организмам принцип ненасытной всеядности.

    Он выражаем формулой «чем больше, тем лучше», не знающей ограничений никаким уровнем достатка. В человеческом сознании этот «принцип амёбы» я полагаю психическим расстройством, и дал ему в своё время имя «омниофагия»[5].

    Человек в состоянии ненасытной всеядности теряет как основания, так и цели приобретательства. Он не задумывается над вопросом «почему общество должно предоставлять мне этот предмет?» равно как и над вопросом «зачем он мне нужен?». Принцип прост, завязан на хватательный и глотательный рефлексы простейших: если есть возможность хапнуть, значит, нужно хапнуть.

    Даже если заполнит такую табличку лично для себя – в этом уже будет большой смысл для стабилизации разума, упорядочивания мыслительной деятельности. Но особую пользу табличка принесла бы, если бы стала публичной, как декларации о доходах госслужащих.

    Понимание того, что твои мотивации могут прочитать все – даст человеку особый стимул к рационализации обладания и пользования. Человек всерьёз, критически задумается о своей пользе обществу, говоря грубее – зачем он нужен? Он будет трезвее как в оценке своих заслуг, прав, так и своих страданий и обид.

    Ему будет чисто по-человечески неудобно требовать себе чего-то сверхценного, недоступного большинству сограждан. Да и как рационально можно обосновать претензию в одиночку владеть дворцом или трёхпалубной яхтой?

    Рационализация размещает человека в мире, в котором он живёт, упорядочивает не только работу мысли, но и отношения с окружающими согражданами. По принципу разумной жизни:

    Нетрудно заметить, что в рационализации обладания и пользования вещами – отражается общие принципы логики и рациональности. Требование основания, причин – применяется к любой мысли (далеко не только экономической). Ну, и требование вывода, целеполагания, умозаключения – тоже.

    У всего на свете есть причины. И у всего на свете должна быть цель (следствие разумного сочетания изученных причин). Если это касается всего, то как это может не касаться собственности?

    Поскольку самые тёмные и низшие наши инстинкты – доразумны, то они не ищут причин и не видят следствий. Инстинкт даёт реакцию на типовое раздражение без учёта причин и следствий. В случае с собственностью – это бездумный пожирательный инстинкт простейших организмов.

    Такой человек в состоянии омниофагического расстройства психики не имеет никакого ограниченного круга собственных потребностей: он претендует на всё и сразу. Раз так, то он не может, да и не хочет уважать чужих потребностей, что сразу же закладывает почву для «войны всех против всех», диффузно-зоологического террора, вдохновлённого идеей перераспределения собственности в чистом и голом виде.

    Как следствие, пропадает всё рациональное, что было или могло быть в оценке собственного или чужого поведения. И мы выпадаем из цивилизованного человеческого мира в мир животных.

    +++

    Факторы, которые делают это выпадение неизбежным, я описал. Далее мои возможности заканчиваются, и окончательное решение принимать только вам, мои читатели…

    Хотите вы этого или не хотите? Желаете ли, чтобы человеческая цивилизация закончилась на вас и ваших детях, а мир вернулся к отношениям первобытной саванны на руинах каменных городов?

    Я могу вам объяснить, как это происходит. Но вложить в вас желание жить по-человечески – не могу. Это личный выбор каждого, из миллионов которых по принципу среднестатистического, слагается социальная психология.

     


    [1] Патологическая поведенческая модель и психический настрой, при котором человек руководствуется низшими зоологическими инстинктами, круг его интересов и мотиваций сводится к простейшим и примитивнейшим биологическим регуляторам.

    [2] Клюнизм или клюнийской движение – изначально идеология очищения католической веры от коррупции, которую клюнисты полагали потерявшей первоначальную высоту, пришедшей к обмирщению, растерявшей свои первоначальные идеалы. В более широком (социологическом и политологическом) смысле клюнизм – стремление руководства какой-либо системы осуществить её самоочищение изнутри аппарата, силами самого аппарата вернуть системе её изначальный смысл.

    [3] ЦОЖ – Цивилизованный Образ Жизни (По аналогии с ЗОЖ – Здоровый Образ Жизни).

    [4] Хотя в 1937 году в ГУЛАГе сидело меньше узников, чем сегодня в тюрьмах США. Значительно меньше! И это исторический факт, который никто и не пытается опровергать (его пытаются замалчивать).

    [5] Т.е. «все-пожирание», акулья болезнь воспалённого чувства собственничества, которое, как пожар: чем больше поглощает, тем сильнее разгорается.

    Александр Леонидов; 9 июня 2018

2

Комментарии

2 комментария
  • Михаил Свобода
    Михаил Свобода9 июня
    Многие животный живут по закону достаточности. Если лев сыт и греется на солнышке, рядом с ним могут пастись парнокопытные. Лев не берёт больше чем ему нужно для жизни. Большинство людей живут также.