Новости партнеров

Самое свежее

Вражда народов как фундамент для политических конфликтов Третий город России Мухославск – или наша региональная политика Александр Росляков. Невидимая рука рынка – это архаизм и простота, что хуже воровства Михаил Поляков. Какими бедами для Кремля может обернуться победа Зеленского? Мы не дотягиваем до нормы ООН по МРОТ. Каким он должен быть? Александр Росляков. Россия помешалась на проблемах Украины – но чужими грехами свят не будешь
Loading...
Loading...
Загрузка...

Ольга Туханина. Царь отвечает за свои просчеты головой бояр…

  • У всех сегодня на слуху скоротечный скандал с чиновницей из Саратова, который вышел на федеральный уровень после того, как в сеть попала интересная видеозапись. На ней чиновница говорит: «Саш… Саш… Вставай». Это, разумеется, оскорбило общественность, и тогда…

    Нет, прошу прощения, ошиблась. Это совсем другой случай – с совершенно другой саратовской чиновницей. В мае этого года специалист по опеке и попечительству Мария Мищенко была остановлена инспекторами ГИБДД. Она управляла служебным автомобилем Сузуки в состоянии алкогольного опьянения. А на заднем сиденье спал министр финансов Саратовской области Александр Выскребенцев. Дело же было ночью, господин Выскребенцев был женат, но не на госпоже Мищенко.

    Но и в мае всё тоже развивалось по знакомым нотам. Запись попадает в Интернет, затем краткий скандал и увольнение. О судьбе нетрезвой дамы пресса умалчивает, а вот саратовский министр финансов правительства был уволен «по собственному» губернатором Валерием Радаевым.

    Не прошло и пяти месяцев, как господину Радаеву пришлось отправлять в отставку другого своего министра – труда, занятости и миграции – Наталью Соколову, которая прославилась своей фразой о «макарошках».

    В чём сходство этих двух случаев? За последнее время мы пережили сразу несколько информационных всплесков, связанных с региональными деятелями того или иного ранга. То мы услышали о «золотом парашюте» в Воронежской области. А то в Алтайском крае уволили целый ряд чиновников после скандала с домами престарелых.

    Обстоятельства разные, но сходство в том, что до скандалов федерального уровня фамилии их участников широкая публика никогда не слышала. Более того, после скандала имена действующих лиц моментально будут преданы забвению.

    Оно и не удивительно. Мало ли у нас мелких бюрократов? Никто бы и внимания не обращал на их похождения, если бы не громкие названия должностей. Все они министры, какие-нибудь вице-чечевицы, первые заместители и статс-егеря. А в реальности – расходный материал системы, люди, столь же далекие от реальной власти, как и мы все, простые смертные.

    Если глядеть снизу, то жизнь их удалась, оклады непомерны, спесь и чванство велики. Но если глядеть сверху, откуда начинается настоящая власть, то какой-нибудь вице-премьер Нижнедновского поселкового правительства в дорогом костюме мало отличим от нижнедновского тракториста в телогрейке.

    Вахтеры не пускают в женское общежитие парней-студентов, оскорбляют их и упиваются своим вахтерским величием. Чего бы не щелкнуть такого вахтеришку по носу, не потрафить студентикам?

     

    Это весьма древняя политическая технология – выдавать бояр на расправу разъяренной толпе, чтобы ее успокоить.

    Вспоминается правление Алексея Михайловича Тишайшего. К 1648 году реформы правительства молодых бояр-технократов под руководством Бориса Морозова были направлены на балансировку бюджета, создание прочной финансовой системы и наполнение казны. Что привело к увеличению налогового бремени и челобитным о том, что народ с женами и детьми впал в окончательное разорение. Бояре же, окружавшие его царское величество, в ответ жестоко избили просителей и многих посадили в заключение.

    Тогда народ не знал ещё о вреде майдана, поэтому учинил разные беспорядки. Грабили и жгли дома бояр, а потом явились толпою к царскому дворцу и «начали вызывать бежавшего Морозова, бежавшего Плещеева, равно как и беглеца Траханиотова, а также и его царское величество, требуя выдачи им беглецов. Тогда царь немедленно выдал им Плещеева с приказанием отрубить ему голову. Но народ потащил Плещеева на торговую площадь, где его жестоко избили до синяков и черных пятен, после чего топорами разрубили на части, словно рыбу».

    Видите как. «Немедленно выдал». Воеводу и реформатора Леонтия Плещеева, заслуженного человека.

    Нравы с века XVII изрядно смягчились, поэтому вместо «приказал отрубить ему голову» теперь следует «приказал отправить в отставку». Не дожидаясь образования на пустом месте разъяренной толпы.

    И надо уже без ёрничания заметить, что хотя технология и древняя, но работает она худо-бедно по сю пору.

    Беда лишь в том, что наша власть вначале создаёт себе проблемы на ровном месте, а потом начинает их решать точечными полумерами, постоянно запаздывая и лишаясь таким образом союзников как в обществе, так и внутри своей системы.

    Раздутый бюрократический аппарат на местах ведет к присутствию в креслах огромного количества случайных людей. Элиты становятся аморфными, управляемость теряется. Трудно объяснить правила игры своим же нижним этажам – особенно, когда эти правила меняются чуть ли не ежемесячно вместе с политической реальностью. Трудно проповедовать управленческий технократизм, а затем от технократов требовать политического поведения и соблюдения политического политеса.

     

    Региональная бюрократия тяжело усваивает правило «quod licet Jovi, non licet bovi» (что можно Юпитеру, не можно быку). Да и как объяснить чиновникам из Саратова или Хабаровска, почему депутат от ЕР может советовать людям покинуть зону комфорта, после чего получает высокий пост в Думе, а на местном уровне за такие же точно пассажи грозит увольнение. Этого, кстати, не понимают и рядовые граждане. Почему федеральный министр может нести чушь о том, как пенсионная реформа укрепляет здоровье людей, а министр региональный вылетает пулей за пассаж о «макарошках».

    И бюрократия на местах мотает себе на ус: система не защитит, ославит, опозорит. А ведь та же министр Соколова отстаивала, пусть и неловко, действия всей системы – и её коллеги это прекрасно видят.

    С другой стороны, граждане вне системы воспринимают слова чиновницы из Саратова как нечто наглое и вопиющее. А увольнение – как нечто естественное. Поэтому факт увольнения в памяти не задержится, а слова осядут надолго. «Они все так думают, просто эта лишнее сболтнула. Медведева уволить нельзя, а мелкую сошку – можно». «Ладно бы еще просто говорили – они действуют в соответствии с этими словами!»

    То есть власть проявляет непоследовательность и нерешительность. Сначала принимая вопиющие законы, а потом пытаясь пробежать между струек.

    Так аппарат входит в политический занос. Это опасная ситуация на дороге, и в ближайшее время мы увидим, настолько ли опытны наши водители, как нам сообщали. Смогут ли они выйти из сложившегося положения без того, чтобы вылететь на встречку – под колеса западных фур.

16

Комментарии

2 комментария
  • Николай Астров
    Николай Астров16 октября 2018 г.-2+3
    А что тут непонятного? В расход пускают не бояр, а подбоярышников. "Шестёрок" боярских, проще говоря.
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков16 октября 2018 г.-1
    Нет ли во всех этих косяках влияния какого-нибудь главного саратовца.. Флюиды или насредственность чиновничья.Интересно, Володин не оттуда?