Новости партнеров

Самое свежее

Ева Меркачёва. Почему журналист лучше всего подходит на роль правозащитника Эль Мюрид. Власть в РФ людей не защищает, она их только карает Системный казус имени Навального Александр Маленков. Хранение запрещенной логики – или почему дуракам лучше Эль Мюрид. 2020 год стал годом прощания с российскими выборами Николай Травкин. Мишустин в роли ханского баскака?
Загрузка...

Рок и прок

  • Если искать первоначальную точку надлома, откуда начинается падение с высот всемирно-исторического значения СССР – то это, конечно же, деятельность Хрущева. В личности Хрущева переплелось очень многое из числа сил, ненавидящих Россию лютой ненавистью. Прежде всего, это троцкизм, принадлежность к троцкистскому крылу партии большевиков, что Хрущев долгие годы скрывал – но что теперь стало достоянием гласности.

     

    Почему потомков обязывают считать Сталина «палачом и убийцей», если современники его таковым не считали? И почему из трёх членов ялтинско-потсдамской «тройки» считают преступным только одного, если они решали всё втроём?

     

    Почему нигде не объявляют ни «дерузвельтизации», ни «дечерчиллизации», ни «де-деголлизации» - притом что Черчилль убил французских офицеров побольше, чем неизвестно кто – польских в Катыни? Почему нам навязывают систему в которой Гитлер в итоге выйдет в «жертвы сталинизма»?

     

    Почему в «преступления» записывают и вынужденно-необходимые действия, и добросовестные ошибки системы? И что случилось бы с миром, человечеством, не говоря уже о нашей стране – если бы в 30-е годы её возглавил не Сталин, а например, Хрущев или Горбачев?! Почему об этом никто не думает?

    Наверное, потому что ХХ век – это сложнейший узел вопиющих противоречий, немыслимого сплетения добра и зла, спутанности ориентиров.

    В партии, доставшейся Сталину, были разные течения. Там были представители народов России, разбуженные жаждой социальной справедливости. Но – вы поймите – к любой РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПАРТИИ, тем более из подполья вышедшей – обязательно примыкают представители внешнего врага и представители асоциальных слоёв населения, разного рода выродки и бесноватые. Когда партия ведёт подпольную, революционную борьбу – она не может, да и не хочет сортировать своих бойцов на идейных праведников и асоциальных садистов-психопатов.

     

    Ведь все работают на революцию, на свержение ненавистного старого строя. И те, кто пришли в подполье, вдохновлённые высшими идеалами, и те, кого привлекла туда жажда грабежей, разбоя, раздувания пожара ради самого пожара. Это жизнь, ребята. Не делают революции в белых перчатках…

     

    Нужно понимать, что не находящие себя в нормальной жизни асоциальные садисты-психопаты ВСЕГДА против власти, ЛЮБОЙ власти. Их называют «перманентные революционеры». У них нет цели в виде благих и окончательных перемен. Их увлекает запах крови сам по себе, возможность убивать и мучить, пускать по ветру сокровища культуры и т.п.

     

    Поэтому любая революция – всегда великая трагедия для народа. В том числе и потому, что и идейным борцам за справедливость, нормальным и умеренным, приходится прибегать к услугам выродков, требующих хаоса в качестве оплаты за свои «услуги смутьянов».

     

    Вот та глубинная причина, по которой большевистская партия никогда не была надёжной опорой для Сталина, как генералиссимуса (поскольку у Сталина были и другие лики, не столь благородные). Эта партия ненавидела золотые погоны, которые Сталин одел на себя в конце своих славных дел.

     

    Троцкизмом мы довольно условно называем хаотическое начало в революционной партии, пронизанное жаждой «перманентного» разрушения и вечного беспорядка. Хрущев троцкист не только потому, что был сотрудником Троцкого, но и в более общем смысле, как представитель одержимых распадом разрушителей,

    «перманентных революционеров». Тех, для которых революция не кончается благими переменами в экономике, тем, для которых «есть у революции начало, нет у революции конца» (страшные слова – а мы бездумно пели их, не понимая жуткого смысла).

     

    Генералиссимус Сталин был, конечно, государственником, и даже великим государственником. Но он не мог – да, наверное, и не хотел вытравить до конца дух троцкизма и ленинизма из партии, захватившей власть, что оставляло для сил распада внушительный плацдарм при каждом нападении на Россию. Тема «возвращения к Ленину» (т.е. к погрому русской жизни и культуры) всплывала снова и снова, и при Хрущеве, и при Горбачеве. В партии, изначально революционной, снова и снова вспыхивали рецидивы звериной антидержавной, антигосударственной агрессии.

     

    Кроме троцкизма, строящего себя на разрушении и наслаждении разрушением, в Хрущеве лично я усматриваю украинского шпиона, представителя того зловещего «укро-лобби», которое веками отравляет русскую историю. Они похожи на «терминаторов в человеческой коже»: легко проходят через системы контроля. Русские принимают их за своих – но они не свои. Будучи внешне неотличимы от русских (и этим имея большое преимущество, например, перед евреями) – в глубине души они носят острую ненависть к русскому державному началу и всякому русскому делу. Эту ненависть к империи укро-лобби проносило с собой на все державные посты – и там по мере сил, соизмеряясь с вопросами личной безопасности – постоянно реализовывало.

     

    Если русские – сплав трёх начал, славянского, нордического и ромейского (словен, варягов и православного священноначалия), то укры – воплощение мятежного и антигосударственного славянского духа, лишенного державного римского «припоя» и оттого всегда хаотического, сепаратистского.

     

    Обратите внимание, что никто из славян, кроме русских, не создал великого государства мирового уровня. И причина этого тоже на поверхности: вечные племенные раздоры, стремление дробиться на мелкие и мельчайшие «самостийности» (уж до чего мала Югославия была – так и то всякие Словении откололись, а их и на карте-то не видно!).

     

    Славянская анархическая вольница, вечевой колокол «вечевизм» - это антиисторическая идеология неподчинения града миру. Славяне составляли большинство населения и в Турции, и в Австро-Венгрии, но и там и там были рабами – пока русские братья не освободили их. Своими силами они объединиться для освобождения не смогли…

     

    Поэтому при полном генетическом тождестве у русских и украинцев разные культуры. Русские – «слишком римляне», а украинцы – «слишком славяне». Отразить могучую поступь легионов Третьего Рима украинцы не в состоянии (никогда разнозненным племенам не одолеть сплоченной империи) – а вот ненавидеть державное величие родного брата – это они умеют, и веками работают на разрушение.

     

    В этой связи я бы внимательно рассмотрел не только украинскую распашонку Хрущева, который являлся изначально их выдвиженцем в Москву (из шахтёров), но и то, что Брежнев – тоже с берегов Днепра…

     

    Есть и мотив обыкновенного подкупа: Хрущев искал поддержки своей кандидатуры на пост «персека» у могущественного и сплоченного укро-лобби в КПСС. И за это он барским жестом выбросил Крым, включив его в состав УССР просто так, бессмысленно и беспощадно, на пустом месте создав прецедент будущих междоусобиц. Впоследствии, особенно при Горбачеве, неоднократно повторится ситуация, в которой сиюминутная аппаратная выгода номенклатурщика будет перевешивать геополитическую стратегию… По принципу – «пусть невыгодно стране и народу, зато выгодно моей карьере»…

     

    Своим оголтелым антисталинизмом Хрущев переломил хребет нашему с вами будущему. Безусловно, он испытывал личную ненависть к Сталину, как лицо, пострадавшее от вождя. Он испытывал и другую ненависть – которую лелеет обычно всякий пигмей в отношении гиганта, вырастающую из комплекса неполноценности ущербной личности. Это была ненависть наказанного к наказавшему, ненависть ничтожества к величию. А ещё – ненависть узколобого непонимания к широкому пониманию ситуации. С точки зрения политической Хрущев – объявив войну мертвому льву – апеллировал к другому мёртвому «Льву», Троцкому и его живым подельникам, искал их поддержки. Хрущев искал и получил одобрение мирового сионизма за антисталинскую компанию. Ведь для мирового сионизма всякий враг Сталина – большой друг, даже если он Бандера или эсэсовец Шухевич…

     

    Словом, у Хрущева были мотивы, и очень разные мотивы поступить так, как он поступил. Но своим чудовищным поступком он наносил огромный вред стране, отняв у граждан, у народа веру в себя, в созданное под началом сильного лидера великое и передовое государство. Так же Хрущ наносил удар по мировому рабочему движению, по мировым симпатиям к России, уж не говоря о том, что «убрав Сталина» создавал осложнения с Китаем, с Мао Цзе-Дуном.

     

    За безумную «десталинизацию» все мы заплатили непомерно высокую цену. Объявить отца-основателя великой державы преступником и маньяком – это значит, считать всё величие, даже и наш флаг над Рейхстагом – плодом рук преступников и маньяков.

     

    Десять лет человек, лишенный ума, совести и чувства такта сидел в Кремле, позорил страну, размахивая кулаками в ООН, в итоге был тихо устранён. Но дела его устранить было не так легко, тем более, самое главное – НЕ ОДИН ЖЕ ОН ИХ ДЕЛАЛ. Отравитель уже впрыснул яд в кровеносную систему державы…

     

    Большое видится на расстоянии – в том числе и большая подлость. С высоты нашего времени мы понимаем и видим то, чего было непонятно и незаметно современникам Хрущева, да, наверное, и самому Хрущеву (чтобы совсем уж его не демонизировать). Мы видим, что казавшаяся монолитной партия была вовсе не монолитной, а содержала в себе крайние противоположности величайшего Добра и величайшего же Зла (ещё Достоевский предупреждал, что русская душа не терпит срединности, в ней уживаются высочайшие подъёмы с глубочайшими безднами падения). Мы видим пропасть между теми революционерами-государственниками, которые хотели ИСПРАВИТЬ государство и теми революционными бесами, которые мечтали (и мечтают) государство и всю человеческую цивилизацию РАЗРУШИТЬ. Мы видим, что эти крайности были чашами весов КПСС, и она постоянно склонялась то на ту, то на другую сторону, будучи системой искусственной и крайне нестабильной.

     

    Давно ли нам говорили о погубившей СССР нищете, о нехватке колбасы, о непомерной тяготе военных расходов? Но ведь те, кто это болтал, не изобилие строить пришли. Они путем «Окон Овертона» в несколько стадий ведут дело к фабричному рабству XIX века, в котором идеалом инвестиционной привлекательности считается предельная, доходящая до голодных обмороков, нищета масс.

     

    И вот недавно смотрю телевизор: один из «либералов-яблочников» называет в телепередаче перестройку «стремлением спасти советскую империю от непомерных излишеств»! Вот как заговорили! Раньше говорили, что советские люди живут слишком бедно, а теперь сменили песню – мол, пояса-то затяните потуже, губу не раскатывайте…

     

    В последнее время вообще, кстати, произошел надлом, контроль за речью у либералов утрачен, они производят впечатление ненормальных людей с множащимися метастазами больной и беспочвенной фантазии. Смотришь на очередного оратора и думаешь – не свихнулся ли он? На крайней стадии деградации общества мы слышим от его «элиты» маразм напополам с цинизмом, круто замешанный на всяких миражах, галлюцинациях, шизофренических противоречиях самому себе, утрату различения реального и выдумки.

     

    Так вот: начали с развенчания культа личности, а в итоге вообще потеряли человеческую личность вместе со здравым смыслом…

     

    Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 10 марта 2016

    Поделитесь ссылкой на эту статью

3

Комментарии

1 комментарий
  • пётр петрович
    пётр петрович24 марта 2016 г.
    И всё -таки основная причина антисталинизма Хрущёва в том , что он был вульгарной шестёркой у англосаксов.