Новости партнеров

Самое свежее

Ася Резницкая. Предпринимательство по-американски Александр Росляков. А за изготовление коктейля лжи в масштабах государства? Сергей Мардан. Гори Якутия огнем, зато Анталию спасём! Микроскопические Путины. Политические анекдоты Владимир Поляков. На это всё смотрю сквозь пальцы... Двустишия Эль Мюрид. Подводная вода и полное собрание обещаний
Загрузка...

Шумел сурово брянский мент

  •  

    Когда сосланный из Москвы в Брянск заместителем начальника филиала Всероссийского института повышения квалификации МВД РФ полковник Амир Колов, едва приняв дела, прочитал слушателям пару лекций, заменяя заболевшего коллегу, перепуганное начальство категорически запретило ему впредь самостоятельно выходить перед аудиторией. Даже бесплатно, как он только что сделал. «Вот контролировать других преподавателей – это пожалуйста. На то вы и заместитель начальника филиала по учебной и научной работе! А самому ни-ни! Чтобы у слушателей ни в коем случае не возникла бы аллергия на  коллег, не имеющих вашего опыта. И, ради Бога, не лезьте в кадровые перемещения внутри брянского филиала. Вам мало  нервов, сожженных за время службы в Москве?! Вы всего лишь заместитель. Привыкайте знать свое место!».

    Ну, сослали его из Москвы, как разгневанный барин ссылал крестьянина  в отдаленную деревню. Но думать и писать не  запретишь?! И в прошлом году у Колова в Брянском областном издательстве вышла монография «Противодействие экстремизму».

    Её содержание предельно конкретно в отличие, скажем,  от советов вжаться между рельсами и постараться уберечь голову, которые даются по радио  пассажирам в московском метро на случай, если им случится упасть на рельсы и навстречу летит поезд, грозящий раздавить…В каком-то смысле монография -  мемуары матерого оперативника, ещё в капитанском звании внедрявшегося в банду иорданца Хаттаба, лютовавшего в пару с Шамилем Басаевым (после чего банды не стало!).А ещё он заработал  «Орден Мужества» за бои под селом Первомайским, где освобождали заложников, взятых бандой  Салмана Радуева и шли на верную смерть, не получив от командования даже намека на какой-то план действий. Амир сумел невредимым добраться до сопки, рядом с которой рухнули раненые спецназовцы, откорректировать огонь спецназа и предложить внятный план эвакуации раненых.

    Но что прикажете делать, если на тебя катит бочку собственное начальство, готовое объявить экстремистом человека, мешающего коллегам безнаказанно нарушать не только служебные инструкции, но и законы, провоцирующее конфликты и запрещающее подчиненным выполнять указания «смутьяна» под угрозой увольнения?!

    Ещё Достоевским отмечено, что  если в обществе господ,  вроде бы искренне считающих себя христианами, вдруг появится некто, требующий строго соблюдения Христовых Заповедей – его возненавидят и распнут, как некогда распяли сына плотника из Назарета.

    Общеизвестно, что достигнув определенных должностных высот, чиновник уже ничего не читает.  Резолюцию на документ  он накладывает в зависимости от того, как подчиненный доложит суть дела. Понятие «доложить документ» сохранилось с «советских» лет.

    И я не могу  не изумиться упорству, с каким полковник Колов уже не первый год пытается заставить руководство родного ведомства читать его рапорты про то, как господа-офицеры сравнительно законными и сравнительно безопасными методами превращают родное Министерство в Общество с ограниченной ответственностью, многократно умножая свои должностные оклады. Казалось бы, ну что нового он может сказать после того, как бывший глава московской милиции генерал Куликов  брякнул – не стоит осуждать молодого опера ,приезжающего на работу на «мерседесе»,может быть ему любящая бабушка его на день рождения подарила?!

    Но Колов вновь и вновь бомбардирует министра рапортами, перечисляя, какие статьи какого закона нарушили те или иные коллеги.

    А министр не для того рвался вверх по служебной лестнице, чтобы слишком часто  читать про безграмотно оформленные служебные документы, про большие и малые пакости, устраиваемые офицеру-правдолюбцу «любящими» его сослуживцами, про сдуру  взорванную баню, про курсанта, утонувшего в реке,  пытаясь помыться после строительных работ, к которым его привлекли в учебное время.

    Но кроме гнева на дерзкого полковника, позволяющего себе напоминать начальству о неприятных реалиях службы и про то, как далеки дела от идеала – министра не может не гневаться на собственных помощников, неспособных угомонить Колова. И чему их только учили в ликбезе, ныне пышно именуемом Университетом МВД?!.

    Руководящая душа тоже жаждет чего-то большого и чистого! Например, убежденности,  что «У нас всё хорошо, но есть отдельные недостатки»!

    А первая после Нового года  встреча Путина с министрами как раз и была посвящена разработке профессиональных стандартов и повышению квалификации работников.

    Того и гляди, генерал Колокольцев заметит, что замучивший его рапортами кандидат юридических  наук, преподаватель  брянского филиала Института повышения квалификации МВД не какой-то одинокий «чайник»,сдвинувшийся на идее беспорочной службы. Когда на Колова начальство брянского филиала Института организовало «коллективное заявление» - опытнейший доцент П.Михеев, неоднократный призер чемпионатов мира по боевому самбо,  с шумом отказался подписывать подсунутую ему фальшивку. И теперь судится с руководством брянского филиала ИПК МВД, уволившего его без должных оснований, не заплатив 500 тысяч рублей за проведенные (и документированные!) занятия. После того, как себя повел Михеев, «коллективка» оказалась абсолютно неубедительной и потеряла смысл.

    Но если Колов  уцелел в боях  под шквальным огнем иностранных снайперов – что ему начальственные придирки?!

    Он кандидат юридических наук, диссертацию свою не купивший, а наполнивший её собственным нелегким опытом.

    Но до жути обидно, когда сегодня он,  мешающий некоторым «коллегам» по кабинетной работе халтурить и организовывать  «приятные дополнения к должностном окладу»-  воспринимается чуть ли не как враг и  на выживание его «из рядов»  тратят колоссальную энергию. Эту бы энергию да использовать в борьбе  с преступниками?!

    Злые языки шепчутся, будто «этот жуткий аварец упрятал в тюрьму генерал-лейтенанта Сугробова».

    А он никого никуда не «упрятывал» Не приучен к таким играм.

    В 2009 году начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Денис  Сугробов подписал аттестацию на Колова: занимаемой должности соответствует, достоин повышения по службе.

    Резво шагавший от одного звания к другому, Сугробов хорошо знал Колова по совместной работе в свежесозданном  оперативно-розыскном бюро№10 ДЭБа как редкого специалиста по противодействию финансирования экстремистов. Аварец вообще никогда никуда не напрашивался. Ни на внедрение в банду, откуда не рассчитывал вернуться живым, ни под шквальный огонь снайперов-наемников у Первомайского,   ни в Ханты-Мансийский округ начальником угрозыска, ни в НИИ МВД, куда его позвали после защиты диссертации на кафедре оперативно-розыскной работы Академии управления МВД.   

    Через год генерал  Сугробов ещё раз очень хорошо отзывается (в письменном виде!) о полковнике, которого предполагают назначить заместителем министра внутренних дел Ингушетии.

    И вдруг в 2011 году недавний образцовый служака по мнению генерала оказался «не профессионалом», якобы «не умеющим вести оперативно-розыскную работу и подлежащим увольнению»

    Чересчур ученый он какой-то. Помимо юридического факультета у него дипломы Академии управления МВД и Академии госслужбы по специальности «финансы и налоги»,ученая степень  кандидата юридических наук, и абсолютное нежелание «бессмысленно бегать в табуне»...

    Для молодых ребят, бравирующих тем, что в милицейских школах  качали мышцы и не обременяли себя книгами – он чужак, мешающий вести понятную привычную жизнь.

    В мае 2010 года проведя заявления обманутых  жителей коттеджного поселка «Лесное озеро» в Подольском районе Подмосковья, Колов подготовил справку о хищении более ста миллионов рублей фирмачами, прикрываемыми коррумпированными чиновниками. Отдав за одно лишь обещание новых домов обманутые люди ничего не получили и отчаялись пробить прочную чиновничью «крышу»,сохранившуюся с тех пор, как при одном из глав МВД  подольская криминальная группировка. Стала влиятельнейшее в Московском регионе и могла не только посадить «своего человека» в кресло начальника ГУВД, но и внедрить своего губернатора в область ближнюю к Москве.

    (А внятного правового статуса у коттеджных поселков как не было, так и  нет.)

    Ещё не совсем разуверившийся в том, что родное ведомство всерьез  защищает интересы законопослушных граждан, отказался списать собранные материалы в архив, как советовали коллеги, «желавшие только  добра»!Более того, он подключил к попыткам помочь ограбленным людям десяток депутатов и муниципального и федерального уровня.

    Пытаясь образумить Колова, его непосредственный начальник вручил ему подписанное шефом ОРБ10 полковником Денисом Сугробовым заключение по итогам проведенной проверки .В тексте перечислялись факты, но не делалось никаких выводов кроме одного - списать в архив. Предложения «чересчур образованного «опера о том, как устранить причины и условия, сделавшие возможным  преступление, просто проигнорировали: «Не считай себя умнее собственного начальства и не присваивай себе функций судьи!»

    К «товарищеским советам» Колов не прислушался, и все собранные материалы отправил в Следственный Комитет МВД. То, что для коллег было «нежеланием искать себе приключений», для него все ещё оставалось укрывательством преступления и злоупотреблением служебными полномочиями.

    С тем, полны ли его материалы  о выявленном преступном сообществе или не вполне полны – никто и не пытался спорить. Следственный Комитет МВД просто отказался возбуждать уголовное дело. Шокированный такой реакцией на результат своего труда, Колов поделился горестями с полковником Сугробовым. «Нашел чем удивить?! – пожал плечами полковник. – За то, чтоб никакого дела не было, занесена большая сумма денег. Не мы с тобой эти правила игры придумали и не нам их менять!»

    За время, свободное от сочинения аттестаций на неугомонного горца Сугробов успел стать генерал-майором, а затем и генерал-лейтенантом.

    А Колов с ноября 2011 года – в распоряжении министра, но без зарплаты. Сначала  у него нагло стащили дело с письменного стола и заместитель начальника отдела выдрал из него самые существенные документы. Потом  страдальцу объявили взыскание за ненадлежащее обращение с оперативными материалами…Он пробовал обжаловать взыскание у руководителей МВД – все его рапорты съезжали к господам, не желавшим  ему простить своеволия. И даже после того, как  вступило в законную силу решение Мосгорсуда, признавшее сочиненную Сугробовым  очередную аттестацию незаконной и необоснованной – «кадры, которые РЕШАЮТ ВСЁ» упорно отказывались восстанавливать мужика на работе. Пока, наконец, не придумали сослать его в Брянск.

    Юного генерал-лейтенанта  нынче обвиняют чуть ли не в создании преступного сообщества под крышей Департамента по борьбе с экономическими преступлениями .Несколько его подчиненных уже осуждены и отбыли на зону. А над Коловым за его спиной смеются «Если ты такой умный – почему ты такой бедный?!»

    Можно лишь искренне пожалеть генералов,, пребывающих в истерике от неспособности обвинить его ни в чем, кроме опоздания на работу после выписки из госпиталя, разрывающихся между желанием прихлопнуть Колова как муху и признанием, что лучше него никто не умеет направить в нужную сторону мозги слушателей Института повышения квалификации ,прибывших из глубинки.

    Когда  министру Колокольцеву придется успокаивать демонстрантов на очередной площади (когда-то на Манежной площади у него это получилось виртуозно!) без таких помощников, как Колов,  ему не обойтись.

    Он выполняет служебный долг даже в состоянии постоянного стресса…. И  помнит, что святой долг порядочного служаки помочь начальству преодолеть дремоту, вызванную возрастом и переутомлением на работе.

    А начальство не хочет замечать, как  его семью выкидывают из общежития МВД!.

1