Новости партнеров

Самое свежее

Патриарх Кирилл нашел нам радикальное спасение: Конец Света! «Слепые» Брейгеля в применении к российской действительности Паразитономика: над каждым нашим производством есть свой сборщик дани Стрельба в Москва-Сити – это возврат не в 90-е, а в средневековый феодализм! 90 лет Михаилу Ульянову Александр Росляков. «Собачье сердце» Думы: Бортко за смену Конституции – или жулья у власти?
Loading...
Loading...
Загрузка...

Царские грабли: с чего нашу власть так на них тянет?

  • Сын-школьник задал мне вопрос: «А что было бы, если бы Россией по-прежнему правила династия Романовых?». Подумав, я ответил так. Во-первых, это вполне возможно в сослагательном наклонении: 400 лет для династии не возраст, Рюриковичи правили дольше. Во-вторых, монархический принцип не устарел, это всё враки, исходящие от лукавых демократов, которые за 100 лет правления уже ввергли человечество в три мировых войны и довели его до порога ядерного апокалипсиса.

    И власть всегда в одних руках – просто иногда мы знаем правителя, а иногда он прячется в тени. Ибо отсутствие единой власти – это состояние гражданской войны. Вообразите, что есть два независимых центра власти и они отдали два разные приказа. Чей выполнять?

    Если всем ясно, чей, то в стране единая власть в одних руках, а вторая – фикция. Если не ясно – начинается гражданская война…

    Мог ли царь сохранить свою власть в начале ХХ века? Я думаю – да. Ведь по большому счёту важно, не кто правит, а что он делает.

    Важна не подпись в конце указа (ей может быть любая закорючка) – а содержание указа.

    Чтобы сохранить свою власть, царю нужно было должным образом выполнять свои обязанности «хозяина земли Русской». Назвался груздем – полезай в кузов! Давно известна поговорка – «не хозяин, кто своего хозяйства не знает». Если хозяйства своего не знать, не заботиться о нём, не развивать и не защищать – хозяином быть перестаешь. Это равно касается и фермера, и правителя великой державы.

    Наша цивилизация, если сказать кратко, поставила целью «обожение» человека, чему постоянно мешают рецидивы зверства в нем. Человек оказался между Богом и Зверем и колеблется то в одну, то в другую сторону. Таково основное содержание истории и цивилизации. Остальное – лишь гримасы и случайные примеси историко-цивилизационного процесса.

    Этот взгляд делает бессмысленным не только «лесенку» общественных формаций (которой, по мне, так и не было никогда), но и формальные институты управления обществом. Важно, не каким путём сформирован институт и кто его возглавил – а чем он занят.

     

    Именно вопросы социальной революции (неотделимой от научно-технической), а не вопросы происхождения и процедур ставились историей перед царским домом Романовых.

    Когда товарищ Сталин говорил о необходимости партии, как «ордена меченосцев», он умалчивал, что такой «орден меченосцев» в России уже был. Был, да сгнил! Изначально аристократия являлась военным сословием, за службу имела все свои привилегии и должна была отрабатывать свой статус именно как «орден меченосцев». Но к ХХ веку она выродилась, распустилась, и явно уже не могла играть такой роли. За что и поплатилась, пустив вперёд себя других с мечами.

    Точно так же и монарх – не игрушка в руках «реакционных классов», а личность со свободой воли. Монарха никто цепями к застою и маразму не приковывает. Монарх волен заниматься развитием цивилизации, а волен и не заниматься.

    Он может возглавить процесс преображения общества и обожения человека. А может и «манкировать» – со всеми вытекающими для него последствиями в идейно-накалённом обществе.

    Если ты не ведёшь в бой рвущихся в бой, то они пойдут в итоге без тебя.

    Что именно мог сделать царь (и может современная власть, упорно наступающая на романовские грабли)? Как руководитель страны «хозяин Земли Русской» он мог бы дать поручения и строго контролировать их выполнение.

    Мол существуют физиологические нормы питания, температуры в жилом и рабочем помещениях; есть норма рабочего дня, образования, здравоохранения, заработной платы и т.п.

    Все эти нормы – не какое-то случайное стечение обстоятельств. Они есть – и всё. Другое дело, что их либо выполняют, либо не выполняют. Так вот: нужно их просто единожды ввести – и следить за их соблюдением.

    Изменять – только в сторону улучшения. Больше человеку дать можешь, меньше – нет. Не справляешься с поддержанием установленных норм – пошёл вон. И с министерского кресла, и с хозяйского кресла на частном предприятии. Начальники же – государственные служащие или частные владельцы – они все одинаковы. Сегодня он государственный, завтра частный, а бывает и наоборот…

    Нужно приучить начальников к ответственности. Не выполняешь норм – потеряешь кресло. Вот как говорил бы (и может сказать) воображаемый «хороший царь»:

    – Нормы питания или температуры в жилище – они же не мной, царём, выдуманы… Они от природы существуют! Как и сколько человеку нужно белков, жиров, углеводов, квадратных метров, часов досуга… Если ты начальник, то есть кладущий начало, не можешь создать нормальной жизни – уступи место тому, кто сможет…

     

    Трагедия русской монархии не в том, что она «изжила себя». Изжили себя не принципы, а конкретные люди. Двигаться к цивилизации – значит, научно-техническими и организационными средствами увеличивать устойчивость, предсказуемость, справедливость, мощность того «корабля», на котором мы, люди, летим в открытом космосе.

    Занимался ли этим царь? Нет. Он упоённо строил "нормальную рыночную экономику", которую и сейчас многие его духовные наследники, обалдуи, мечтают выстроить. Мотив пошл и примитивен: желание всем владеть и ничего не делать.

    То есть оставаться наверху социальной иерархии, но при этом ни за что не отвечать и даже не знать – какое там давление в трюмах корабля и куда корабль следует…

    Правительство, которое сделало для себя такой выбор – и в начале ХХ века, и в начале XXI века – превращается в социального паразита. Оно много жрёт и при этом для людей совершенно бесполезно. Оно не доносит до жилых кварталов и спальных районов ни достатка, ни безопасности, ни новых знаний, ни новых возможностей. Веру оно не укрепляет, а расшатывает своими оргиями и вакханалиями…

    Сегодня многие вслед за царём и его министрами ищут норму в ненормальности, то есть пытаются переложить на анонимный рынок совершенно константные и неотменные потребности людей. Чтобы давать людям не столько, сколько нужно, а столько, сколько случайно выпадет…

    Но если рыночная лотерея – дело везения и произвола, то нормы жизни человека ничуть не произвольны. Организм требует необходимостей тоталитарно и не хочет подлаживаться под пляски биржевых индексов: ему вынь да подай!

    Начальник стоит в начале всякого процесса – следовательно, он даёт процессу направление.

    Хороший начальник – всегда учитель людей, он им показывает (и приказывает) что нужно сделать – дабы жизнь хорошая в итоге получилась.

    Хороший начальник дело знает лучше любого из своих подчинённых. При социализме (так условно называется языком ХХ века успех обожения) именно это и даёт ему право быть начальником.

    Начальник-паразит ничего показать не может, потому что сам ничего не знает и не умеет. Вместо организации дела, успех которого измеряется плодами деятельности, он дарует «свободу» и очень гордиться, что «свободу людям подарил».

    Начальник-паразит имеет в деле львиную долю благ – но при этом не управляет процессами (как не разводит рыбу ловящий её медведь) и не может – да и не хочет – ничего гарантировать вверенным ему коллективам.

     

    Всё это пиршество безответственности, клановости, уголовщины назвали «рыночной экономикой» и короновали «Нормой жизни» – забыв, что задача всей человеческой цивилизации выйти из-под власти стихий, а не усугубить их власть над человеком.

    Центральная задача цивилизации – замена удачи и случая на расчёт и предсказуемый результат. Для этого человечеством придуманы и наука, и власть, и всяческие общественные институты.

    А если наоборот, если менять точный расчёт на зыбкий «авось» – то мы получим антицивилизацию… Уже получили…

    Так вот: катастрофа царизма в России – следствие превратного понимания «нормальности», когда целью администраторов становится выстроить «нормальную рыночную экономику».

    В итоге они добиваются системы, в которой одним, близким к престолу, всё лучше и лучше – и аппетит к ним приходит во время еды.

    А другим – всё хуже и хуже. И вот те, кому всё хуже и хуже, начинают люто ненавидеть действующую власть. Они за её разгильдяйство платят собственной жизнью, своим счастьем и сломанными судьбами.

    И когда у них появляется шанс поквитаться с такой властью – они считаются очень жёстко и кроваво. Это было – и это снова может быть, о чём хотелось бы напомнить власть имущим…

    Когда власть сталкивается с запредельной ненавистью огромных толп – она совершенно теряется и искренне не понимает – за что? Почему из-за конфликта с фабрикантом рабочие пишут лозунги «Долой Самодержавие!»:

    – Разве у них конфликт со мной? У них же конфликт с хозяином фабрики!

    Оказавшись по итогам своего недеяния и недееспособности у расстрельной стенки, власть лопочет, что совершенно не хотела никому зла:

    – Я даже и не могла сделать вам зло... Ведь я вас совсем не знаю, никогда вас не видела... Я вообще о вас не думала....

    – Вот за то и ненавидим, – отвечают низы. –  За то, что ты вообще о нас не думала и не знала про наше существование…

    Для должностного лица бездействие и халатность преступны. Оно не может, как царская или нынешняя власть, нырнуть в пышные развлечения узкого круга и не высовывать оттуда носа. У должностного лица есть долг (потому и названо должностным) – и с нарушителями долга разговор короткий, как с предателями…

    Можно оправдать даже ошибочное деяние должностного лица, даже страшное в своей ошибочности, но недеяние оправдать нельзя. Если часовой подал ложный сигнал – возможно, у него были на то уважительные причины. Если же не подал в нужный миг сигнала – это измена.

    Я совершенно серьёзно и ответственно заявляю: если нынешняя рыночная веселуха у российских властей не кончится, то точку в ней поставит очередной «ипатьевский дом».

    Хотя некоторые считают, что можно бросить всё на самотёк, балдеть и куражиться, надеясь, что «рынок сам всё отрегулирует».

    Он и отрегулирует – в итоге избавившись от никчёмных и прожорливых социальных паразитов…

     

    Виктор Евлогин

10

Комментарии

5 комментариев
  • Изя Веруламский
    Изя Веруламский13 ноября+4
    А я отвечу на вопрос заголовка. Почему? Потому, что думают, что они навсегда. И опять ошибутся.
    • Владимир  Криворучко
      Владимир Криворучко14 ноября
      Если честно, то я думаю, что применительно к человеческим нашим(нынешним их современникам)жизням—ДА, ВЕЧНО.Мы уже того, в....тупике. Всё!ОНИ нас уделали,хорошо просчитали, а сейчас просто глумятся.У нас только один выход : когда будем сдыхать—всю эту шоблу(вместе с детьми, внуками, правнуками, праправнуками, деньгами, дворцами и несметными счетами с недвижимостью и движимостью) забрать с собою. Но—увы и ах! Эта публика знала, на что шла, куда шла, зачем и за кем шла,поэтому она о себе позаботилась. Повторяю : мы—в глубоко.....м тупике.Как их с собою забрать, как?
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов13 ноября+3
    Цитата: "Если ты начальник, то есть кладущий начало, не можешь создать нормальной жизни – уступи место тому, кто сможет…". Вариант1: кто там ещё недоволен? а ну-ка вон отсюда! Вариант2: я сделал всё всё возможное и покажет, что могло быть ещё хуже. Вариант3: решили подсидеть тёмные личности. 4. сняли, но поставили ещё хуже. Вывод управление - это вопрос организации. В статье об этом нет ни единого слова.
    • Александрс Сидоров
      Александрс Сидоров14 ноября
      Ещё один вариант - Я как РАБ на галерах, а вы так.
    • Алекс Белорус
      Алекс Белорус14 ноября
      Живший за 500 лет до нашей эры великий древнекитайский мыслитель и философ Конфуций, еще тогда говорил: «управляйте народом с достоинством, и люди будут почтительны. Относитесь к народу по-доброму, и люди будут трудиться с усердием. Возвышайте добродетельных и наставляйте неучёных, и люди будут доверять вам.»