Новости партнеров

Самое свежее

Андрей Кураев. Дорога в рай, указанная Путиным – чужда канонам православия Ольга Туханина. Свобода слова и борьба с инакомыслием: чего в России больше? Татьяна Воеводина. Синдром российского села: на землю без народа приходят народы без земли Александр Росляков. Валдайский форум: Путин сулит нам рай, если не будем дураками Дмитрий Ольшанский. Хуже Москвы лучше нет: почему провинциалы, кляня ее, мечтают попасть в нее Трагедия в Керчи как повод для политиков явить себя во всей красе
Loading...
Loading...
Загрузка...

На чем держится нынешняя Россия?

  • Почему власть уже восемнадцать лет не меняется – и, может быть, не поменяется еще какое-то время? В чем ее сила, брат?

    Одна пропаганда рассказывает, что сила – в успехах. В каких-то космических кораблях, героически бороздящих Большой театр, что делают нашу жизнь лучше и лучше, сильнее, богаче, что там еще в таких случаях полагается говорить?

    Не тут-то было.

    Наш недоверчивый, северный, даже циничный народ – ни в какие успехи не верит.

    Он знает, что на самом деле это телевизор героически бороздит телевизор, и делает жизнь телевизора лучше и богаче, а здесь – вот зарплата, а вот коммуналка и лекарства, и как получится, так и крутись.

    Другая пропаганда говорит, что сила – в страхе. Репрессии мол, насилие, рабское сознание, генетическая неполноценность и русская душа заставляют видеть везде врагов, повиноваться начальству, делать всякие гадости и голосовать за кого скажут, а то накажут.

    И это тоже полнейшая залепуха.

    Наш апатичный, усталый, живущий в режиме постоянной борьбы с климатом, бедностью и бытовым идиотизмом народ – равнодушно относится к призракам всевозможных Гулагов из Огонька четвертьвековой давности.

    Люди никого не боятся. Им просто некогда бояться. Им надо кредит заплатить, кран поменять и петрушку полить.

    Так в чем же сила сегодняшнего порядка?

    А сила – в правде выживания.

    В правде памяти каждого взрослого русского человека, пережившего 1990-е годы в России – и ни за какие заманчивые коврижки не желающего обратно.

    Иллюзий нет. Надежд нет. Есть только трезвое, холодное осознание того, что жизнь каким-то чудом, скрипучим и едва держащимся своим колесом все же объехала пропасть – и катит себе по обычной нашей плохой дороге.

    С ямами, редкими заплатками и дежурными проклятиями – но едет и едет. И самое глупое, самое страшное, что может быть на этом пути – приглашение выскочить и радостно прыгнуть с дороги в темноту.

    – Прыгайте сами, милые эмигранты, студенты, интеллигенты, политические прохвосты и зашенгенившиеся менеджеры, – мог бы сказать сейчас русский народ своей образованной, но глупой части. – Прыгайте, а мы не будем.

    Жестокий, пивший кровь ведрами, отнявший все силы, да что там, просто катастрофический для России двадцатый век – сам того не желая, сделал неизбежным и что-то другое: что век двадцать первый здесь будет тихим и медленным, как пенсионерка с тяжелой сумкой.

    Правда выживания. Правда желания ничего не терять, не ронять, не упасть, не сломать шейку бедра. Не сделать намного хуже.

    На этом и держится нынешняя Россия – и я бы даже копейки не дал за что угодно другое.

    Это и есть наш единственный шанс, наше лучшее из возможного будущее.

    Мы могли бы уже умереть сто тысяч раз.

    Но мы будем жить дальше.

     

    Дмитрий Ольшанский

8

Комментарии

2 комментария
  • Игорь Шаповалов
    Игорь Шаповалов21 июля 2017 г.
    что век двадцать первый здесь будет тихим и медленным, как пенсионерка с тяжелой сумкой..." Ой.. Как говорится Валерий не зарекайтесь.. 21й век ещё только начался.. Что будет дальше ни Вы ни я не знаем.. К тому же всё нынешнее бурление общественно-политической жизни во всём мире, не только в России ни как не располагает к такому выводу автора..
  • Станислав Исхаков
    Станислав Исхаков21 июля 2017 г.+1
    Начиная с теракта 11 сентября 2001 года XXI век шокирует потрясающими событиями. Борьба с терроризмом, Афганистан и наркотрафик героина, ИГИЛ и Донбасс. За 17 лет произошло апилично ужасных событий. Так что наш век ещё неизвестно что преподнесет.