Новости партнеров

Самое свежее

Нина Останина о повышении пенсионного возраста до 70-ти лет. Дмитрий Ольшанский. Как будет выглядеть эпоха Путина после ухода Путина: кошмаром или благом? Законен ли закон о разгоне митингов? Почему увеличить зарплаты в России невозможно? Власть и вранье – две вещи нераздельные, но во всем должна быть мера! Уехал цирк, а выборы остались!
Загрузка...

Вадим Новожилов. Скрестив свинью с сороконожкой…

  • ***

    Мельтешим, суетимся, пророчим,
    Поедаем друг друга живьём.

    А когда отшумим, отгрохочем,
    По минувшему слёзы прольём.

    Посидим, подведём, подытожим,
    Рты разинем, затылки скребя.
    И пошлём… и забьём… и положим…
    И уйдём – кто в народ, кто в себя.

    Поколотим в раскаянье в груди.
    Измотаем себя, изовьём.
    И назад – в неизбежное, в люди…
    И по новой – друг друга живьём…

     

    Попса

    За идею – рубль с носа, а с особо умных – два.
    Речка двигает колёса, а колёса – жернова.
    Перед мельницею ельник, а за мельницей овраг.
    На кровати пьяный мельник. Под кроватью пьяный рак.
    Дальше так: щебечут птички, кура квохчет, жук жужжит,
    Не спеша бежит водичка, следом времечко бежит.
    Не мешает делу мельник, не скрипит клешнями рак,
    Не качает ветер ельник, не плюёт народ в овраг.
    Повторять не стану дважды, чтоб не пухла голова:
    Речка высохла однажды, перетёрлись жернова.
    Смолкли птички, сгнили ели, на поля легла роса.
    Мельник умер, рака съели.
    Вот такая, брат, попса.

     

    ***

    По Волге матушке широкой
    (О муза, душу не терзай!)
    В дырявой лодке, одинокий,
    Гребёт задумчивый Мазай.
    Мазаю нынче не до зайцев:
    Ломает быт его и гнёт…
    А сколько нас, таких мазайцев,
    По жизни зайцами гребёт...

     

    Пушкинской тропой

    Что?
    Снова осень на дворе…
    Тоска то плачет, то курлычет…
    То семеро по лавкам хнычут,
    А то упырь на упыре
    За гуманизм лохам талдычат.
    И я кошу под дурака,
    Скрестив свинью с сороконожкой,
    И на неведомых дорожках
    Копчу тайком окорока
    (Могу – цыплёнка-табака)
    Всё для людей. Себе – ни крошки.

     

    ***
    Бомжара тащится, скулит, –
    Пошли икры на хлеб насущный.
    Послал. Он всё плотней, всё пуще
    Сивушным облаком парит
    Да давится кофейной гущей
    (Отрава злее, чем иприт).
    Там пир горой. Трещит гармошка.
    Там мыслей рой скребут ладошкой.
    Бомжак перекатил кадык,
    Икнул, да выкатил глазища, –
    Да будет день, да будет пища...
    Ну, а не будет – всем кердык.
    И шасть в родное пепелище...
    И ну наяривать шашлык…

     

    ***
    Чтобы не капала слюна,
    Особо нервных слали на…
    Не «холмы Грузии седые»,
    Не на… туда, куда всех шлют
    (за это нынче дело шьют).
    Нет, не люблю алаверды я...
    И спичи не люблю и речи.
    «...иных уж нет, а те – далече».
    Крути меня в бараний рог,
    Я гуталин на булку мажу,
    Я когти рву на распродажу,
    Видать, "не в шутку занемог".
    Гори оно! Пойду да вмажу…
    И лучше выдумать не мог.

     

    О нынешнем

    Что день грядущий нам пророчит?
    Смахни, мой друг, холодный пот.
    Европой брошенный народ
    Опять стихов от дяди хочет.

    Их у меня, ребята, есть.
    Но прежде надо что-то съесть.

    Я вспоминаю год овна:
    Тогда мы вышли из…
    Народа
    И, погружаясь год от года,
    Достигли нынешнего дна.
    Знать, в изобилии вредна
    Отдельным особям свобода.

    Зато концепция видна:
    Какая жизнь, такая ода.

    И что куда теперь ховать?
    Куда пойти, куда податься?
    Усохнуть или пободаться?
    А может, сразу когти рвать
    И где-нибудь китайцам сдаться?

    И главное, всё как-то вдруг…
    Всё неожиданно и сразу…
    И мало голубого газу,
    И шелест недругов (подлюк),
    И жизнь как миг, и миг как глюк,
    И мы встаём не с той ноги…


    Чтоб не пошли от нас круги,

    Не торопитесь к унитазу…

      

    Сидим

    Ой, граждане, всех континентов дети,
    Я вам скажу, пока я при уме –
    Мы все сидим: кто на бобах, кто на диете,
    Кто за рулём, кто в Думе, кто в тюрьме.

    Мы все сидим: кто так, кто на окладе,
    И каждый в этом деле эрудит.
    А кто не сел, тот непременно сядет,
    А ежели не сядет – подсидит.

    Сидит братва в малине, байки травит.
    Сидит в засаде мент, за всем следит.
    Сидит мой дядя «самых честных правил».
    И я сижу, и вся родня сидит.

    Сидим, любого возраста и пола.
    Сомнения нас поедом едят.
    И умные сидят, и те, кто «полу…»,
    И полные, и разные сидят.

    Сидим, едим бананы, чебуреки.
    Сидим под хруст валюты, лязг зубов.
    Сидят потомки «из варягов – в греки»,
    Сидит «весь мир голодных и рабов».

    Сидим в мечтах – кому бы пригодиться,
    Прикрывши срам озонною дырой…
    Короче, жизнь – сплошные ягодицы,

    А мы той жизни сущий геморрой .

5

Комментарии

3 комментария
  • Александр Росляков
    Александр Росляков28 августа 2015 г.+2
    Лирическое остроумие не дремлет – и это, как возможная соломинка, спасающая от всеобщего уныния и отупевшего «патриотизма на местах», радует о обнадеживает.
  • Александр Майданюк
    Александр Майданюк29 августа 2015 г.+2
    н-да...вЕсело...или веселО.
    • Вадим Новожилов
      Вадим Новожилов29 августа 2015 г.+5
      - Скинет тётя пол кило, будет тёте веселО... - Сколько бы не весила, лишь бы было весело.