Новости партнеров

Самое свежее

Система Платон: время показало, что эффект от нее даже хуже, чем нулевой Александр Росляков. Как в нашей рыночной экономике была отрублена невидимая рука рынка Россия могла стать совсем другой при Примакове Михаил Делягин. Российское государство надо судить за отказ от экономического регулирования Борис Григорьев. Губернаторский оброк: почему храм в Екатеринбурге построят в любом случае Николай Травкин. Квартирный банк чекиста-миллиардера должен служить российским пенсионерам!
Loading...
Loading...
Загрузка...

«С именем - Иван, без имени - болван»

  • Большинство старинных имен дошло до нас только благодаря документам: князей и воевод перечисляли летописи, о простолюдинах ученым многое рассказали расписки и челобитные, а в конце XIX века филолог Николай Тупиков собрал все известные древнерусские имена в единый словарь. Портал «Культура.РФ» рассказывает, какие прозвища были популярны на Руси, почему у русских на протяжении почти 800 лет было по два имени и откуда взялись фамилии.

    Двуименность на Руси

    В одном из старинных «Азбуковников» сообщалось: «Первых родов и времен человецы … даяху детям своим имена, якоже отец и мать отрочати изволят, или от взора и естества детища, или от времени, или от вещи, или от притчи…» Кожемякой звали в честь семейного ремесла, Зимой или Соботой - по времени рождения, Белянкой - из-за внешности. Беспокойного младенца могли назвать Неусыпой или Шумом. Имена Дорога и Распута указывали на то, что ребенок родился в пути. Первушей, Третьяком и Девятой называли по порядку рождения.

    Популярностью пользовались «звериные» имена: Волк, Ерш, Медведь, Боров, Соловей. Наряду с Желанами, Милушами, Милованами в документах упоминались Лихачи, Гниды и Брехи. Предки предполагали, что такие неблагозвучные имена смогут защитить ребенка от нечисти: вряд ли злые духи заинтересуются каким-нибудь Ненашкой или Грязнушей.

    После Крещения Руси стали давать греческие, латинские или древнееврейские по происхождению имена - в честь известных тогда святых. Но люди не понимали значения иностранных слов и потому продолжали называть детей привычными славянскими именами наряду с церковными. Практически у каждого русского было два имени - крестное и мирское: «Дьяк Алексейко, нарицаемый Владычько» (1377), «Куземка, а прозвище Богдашко, кабальный» (1598). Еще в XVI веке народ четко различал, где греческий иноземец Кузьма, а где - родной славянский Богдан.

    С XV века мирские имена употреблялись скорее как прозвища: например, «князь литовский Иван, а прозвище ему Баба». А в XVII веке церковь начала бороться с двуименностью. Усопших, чье крестное имя было неизвестно, стали записывать так: «Казак Богдан, а имя ему бог весть…»

    Княжеские имена

    Были и имена, которыми называли лишь княжеских детей - так утверждалось право младенца на престол. Древнерусская династия пользовалась именами славянскими (например, Владимир, Всеволод, Мстислав, Святополк, Ярослав) и скандинавскими (Рюрик, Рогволод, Рогнеда, Олег, Глеб, Игорь). Даже бояре, посадники, военачальники не могли так называться.

    Эти родовые имена, связанные с эпохой язычества, считались основными на протяжении еще трех-четырех веков после Крещения Руси. И у князей было как минимум по два имени. Например, крестное имя князя Владимира Святославича, в правление которого христианство стало официальной религией, - Василий. Его тезку Владимира Мономаха крестили тоже Василием. Ярослав Мудрый был крещен Георгием, а Всеволод Большое Гнездо - Дмитрием.

    Некоторые русские князья были канонизированы под своими языческими именами - Борис, Глеб, Игорь, Ольга. Преподобная княжна Евфросиния Полоцкая известна под монашеским именем. Изначально же она была крещена Евпраксией, а мирское ее имя - Предслава.

    К XV веку княжеские языческие имена окончательно вышли из употребления. Но наследники престола стали получать два христианских имени. «Прямое» (домашнее, для узкого круга лиц) давали в честь святого, в день памяти которого ребенок родился или был крещен. Править же наследнику предстояло под династическим именем. К тому же в конце жизни было принято постригаться в монахи, при этом правителю давалось иноческое имя. Так, Василий III для ближайших родственников и своего духовника был Гавриилом, а в иночестве стал Варлаамом. Иван IV с рождения был наречен Титом, после пострига - Ионой, в народе же позднее стал известен как Иван Грозный. Такая внушительная коллекция имен указывала на высокое положение.

    «Богатого по отчеству, убогого по прозвищу»

    Отчествами пользовались еще древние греки. «Люди в простоте своей склонны думать, что у желудя больше оснований гордиться отцом-дубом, чем у дуба - чваниться сыном-желудем, - писал Лев Успенский в книге «Ты и твое имя», - и возник давным-давно обычай, обращаясь к сыну, дополнять его имя именем отца, уважения ради: тебя-то, мол, мы еще не знаем, но авансом уважаем в тебе заслуги отца твоего».

    В XI-XIV веках отчества могли быть у князей и некоторых высокопоставленных лиц некняжеского происхождения. Остальные обходились личным именем: «Имя ему Чернь, купец» (1074), «Иван, повар митрополита Киприана» (1391). Со второй половины XV века отчества стали употребляться и по отношению к низшему классу. Но чтобы отличать знать от простых людей, сохранялись краткая и княжеская формы отчеств. Простолюдин звался Иваном Гавриловым, то есть сыном Гаврилы. Князья и думные дьяки - высокопоставленные чиновники - имели право на «частишку» -вич: Гаврилович, Степанович и подобные.

    При Екатерине II отчество с -вич надлежало приписывать к именам высших государственных сановников и генералитета - с I по V классы Табели о рангах. Чины же VI, VII и VIII классов писались с отчеством на -ов, а остальные и вовсе без отчеств.

    В XIX веке отчества на -вич распространились среди всего населения России. После отмены крепостного права так стали именовать друг друга даже крестьяне. Тогда же начался стихийный процесс придумывания крестьянских фамилий.

    Как появились фамилии

    У самых знатных русских родов фамилии появились в XIV-XV веках. Они давались по названию земель: например, Шуйские правили городом Шуя, Вяземские - Вязьмой, Мещерские - Мещерой. С конца XVII века фамилиями стало обзаводиться и духовенство. Учащиеся духовных семинарий придумывали себе фамилии на «дворянский» манер, с окончанием на -ский: Преображенский, Рождественский, Покровский. За основу брали названия праздников, церковных приходов, библейские термины, греческие и латинские слова. Так в России появились Касторские (от латинского «бобр»), Алякринские (от латинского «бодрый»), Иорданские (по названию реки Иордан), Сперанские (от латинского «надеяться»), Пресвитеровы (от греческого «священник»).

    Но чаще всего в качестве фамилии закрепляли отчества. Отсюда многочисленные Ивановы и Петровы. Ненашев, Белоусов, Годунов - память о давно забытых именах Ненаш, Белоус, Годун. В основу фамилии могло лечь прозвище, профессия, местность, из которой происходил род. Фамилия Жильцов отсылает нас в Московскую Русь, где жильцами назывался определенный разряд служилых людей. А фамилия Кметь еще древнее: кметями в Киевской Руси звали воинов.

    Крепостным не полагалось иметь фамилии. Низшие сословия в западных районах страны, на Русском Севере и в Сибири в меньшей степени страдали от крепостничества, а потому фамилии у них появились значительно раньше, чем у крестьян Центральной России. Впервые государство обязало россиян иметь фамилии в 1888 году. Указ Сената гласил: «Именоваться определенной фамилией составляет не только право, но и обязанность всякого полноправного лица, и означение фамилии на некоторых документах требуется самим законом». Правда, большая часть населения все равно не имела фамилий: в деревнях одного человека отличали от другого по отчеству и прозвищу. Лишь после 1932 года, когда Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров приняли «Положение о паспортах», фамилии появились у всех граждан страны.

    14.05.2019

    Екатерина Гудкова

4

Комментарии

1 комментарий
  • Михаил Свобода
    Михаил СвободаСр в 11:27+1
    Пришедшие к власти либералы лишили нас отчеств. Внедрив англоязычную форму обращения только по имени. Это один из способов уничтожения отечественной культуры.