Новости партнеров

Самое свежее

Николай Травкин. Лекарство от авторитаризма Александр Гутин. Святое избавление Александр Росляков. Почему дело палача из ФСИН не доберется до суда Что мы Гекубе, что нам Гекуба, когда дело - труба Эль Мюрид. Наконец-то Россия – мировой лидер! По смертности населения Портрет Навального работы тюремных психологов
Загрузка...

Как переспорить либерала, или искусство полемики

  •  

    «Добиваться результатов и умело использовать людей означает не позволять нарушаться  равновесию вещей». Миямото Мусаси. Книга пяти колец.

     

    Данная статья написана на основе анализа материалов телевизионных дебатов («Поединок» с Соловьевым и другие телешоу) и личного опыта автора. Предметее –умение вести спор по широкому кругу проблем, в первую очередь политических и социально-экономических, с любыми оппонентами и в любой обстановке – в теле- и радиостудии, на производственном совещании, в научной или учебной аудитории, курилке или вагоне поезда. Почему в заголовке и в качестве противника назван именно либерал? Скажем так: это условное наименование, нечто вроде «чукчи» из анекдотов, который, при всем старании, никак не может вписаться в новую реальность, или «британского ученого», который беспрерывно что-то доказывает непонятно кому и зачем. Впрочем, если кому-то больше нравится считать что «либерал» - это либерал, представитель определенной системы политических взглядов, в этом нет ничего зазорного.
    Начнем с общих принципов, если угодно, аксиом «поединщика».

    В чем суть спора, и что вам нужно знать, если вы хотите выйти из него победителем?

    Словесный поединок, дискуссия, прения, дебаты, диспут  - это бой, целью которого является...А действительно, что? Выяснение истины или поиск консенсуса, скажете вы! И будете правы только отчасти. Бескорыстный поиск истины, даже в научных дебатах – явление достаточно редкое. Что же касается консенсуса (компромисса, оптимального решения, согласия), то в дипломатии, бизнесе и политике без них не обойтись. Хотя, если уж быть честными,  каждая из сторон  переговоров обычно стремится к доминированию, и пресловутый «консенсус» часто бывает вежливым названием торжества одного из переговорщиков. Для большинства же споров, перед участниками которых не поставлена задача немедленного достижения конкретных результатов (назовем их свободными), цель заключается в другом. В чем же именно?

    Разумеется, выяснить, кто «круче всех»: кто умный, а кто дурак, кто победитель, а кто лузер, кто альфа, а кто бетта, гамма или иной нижестоящий знак, кто лидер, а кто арьергард. Раз так, победа в споре прибавляет победителю уверенности и повышает его самооценку, проигрыш же больно бьет по самолюбию, не говоря уж об иных, более материальных последствиях.

    Дополнительный драйв вносит присутствие аудитории, реальной или хотя бы виртуальной. дебаты – своего рода зрелище, шоу, и оно тем интересней для окружающих, чем сильнее конфликт и выше накал страстей. Представим себе, к примеру, футбольный матч, где обе команды, отыграв первый тайм, обратились бы к зрителям с заявлением, что, мол, поскольку  силы сторон примерно равны, а впереди еще много тяжелых поединков, то они приняли решение играть оставшийся тайм вполсилы, и заранее согласиться на ничью. Наверняка, возмущенные болельщики освистали бы футболистов и дружно покинули стадион. Подобным же образом обстоит ситуация и с дебатами, где наличествует публика, будь то даже соседи по лестничной клетке, сослуживцы, или «собутыльники». Именно поэтому умиротворяющие фразы ведущего  в духе «мы тут собрались, чтобы выяснить истину», «надо искать решение, которое устроит всех» воспринимаются аудиторией весьма скептически (впрочем, едва ли они произносятся всерьез).

    Конечно, на службе, или обычных жизненных ситуациях споры лучше решать мирно, так, чтобы соперник, даже побежденный, не слишком обижался на вас. Но публичность дебатов, превращение  их в «шоу»  сразу все меняет.

    Как следует относиться к вашему оппоненту (если он, конечно не близкий ваш друг или  начальник)? Как это ни удивительно, полностью равнодушно. Он для вас существует не как личность, а скорее как объект, обезличенный оппонент на ринге, над которым вы должны одержать верх. Как говорил герой одного старого фильма: «убей его, или он убьет тебя». Убивать или физически воздействовать на соперника, конечно не нужно, но вы всегда должны помнить  что цель, которую вы преследуете, это полная и безоговорочная победа, иными словами то, что в силовых единоборствах носит название «нокаута».

    Стараться переубедить противника бессмысленно. Когда обсуждаются социально –политические или экономические проблемы, речь обычно идет не об истине, а скорее о  разности интересов. Трудно, а скорее всего, невозможно убедить оппонента отказаться от своих интересов, и принять ваши, равно как и наоборот. Мотивы, которые стоят за словами  вашего соперника, также не должны вам  особенно волновать. Он может руководствоваться собственной глупостью или одержимостью, быть фанатиком или ангажированным лицом,  человеком, одурманенным пропагандой или провокатором; наконец, он может быть действительно прав в той же степени, что и вы. Ваша задача – не переубедить или перетянуть на свою сторону оппонента, а одержать над ним победу, очевидную пусть не для него, но для зрителей и вас самих.

    Помните принцип, выработанный древними софистами: любое суждение может быть с равным успехом как доказано, так и опровергнуто. Это не означает, конечно, что на свете не существует добра и зла, правды и лжи, света и тьмы. Возможно, где то на уровне высокой абстракции они и пересекаются, но в реальной жизни мы обычно отлично где зло и где добро, где правда и где ложь.

    Суть в искусстве отстаивания своих взглядов, в том, что искусный «адвокат дьявола» имеет, как это ни печально, больше шансов отстоять свою точку зрения, чем неумелый борец за справедливость и «воин света».  Я не призываю вас, конечно, вставать на сторону «темных сил», - и для общества, и для самого человека лучше, если он выступает на стороне правды и добра. Но и добро, как известно, может быть с кулаками, а еще лучше – вооружено.

    Итак, что нужно знать и уметь, чтобы побеждать соперника в публичном споре? Во-первых, скажете вы, эрудиция, знания по вопросам, которые обсуждают. И будете совершенно правы, особенно когда речь идет  об узкопрофессиональных  или научных диспутах. В большинстве же остальных случаев, это не только не единственное, но и далеко не главное качество.

    В их число я бы дополнительно  включил логику, психологическую подготовку, опыт, умение «квалифицировать» (оценивать) своих оппонентов, ораторское, или полемическое мастерство, знание приемов и методов словесной полемики.

    Особо следует выделить логику, - качество, которое в наше время эпоху встречается очень редко даже среди научных работников. Человек, владеющий приемами формальной логики и, самое главное, способный применять их на практике, становится практически неуязвим для своих соперников.

    Умение оценить и понять соперника – навык, значение которого невозможно переоценить.

    Вступая в словесную дуэль, необходимо:

    Понять, что и представляет собой противник (противники), если их несколько, выделить особо опасного (или опасных), быстро определить их сильные и слабые стороны.

    Выбрать тактику поединка (атака/защита, агрессия/мягкость, уважение/пренебрежение, серьезность/ироничность, эмоциональность/бесстрастность и т.д).

    Задача поединщика – заставить оппонента играть по своим правилам (как справедливо писал Сунь-Цзы «умный командир навязывает свою волю противнику и не дает тому навязать ему свою волю») а для этого необходимо, в первую очередь, понять оппонента.

    Этот момент часто недооценивается, хотя в нем заключен один из секретов победы.  Как говорил все тот же Сунь-Цзы, « если вы знаете только себя, но не знаете своего противника, то на каждую вашу победу будет приходиться поражение». Каким же образом можно получить необходимые сведения? В случае, если вы работаете в одном учреждении, или вращаетесь в одних и тех же сферах, у вас уже есть какая-то информация о нем. Но и в том случае, если вы впервые увидели его  в момент начала диспута, не стоит унывать. Каждый человек уникален, и тем не менее,  все мы в чем-то схожи  друг с другом. Это позволяет разделить всех  людей (в нашем случае – спорщиков, риторов, ораторов, выступающих) на определенные типажи.

    Вот некоторые из них:

    Пламенный трибун /Барин /Профессор, он же эрудит /Человек идеи/ Боевая машина пехоты(БМП) /Харизматик /Одноклеточное существо /Мефистофель /Брюзга, он же мизантроп /Очевидец / Представитель высшего разума  /Стерва /Председатель профкома/Социальный робот, он же автоответчик /Тролль (провокатор).

    Понятно, что в чистом виде они встречаются достаточно редко, большинству ораторов присуще несколько черт., одна из которых обычно бывает доминирующей.

    Отнеся противника к определенному типажу (или типажам), можно начинать выстраивать свою тактику (важно, конечно, и то, к какому типажу относитесь вы сами).

    Один из самых слабых оппонентов – это, как ни удивительно, барин. Барин – аристократ, и ведет себя соответствующим образом. Он любит вещать, предпочитая гамлетовские монологи свободной дискуссии, он вальяжен и брезглив, хотя внешне дружелюбен и терпим даже к тем, кого он не может отнести к числу людей «своего круга». Его слабое место в том, что он, во-первых, старается избегать грязных приемов, а во-вторых, привык держать дистанцию с оппонентами.  Почувствовав угрозу своему привилегированному положению, барин начинает нервничать; стремясь проявить  демократизм и «близость к народу», он порой проявляет излишнюю снисходительность к оппонентам, которая выглядит как  слабость. Иногда барство определяется исключительно внутренней самооценкой человека, но обычно оно связано с занимаемым им положением. Лучшая тактика в работе с «барином» (если это, конечно, не ваш начальник) – это не признавать его барства, лишив его, тем самым, защитного панциря, без которого он чувствует свою уязвимость.  «Теноров нынче нет», как говорил герой рассказа Зощенко, - электрик, грозя отключить в театре электричество, если его знакомых девиц не пустят на оперу. Раз так, прогоните «тенора» со сцены, где он чувствует себя божеством,  и усадите его на обычное место в зрительном зале.

    Поведение «профессора» во многом схоже с поведением барина, только если броней  «барина» служит  его статус, то у профессора это знания и ученые регалии. Слабой стороной этого персонажа является его завышенная самооценка,  часто сочетающаяся с глубинной интеллигентской неуверенностью в себе.   Профессор уверен  (насколько может быть уверен в себе человек, который привык сомневаться во всем), что его эрудиция дает ему преимущества над другими участниками спора. Уверенность эта отчасти иллюзорна; в любой науке, а тем более в социальной, имеется множество различных точек зрения, и практически любое утверждение представителей одной школы может быть подвергнуто сомнению с позиций другой. Проще всего  потеснить профессора с поля, где он ощущает свою неуязвимость, и атаковать на незнакомой местности, где он сразу же теряется. К тому же профессора, как люди  воспитанные, плохо выдерживают «штурм и натиск».

    Как ни странно, слабым противником является «Мефистофель», личность ехидная, язвительная и во всем сомневающаяся. Амплуа этого типажа – быть в роли комментатора, а не главного действующего лица; прямая схватка дается  ему  нелегко.  Дело  не в том, что у Мефистофеля нет своей системы убеждений; напротив, она обычно существует. Все дело в том, что его позитивные взгляды обычно на редкость  тривиальны, что вызывает глубокое разочарование публики, предполагающей, что  за остроумными и язвительными репликами кроется своя система.  Любимая тактика Мефистофеля – высказав сомнение в правоте оппонента, тут же перескочить на другую тему. Поведение его напоминает карикатуру на тактику ведения  боя знаменитого Кассиуса Клея, получившую наименование «порхать как бабочка, жалить как пчела». Лучшая способ справиться с Мефистофелем – не обращать  внимание на его ехидные реплики.

    Женщина может быть и сильным, и слабым оппонентом: все зависит от того, какую тактику она выбирает. Типаж, который я называю «секретарь профкома», нередко встречающийся среди представительниц прекрасного пола, относится к числу слабых. Причина в том, что «секретарь»  пытается играть  с мужчинами на их поле, соревнуясь в логике и эрудиции, но выглядит смешной, периодически впадая в пафос или излишнюю серьезность.  Еще одна особенность «секретаря профкома – нудность его (ее) выступлений, которая раздражает  аудиторию. Занудство – одно из тех качеств, которые публика никогда не прощает оратору.

    Мужчина–секретарь профкома любит рапортовать о достижениях, обличать происки недругов и призывать прогрессивные силы действовать сообща во имя общей цели. Как правило, мужчина-секретарь тугодум и зануда, как это нередко бывает с честными тружениками. Он, как правило,  не столько отвечает на вопросы, сколько излагает свою программу (что роднит его с «социальным роботом»).

    Очевидец – человек, присутствовавший при тех или иных обсуждаемых событиях, или живший в эпоху, о которой идет речь. Самому очевидцу кажется, что его аргументы  обладают железобетонной логикой: «Вы  были там? Нет! А я там был, и все видел своими глазами! Как вы можете говорить о том, что сами не видели!» «Я жил в ту эпоху, и знаю, как все было на самом деле!». «Очевидца» легко поставить в тупик, продемонстрировав  ему, что есть другие факты, другие точки зрения и реальности.

    Среди наиболее опасных оппонентов я назвал бы «одноклеточное существо». Одноклеточное не в силах меряться с существами многоклеточными эрудицией и мозгами, да это ему и не требуется.  Не будем забывать, что диспут – это не просто ученый спор, а схватка личностей, идеологий и систем. Ничтожность одноклеточного очевидна практически всем, и поэтому кажется,  что победить его в словесном споре несложно. Но это чувство обманчиво. «Одноклеточный» имеет ограниченное число  идей, и еще меньше аргументов для их защиты. Слабость идей и аргументов он компенсирует непоколебимой уверенностью в своей правоте и агрессивностью (Гондурас не хуже Гватемалы, он ее лучше. Гватемала виновата во всех проблемах Гондураса. Почему? Это известно всем. Кто думает иначе, ему же хуже. Мне лично их жалко).

    Упрямство одноклеточного, его воинствующее неприятие позиций всех, кто думает иначе, несгибаемость его позиции вызывает определенное уважение.  А что, если и на его стороне есть своя правда?  И привыкшее к сомнениям и терзания «многоклеточное существо» поневоле начинает  додумывать аргументы за своего младшего собрата.

    Одноклеточного надо периодически осаживать, не позволяя ему выходить за рамки допустимого в приличном обществе поведения. Лучшая тактика в поединке с ним –легкая ирония, причем  проявлять к нему явно выраженное презрение (во всяком случае, в форме, заметной самому  «одноклеточному» не рекомендуется: что называется, себе дороже.

    «Стерва» - это типаж,  который почти невозможно победить. С женщинами всегда сложно вести дебаты, несмотря на уверенность мужского пола в своем интеллектуальном превосходстве. Сильная сторона женщин – внимание к мелочам, умение хорошо чувствовать собеседника, эмоциональность и актерство. Стерва, как правило, не умна и не глупа, но крайне хитра. Ее главная черты – безграничный эгоизм, позерство, самолюбование, доходящее до нарциссизма,  злобность, нахальство,  мелочность и беспринципность. Она уверена, что мир создан исключительно для нее, и поэтому крайне чувствительна  к малейшим проявлениям неуважения или невнимания к своей персоне, за которые жестоко мстит. Она любит блефовать, и говорить о своих связях в высоких сферах,  ссылаться на сведения, «полученные из первых рук». Она постоянно лжет, а когда ее саму пытаются уличить во лжи, приходит в ярость, при этом сама, при малейшей возможности, стремится обвинить собеседника во лжи.

    Для нее практически нет моральных запретов, добро и зло она трактует достаточно своеобразно. Добро для нее– она сама и те взгляды, которые  она отстаивает, зло – идеи и люди, с которыми она не согласна.

    Любимый  прием стервы– попытка свести спор по существу к переходу на личности. Она сознательно провоцирует собеседника на грубость или бестактность, а когда он допускает малейший промах, с животным удовлетворением обвиняет его в том, что он не джентльмен и человек, который не умеет вести себя в обществе, грубиян, невежа и прохвост. Вся женская аудитория, и даже часть мужской предсказуемо проявляет солидарность с обиженной в лучших чувствах леди.

    В.В. Жириновский, вне всякого сомнения, несмотря на все свои недостатки, человек харизматичный и умный,  при этом отличный оратор. Но практически все свои поединки с оппонентами-женщинами, он, с точки зрения широкой публики,  проигрывал. Почему? Для Жириновского характерна стратегия альфа-самца – стремление доминировать, агрессия и  напор. С мужчинами такой стиль в большинстве случае работает,  с женщинами ситуация иная. Спровоцировать на грубость оппонента (благо с ВВЖ для этого и не приходится особо стараться)– элементарная вещь, после чего соперник-мужчина, каким бы гигантом мысли он не был, воспринимается аудиторией как человек, «не умеющий себя вести».

    Еще один сложный типаж – «социальный робот». В отличие от «одноклеточного», он бывает неглуп, изобретателен и остроумен. Особенность  робота в том, что он считает обязательным донести до аудитории определенный набор идей, в которые он свято верит; робот по-детски наивно убежден, что если он будет их часто повторять, в них когда-нибудь поверят и все остальные. В ходе самих дебатов робот может проявлять определенную гибкость, тем не менее, старается использовать  любой момент, чтобы донести до мира свое кредо. Если ему по каким-то причинам не удается это сделать, он скрежещет зубами и негодует, как не вовремя отключенный механизм, который не смог осуществить полностью заданный алгоритм действий. Ни остановить, ни тем более переубедить робота невозможно, поэтому следует относиться к нему снисходительно, с иронией и пониманием.

    Худший вариант спорщика – это сочетание в одном лице тролля-манипулятора, постоянно провоцирующего собеседника, социального робота, и напористого хама (боевая машина пехоты). По счастью, такие типажи попадаются редко, и большинству опытных людей, что называется «знакомы в лицо». В общении с ними следует помнить, что иногда лучшее сражение - то,  которого удалось избежать. Если  вас все-таки угораздило нарваться на такого  противника, следует соблюдать выдержку, контролировать свои  слова,  и не поддаваться на провокации, при этом сохраняя достоинство.

    Некоторые типажи относятся трудно отнести однозначно к сильным или слабым спорщикам.

    Сильная сторона представителя «высшего разума» – убежденность в своей правоте, обычно не столь яркая и воинствующая, как у пламенного трибуна, а скорее скрытая в глубине.  Принадлежность  к «высшему разуму» определяется обычно принадлежностью к другой культуре или цивилизации, иногда – социальным статусом или профилем профессии (физик-ядерщик,  космонавт, спецслужбист и т. д.). Именно таков обычно стереотип поведения американцев, вступающих в спор с представителями «развивающихся» демократий. Их речи отличаются бойкостью, но они, как правило, не хамят, подобно «Боевой машине пехоты», не устраивают провокаций и ведут себя в рамках приличий.  И эрудиция, и логика «инопланетян»  обычно находятся на достаточно среднем уровне, и опытному  оратору несложно их переспорить. Вся проблема в том, что «чужеродность» создает барьер между ними и остальной аудиторией, и остается впечатление, что «разуму» ведома какая-то высшая правда, которую остальные еще долго не смогут понять (ну, разве что лет этак через 100). Эта иллюзия усилено поддерживается загадочным и вальяжным поведением самих «пришельцев».

    «Человек идеи» - это своего рода параноик в мягком формате. Как правило, это теоретик, создавший или усвоивший некую сверхидею (союз венеры и марса, отказ от чистки зубов, сыроедение, объединение эскимосов и папуасов в единое племя), безразлично какую, и стремящийся донести ее до слушателей.  Он образован, неглуп, и, как будто, способен реагировать на аргументы собеседников, порой даже соглашаться с ними. Обычно он большую часть времени погружен в себя и,  не обладая даром словесной находчивости, кажется легкой добычей для бойкого противника. Впечатление это обманчиво. В том, что касается его системы или сверхидеи, он непоколебим, и способен логически безупречно отстаивать ее перед любым, самым искусным соперником. В отличие от «пламенного трибуна», которого отличает страстность речей и харизматичность (чаще мнимая) личности, «человек идеи» бесстрастен и зауряден, и делает ставку на рассуждения и  логику.

    Итак, выдержка, эрудиция, логика, опыт, понимание психологии противника, ораторское мастерство, приемы полемики - по каждому их этих пунктов можно говорить долго. Что же, разговор может быть продолжен.

    А пока – некоторые, на мой взгляд, достаточно типические  примеры словесных баталий. Все они взяты из жизни, хотя и подвергнуты незначительной редакторской обработке. Я постарался использовать разные ситуации и разные типажи, убрав некоторые конкретные детали, связанные с актуальными политическими спорами. Причина проста – мы разбираем не сами проблемы, в приемы ведения споров.

     

    Используемые сокращения:

    Л – одна из сторон, условный «либерал».

    О – оппонент,  участник спора, стоящий на других позициях.

     

    Кейсы.

     

    Актуальные события.

    Л: В какой же стране мы живем? Ни в одной цивилизованной стране не убивают политиков!

    О: Не убивают, вы говорите? А убийство Кеннеди, где оно произошло? Италия, по-вашему, - цивилизованная страна? Там убили Альдо Моро!

    Анализ:

    Ответ можно признать адекватным. Слабое место – то, что убийство Кеннеди произошло 50 лет назад, а про Альдо Моро, итальянского политика, сейчас мало кто помнит.

    Предлагаемый вариант:

    США, по-вашему, цивилизованная страна? (противник соглашается). Я  вот буквально на вчера (на днях) открыл газету и увидел очередное сообщение о бойне в одной из американских школ. Школьник, которого чем-то обидели, пришел в класс с оружием, и расстрелял нескольких своих товарищей! Можно ли признать цивилизованной страну, где такие случаи происходят сплошь и рядом? 

    Внимание переключается на другую, хотя и близкую тему (убийство ни в чем не повинных людей). Плюс аргумента состоит в том, что упоминается случай, произошедший не 50 лет, а буквально на днях, и тем самым в большей степени  влияющий на эмоции аудитории.

     

    Реальная история и штампы.

    Л:  В истории не было еще ни одного случая, чтобы одна демократическая страна совершала нападение на другую демократическую страну! И в этом один из плюсов демократии!

    О: …..переводит беседу на другую тему.

    Анализ: ответ практически не был дан, и публика приняла утверждение Л как истину.

    Предлагаемый ответ.  Хотите случай? Пожалуйста! Демократическая Британия напала на демократическую Америку!

    Скорее всего, противник будет поставлен в тупик, и решит, что речь идет об американской революции. На самом же деле имеется в виду  война 1812-1815 годов между Британией и США; в 1814 году британские экспедиционные силы даже сожгли Вашингтон.

    На возможно возражение оппонента, что речь идет о событиях 200-летней давности следует ответ:

    Вот вам пример из истории 20 века – война между Индией и Пакистаном!

    Л: Ну, там были свои причины…

    К: А карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном? Разве это не война?

    О: ла ла ла…

    Оппонент постепенно подводит  Л к выводу о том, что декларируемый им закон имеет настолько узкие рамки, что  заставляет усомниться в самом его существовании. Даже в карикатурной, и, как будто, лишенной смысла  форме (ни одна из стран-членов НАТО  никогда в истории не нападала на другого члена НАТО!)  он тоже имеет свои исключения, если вспомнить конфликт 1974 года из-за Кипра между двумя членами блока НАТО – Турцией и Грецией.

    Впрочем, такой вариант ответа требует, конечно, определенного (не слишком глубокого) знания истории.

    Ситуацию упрощает то, что большинство ораторов всех политических направлений  историю практически не знают, и постоянно приводят один и тот же устоявшийся набор штампов и цитат. 

     

    Оценочный фрейм, или чудеса психологии.

    Л: Но вы же умный человек, неужели вы не понимаете всю лживость идей, которые вы защищаете? Неужели вы, с вашим знанием жизни, не понимаете ….

    О: Польщенный уважением со стороны оппонента, К начинает вяло говорить что-то в свою защиту…Конечно, он понимает, что не все ладно в доме Облонских, однако…

    Анализ.  В данном случае Л применил прием, известный в психологии под названием «оценочный фрейм»: дает свою оценку личности собеседника, как правило, лестную для того, а потом пытается навязать свою точку зрения. Большинство  людей поддаются на это, и попадают в ловушку. Суть приема в том, что суметь достичь доминирования в споре, присвоив себе право (причем, непонятно на каком основании) оценивать других людей.

    Предлагаемый вариант:  Отклонить в мягкой форме не оценку, а саму попытку  собеседника

    высказывать ее, а потом уже продолжить спор.  Это может быть сделано  различными способами. Например: Давайте не будем переходить на личности…или Ум – понятие широкое. Я еще не встречал, например, дурака, который не считал бы себя умнее всех других….Приходится сожалеть, что ум и жизненный опыт иногда приводит людей по разные стороны баррикады…

     

    Апелляция к эмоциям.

    К  ставит на повестку дня вопрос об идеологии

    Л: У меня нет слов! В то время как люди в нашей стране гибнут от сосулек, вам больше нечем заняться, кроме как... (как раз в это время было несколько сообщений о том, что от падающих с крыш сосулек погибли случайные прохожие)

    О:…. Пытается оправдаться.

    Анализ:  Цель Л – втоптать в грязь оппонента. Сначала делается упреждающий удар – не по конкретным идеям и доводам, а по самой теме, стремясь показать ее нелепость (как можно говорить о чем-то абстрактном, когда в стране гибнут люди – от сосулек, происшествий на дорогах, болезней и т. д.),  поставив его в заведомо невыгодное положение и заставив оправдываться. Выдвигается тезис, который затрагивает всех –гибель людей, дальше следует фактически бессвязный, но крайне эмоциональный  поток слов.

    Предлагаемый вариант. О должен был проявить выдержку, сохраняя определенный баланс. Важно не демонстрировать  иронического или насмешливого отношения к словам Л, которые могут быть  истолкована как равнодушие к гибели людей; с другой стороны, не нужно и паниковать, что будет восприниматься как признако чувства вины, которое испытывает О. Он должен спокойно сказать Л, что тот поставил действительно важные вопросы, которыми необходимо заниматься. Но всему свое время и место, а в данном случае мы обсуждаем такие-то и такие-то вопросы…

     

    Перевод стрелок: разум и чувства

    Л: Россия не любит Америку, потому что не в силах добиться от нее ответной любви, Мы мечтаем жить как в Америке, и хотим добиться признания. А когда нам не отвечают взаимностью, мы начинает злиться и комплексовать.

    О:. начинает говорить что-то о своей любви к Америке, или, наоборот, о  равнодушии, презрении или самодостаточности.

    Анализ: Оподдался на уловку противника, и позволил втянуть себя в то поле дискуссии, которое является для него заведомо проигрышным.

    Слова Л – не что иное, как провокация,  попытка увести дискуссию от реальных проблем взаимоотношениядвух стран, экономики и геополитики в зыбкую сферу мотивации и психологии.Любит - не любит, встретит - позабудет, поцелует - плюнет...

    Предлагаемый ответ.  Эмоции и чувства давайте оставим поэтам. Лучше обратимся к реальным фактам

     

    Троллизм, и как с ним бороться..

    О: (уважаемый человек, в прошлом занимавший солидный пост в правительстве). 

    Протест парламента осуществлялся в рамках закона, это Ельцин нарушал законы и Конституцию!

    Л. А как же….приводит факты

    О.  Обстрел Белого дома был преступлением, которому нет прощения!

    Л.  А что это у вас все время дрожат руки? Вы до сих пор испытывает чувство вины за то, что пытались сделать?

    О: Кто вы такой? Я вас не знаю!

    Разговор продолжается в том же духе, О начинает чувствовать свою неуверенность, Л торжествует.

    Анализ. О, привыкший, что к нему относятся с уважением, и что его точка зрения, хоть и не всеми разделяемая, воспринимается с пониманием и одобрением,  высказывается  так же, как и обычно, в присущей ему  резкой манере. Но он не знал ничего о личности собеседника, провокатора и тролля. Воспользовавшись предлогом (высказывание собеседника можно было воспринять как открытый вызов), он срывается в откровенное  хамство, которое преподносит как ответ на хамство собеседника. В этой стихии он чувствует себя как рыба в воде. О, не ожидавший такой реакции, не знает как себя вести и начинает нервничать. Л умело пользуется малейшими промахами собеседника, и уверенно ведет свою линию. Ошибкой О было то, что он согласился на диспут с человеком, о котором он  ничего не знал - опытным манипулятором и экспертом в области психологии, поднаторевшим в искусстве полемики, человеком язвительным и злым.

    Предлагаемый вариант. В данном случае лучшим выходом был бы отказ от поединка с соперником, который явно принадлежал к другой весовой категории. Но уже согласившись на дебаты, после открытого хамства Л («дрожащие руки»), О надо было отказаться разговаривать с человеком, который ведет себя подобным образом, встать и  уйти.

     

    Л: Я буду бороться за демократию, потому что в этом заключаются настоящие интересы моей страны!

    О: А какой страны-то, можно уточнить?

    Л: А в морду?

    О:  Изменился в лице, но сделал вид, что ничего не случилось. Дискуссия продолжилась.

    Анализ. Данная ситуация во многом сходна с предыдущей. О, занимавший солидный пост,  привык к уважению и даже некоторой угодливости со стороны окружающих, и не знал, с кем имеет дело, или, может быть, не придал значения полученной информации. О воспользовался резким высказыванием собеседника, чтобы нахамить в ответ.

    В данной ситуации О все-таки следовало сказать в ответ Л что-то вроде: ну, попробуй! Он в принципе, ничем не рисковал, драки в студии, тем более с участием такого лица, никто бы не допустил, а он бы позиционировал себя человеком, способный отвечать за свои слова и умеющим себя вести в непростых ситуациях.

     

    Ученый-экономист и тайная комната.

    Л: Все проблемы на самом деле заключаются в том, что власть слышит только сама себя, и не желает слышать то, что  ей говорят не дураки и подхалимы, а умные и независимые люди, не прислушивается к их идеям!

    О: Может быть все дело в том, что оппозиция другая сторона не предлагает действительно полезных идей, которые можно использовать в управлении? Такие советы всем нужны! Да и где они, эти рекомендации?

    Л. Да чушь все это! Они  просто глухи и слепы! А идей таких у нас сколько угодно! Возьмите хоть книги НН…Посмотрите экономический доклад  ММ…Все есть, просто нету желания что-то изменить, мозгов нету!

    О: Ла ла ла..Явно смущенный, пытается увести разговор в сторону.

    Анализ. Л, человек эмоциональный и неуравновешенный, пытается давить на собеседника ученостью и эрудицией, по большей части мнимой.

    Скорее всего, Л действительно понимает в этом предмете больше, чем собеседник. Но  экономика – наука неточная, и в ней существует множество теорий и школ, которые конкурируют между собой, и ни одна из них не может себе присвоить право на знание абсолютной истины. О скорее всего, не стоило углубляться в экономические или финансовые дебри, но и слова оппонента нельзя было оставлять без ответа.

    Предлагаемый ответ. Ну, всем известно, что каждая наука и каждый ученый считает себя правым…Представителям ваших идей уже давали возможность порулить страной!

    Вариант: Легко сказать, что у вас в тайной комнате спрятаны ответы  на все вопросы…На самом деле правдивость этого еще предстоит проверить… 

     

    Гондурас и Гватемала: два мира, две системы

    Гондурас. Это вы виноваты в том, что у нас сейчас происходит!

    Гватемала. Нет, не мы, вы сами виноваты!

    Гондурас.  Если бы вы не действовали подобным образом, в Гондурасе все было бы по-прежнему спокойно!

    Гватемала. Ла ла ла…На самом деле виноват Эквадор…

    Анализ. Происходит обмен резкими словами, причем  стороны стоят на прямо противоположных  позициях, и конструктивный диалог  между ними невозможен, тем более что в ход идут  не аргументы, а лозунги и штампы.

    Тем не менее, последняя реплика Гватемалы могла бы строиться более конструктивно.

    Предлагаемый вариант. Если бы мы не действовали…Но, во-первых, вы неправильно представляете наши действия. А во-вторых, почему обсуждаются только они? В политике всегда много игроков; почему мы не обсуждаем действия вашей хунты и  эквадорской военщины, мирового бананового картеля?  

     

    К: Этот шаг был необходим, потому что в противном случае жителей  права жителей южного Гондураса  были бы нарушены, их ожидали бы гонения и репрессии.

    Л: Это неправда, и вы сами прекрасно знаете, что им ничего не угрожало!

    О:  Продолжает предыдущую мысль.

    Анализ. Дискуссия накаляется, Л фактически обвиняет противника во лжи, при этом приписывает ему позицию, которая целиком является его собственным измышлением (вы сами знаете, что это неправда, но почему-то не хотите этого признать). Все зависит от контекста: если эта фраза прошла незамеченной в накале диспута, то тактика «собака воет, караван идет» является оптимальной. Если же обвинение  выпадает из общего хода беседы, и звучит, что называется «акцентуированно», следует дать достойный «ответ Чемберлену», потому что фраза «вы сами это знаете (понимаете, чувствуете, осознаете…)», оставленная без внимания,  волей-неволей может запечатлеться в умах аудитории, как признание правоты оппонента.

    Предлагаемый вариант. Давайте  будем говорить каждый за себя. Я  не приписываю вам своих мыслей, прошу и вас этим не заниматься.

     

5

Комментарии

4 комментария
  • Татьяна Пушкарева
    Татьяна Пушкарева20 мая 2015 г.+3
    Длинно написано, но в целом верно. Никого ни убедить, ни переубедить ни в чем нельзя, и все ТВ-дискуссии – только повод помаячить на экране. А вот кому дано там маячить, а кому не дано – решается где-то в глубине кремлевских руд, куда нет входа никому из посторонних.
  • Юрий Комаров
    Юрий Комаров20 мая 2015 г.+3
    В современных спорах не рождается истина, а ожесточается ненависть.
    • Александр Майданюк
      Александр Майданюк23 мая 2015 г.
      Если вы правы, а я считаю что вы правы потому что культура спора и главная ее составляющая - уважение к оппоненту - потеряны нами, то ТВ - передачи типа Воскресный вечер с Соловьевым или Политика не приносят пользы зрителям и должны быть закрыты, не так ли? Или все таки нет?
  • Александр Коржев
    Александр Коржев23 мая 2015 г.+1
    Совершенно нет. Вообще никакие передачи закрывать не надо, если они не нарушают законы. Вообще-то в статье идет речь не о каких-то конкретных передачах или проблемах, а о самих принципах полемики. Есть технология, есть какие-то общечеловеческие принципы, и, увы, они часто расходятся между собой, и с этим трудно что-то поделать.