Новости партнеров

Самое свежее

Брехун – находка для ковида Борис Григорьев. Забыть навеки: Росреестр засекретил данные об имуществе высших лиц Андрей Нальгин. Игра в отставку Рамзана Кадырова: Кадыров начинает – и... Николай Травкин. Зачем писать законы, которые заведомо не будут исполнять? Александр Росляков. Плоды примирения: двое убиты, трое ранены Борис Григорьев. Эрдоган вдруг начал облизываться на наш Крым – с чего бы это?
Загрузка...

Борис Григорьев. Финт с Конституцией – только красивый фантик. Где конфетка?

  • Путина нельзя назвать слабым правителем, но и по-настоящему сильным – тоже. Никаких богатырских подвигов вроде тех, что совершили по дороге к власти Лех Валенса или Нельсон Мандела, он не совершал. Власть получил на блюдечке, дальше использовал авторитарный общественный запрос на сворачивания демократии – вот и все.

    Он всегда плыл по течению, потакая общественному мнению или же воровской элиты с ее олигархами – кому в ту или иную пору ему казалось выгодней потакать. На культурном языке политтехнологов называлось это «общественным договором». Эдакий неформальный консенсус между глубинным народом и официальной властью, на котором зиждется общественное спокойствие страны.

    Россия прошла через несколько таких договоров, сохраняя  в целом стабильность.

    Скажем, при Ельцине этот консенсус заключался в том, что население отказывалось от советских социальных гарантий в обмен на полную свободу действий.

    Но люди довольно быстро поняли, что их обманули, загнав путем лживых посулов вроде «двух волг на ваучер» в страшную бедность. Поэтому следующий общественный договор уже заключался в отказе от былой свободы слова, выборов, собраний – в обмен на рост уровня жизни.

    Благодаря нечаянному и взрывному росту цен на нефть Путин блистательно сыграл роль национального спасителя, не сделав для экономики страны-бензоколонки ровно ничего. Но мировой кризис 2008 года поставил крест на нетрудовом росте благосостояния населения – и тогда в ход пошли новы политические ухищрения. Сначала сохранение «социальных гарантий», потом «Крымский рывок» и возвращение «величия России на международной арене». Народ сперва увлекся этим. Но и тут деньги подкачали. Оказалось, что даже нищенский уровень социальных гарантий власть поддерживать не в состоянии. Да и «величие» оказалось химерой…

    В общем весь «договор с Путиным» был разорван пенсионной реформой 2018 года – и тогда начались судорожные поиски каких-то новых приманок, приведшие к путинским поправками в Конституцию. Ее объявили вражьим твореньем, не дающим как следует повластвовать национальному лидеру, ограниченному жалким сроком каких-то 24 лет – разве можно на Руси, где страшно долго запрягают, успеть за это время что-то? Но прошедшее с великой помпой обнуление этой Конституции не дало в искомом плане ничего, так как под пышным фантиком не оказалось никакой съестной конфетки.

    И вот в итоге общество раздражено и бурлит по любому поводу, будь то свалки, храм или арест губернатора (раньше встречавшийся на ура). В народе нарастает ощущение, что никакого «величия России» нет, а есть стагнация и деградация, то есть путь в тупик.

    Ну и что нового и привлекательного может предложить сегодня россиянам Путин, к которому все чаще добавляют «властитель слабый и лукавый», в обмен на возможность вольготно править аж до 2036 года?

    При этом в предложение должно входить что-то съестное обязательно. Не то голодный народ как-нибудь изловчится – и сам в конце концов хренового кормильца съест!

19

Комментарии

6 комментариев
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов26 июля-1+8
    Никакого общественного договора в течение всех тридцати лет капитализма в России не было. Кто-нибудь договаривался с Ельциным о том, чтобы разрушить СССР, отдать народное достояние в руки грабителей, перейдя к капитализму? Или, может быть, с Путиным договаривались, что олигархи будут вывозить капитал за рубеж и разрушать остатки экономики, а пенсионеров поставить на грань вымирания? Власть держалась все это время на обмане, который не может входить в договор народа с государством.
    • Михаил Русаков
      Михаил Русаков26 июля-1+8
      Какой идиот придумал это понятие "общественный договор"? Если бандит грабит под угрозой ножа жертву в подъезде, между ними тоже возникает общественный договор.? Или карточный шулер обирает наивно пассажира
  • Алексей Уралов
    Алексей Уралов26 июля-3+3
    народ перестал быть субъектом в момент обрушения СССР. Сейчас это подданые и к ним отношение соответствующее.
  • Михаил Русаков
    Михаил Русаков26 июля+4
    Сегодня во время парада на Неве Путин выглядел стариком, сутулые опущенные плечи, блеклое потухшее лицо. Старость приходит и к спортсменам, это очевидно
  • Павел Артемьев
    Павел Артемьев26 июля+3
    Дело в том, что в фантике с самого начала была какашка... Конфетку - сожрали совсем другие персонажи..
  • Сергей Бахматов
    Сергей Бахматов26 июля+2
    Цитата: "В общем весь «договор с Путиным» был разорван пенсионной реформой 2018 года...". Эта фраза очень часто повторяется, но она говорит лишь о том, что человек склонен не видеть ничего вокруг себя, пока это не коснётся лично его. Чудовищная нищета, в которой оказалось абсолютное большинство пенсионеров в России, начиная с начала 90-ых, никто кроме пенсионеров не замечал. Когда власти изменили возраст выхода на пенсию, что касается всех, стали замечать и остальные. Геноцид против пожилого населения в России начался сразу после буржуазных преобразований, а теперь он просто получил своё логическое развитие.