Новости партнеров

Самое свежее

Алексей Рощин. Предвыборный скандал с Поповым, мужем Скабеевой Пётр Мордкович. Какой след останется от нас через 1 000 000 лет? Владислав Жуковский. Сказки про «Майские указы» и суровая быль российской жизни Александр Гутин. Восточный базар Николай Травкин. «Системная оппозиция» – такая водится только в России Александр Росляков. Будет ли в УК РФ статейка «Ни за что»?
Загрузка...

Без левой аристократии

  • Падение СССР и социалистического лагеря выявило изъяны народных режимов. С крахом СССР и постоянной деградацией левых режимов по всему миру сложился стереотип, что социализм все время ведет народы к застою и нищете. И только рыночная демократия является лучшей политической системой. Они кричат нет тоталитаризму! Коммунизм - это тоталитаризм. Это издевательство над людьми!


    Это не самое худшее, что проявилось с разрушением СССР.
    Самое худшее, что в России и новых независимых государствах не видно элиты. Есть кучка чиновников, которые подражают демократии. У них ничего не получается, кроме традиционной автократии. И при этом они все время говорят о демократии. Основное занятие - это феодальная рента. Каждый чиновник на любом месте собирает дань с подчинённой "территории" и зависимых от него людей. В народном понимании все это называется одним словом - воровство.
    Итак, почему в бывшем социалистическом лагере существуют проблем ы с демократией, но большие успехи у чиновников в бизнесе. Чиновники обогащаются по феодальным законам. Государственное место и должность они понимают как свою феодальную вотчину. С такими перспективами остаются вопросы, а будет ли существовать такое государство? Самое интересное, что самые богатые люди современности раньше были коммунистами.


    Чем же оказались сильнее и прочнее демократические государства, в первую очередь речь идет о США.


    Нельзя сказать, что в странах демократии сохранилась старая аристократия. Да, там чиновники, происхождение которых туманно, соблюдают законы. Одно ясно всем, что их предки не были дворянами. Еще все помнят, что дворяне не воруют, это самое позорное явление, которое не может с ними случится никогда. При монархическом строе даже свежие дворяне, недавно принятые в элитное сословие за труды и подвиги, соблюдают строго этот кодекс чести.


    Но всех дворян старого мира либо истребили, либо изжили со свету рыночными отношениями. Люди, масса, толпа перестали ценить честь и порядочность. Святое место традиции заняли деньги и за деньги можно было купить все и честь, и совесть.


    Безродные рефаги так удачно скопировали культуру высшего сословия? Как так получилось, что безродные рефаги демократических режимов оказались более ответственными людьми, чем потомки крестьян и пролетариев? Они сохранили свои режимы, не разворовали весь бюджет и казну.


    Но ведь и чиновники бывшего советского режима еще не все разворовали. Да, они воруют. Много воруют. Они воруют такие суммы, какие не могли даже присниться банкирам из свободного мира. Но и государство их еще стоит. Пока не разваливается окончательно. Если хозяин дома все прячет в другом доме, то стены его дома тоже будут пока стоять. Весь вопрос, почему этот хозяин такой? Что здесь не так. Почему все чиновники из мира народных социализмов такие беспринципные? Даже рефаги из мира рефагов в случае провала или когда их берут с поличными журналисты, уходят в отставку. Рефаги! Потомки мещан! А чиновники из бывшего мира социализма, никто не застрелился. Спокойно переписались из коммунистов в демократы, радикально сменили ориентацию. Это провал! Это провал? Это не провал. Это невиданная удача!


    Кто, когда и по какому поводу говорил, что все люди низкого происхождения склонны к воровству? Ведь именно таких людей - пролетариев поднимают народные социализмы на самый верх власти. Физическое большинство, соблазненное лозунгами равенства выдавливает из себя в первых героев. Эти люди не могут воровать, потому что обстоятельства не дают им думать о себе. Вся потенциальная низость, засевшая в их крепостных генах не может вырваться наружу из-за революции и войны. Там, где был и есть риск революционеры похожи на аристократию.
    Но толпе и физическому большинству любая аристократия ни к чему. Когда наступает передышка и мир от физического большинства выступают уже другие люди. Эти люди, возможно, были героями на гражданской войне, но в мирных условиях, крепостные крестьянские гены почувствуют, что еще не время для этого.

    Когда наступает мир, начинается прежняя эволюция. Крестьяне не могли бы сразу превратиться в дворян, в элиту, одно поколение они обязаны были отработать на феодалов.
    При социалистическом режиме бывшие зерефы работают фанатично не на феодалов, дворян, (которых уже нет, их убили, отселили), они работают на режим, напоминающий новый феодализм (наверное красный). Все останется как было на своих местах, как будто не было революции и гражданской войны, но при народном социализме будут совершенно другие костюмы. Другие отношения, другие сословия, другая красная форма, но все же - одно и то же. Вышедшие из низов начальники, красные боссы обязаны поддерживать революционную традицию. Но уже не будет первых героев революционеров рядом. Эти крестьянские боссы их уничтожат. Какие законы заставят их убить революционеров, предварительно измазав их грязью, смешав с предательством-изменой? Все революционеров, (первую социалистическую аристократию ) везде неизбежно осудят как предателей и расстреляют. Крестьянские боссы или вторые по счету революционеры - чиновники натравят на них весь народ. Именем социализма.
    А что написано на знамени социализма?
    На знамени социализма самая первая цель - это равенство. Аристократию, старую элиту уничтожают за сословное неравенство и материальную несправедливость. А левую аристократию, первых героев судят, потом расстреляют за таланты. К сословному неравенству привыкают, с материальным неравенством смиряются, а вот духовное превосходство не прощают никогда. Эта самая главная проблема народных социализмов. Что бывшие товарищи уничтожают своих товарищей.
    И вот это самое духовное достоинство левой аристократии является самым ценным для судьбы революции. Социализм, его завоевания погибают вместе с левой аристократией. Как только социалистическая автократия, являющая собой копию дворянской, но без материального ценза, погибает, начинает работать природная эволюция. Начинается созревание первобытной элиты.
    В первую очередь от революции остается вождь как напоминание о талантливых вождях, о трибунах революции, и вокруг вождя собирается его дружина - бюрократия. Первобытной дружине близость к вождю нужна для личного обогащения. От революции и, в конечном счете, от социализма остается только вот этот вождь и придворная камарилья, которая начинает петь ему осанну. Несмотря на социализм камарилья - бюрократия хорошо живет, лучше чем народ, но и народ привыкает к новому порядку и неформальным уже социалистическим сословиям. Традиция отличается, что у него всегда есть сословия, которые социализм и погубят. Этот социализм является всего лишь копией старой культуры и традиции. При этом не исключается общий технический прогресс при такой новой старой элите.


    Нет, новый традиционный строй повышает образование и достаток всех граждан, потому что это заветы революции, а бюрократия не может от этих заветов отказаться. Уничтожив левую аристократию, она пытается своими возможностями и средними талантами построить новое "светлое" общество. Но от этого у любой народной бюрократии получается не все. Она конечно улучшает материальный достаток. Но улучшая средний достаток и обслуживание, развивая в первую очередь образование и медицину, она лучше всех обслуживает себя, и образовывает своих детей, (чтобы они вошли в элиту, иначе какое же это традиционное общество? )

     

    Почему либеральные реформаторы сохранили свои демократии, а народные социализмы не сохранили свои режимы.
    Потому что они сохранили преемственность. Дворяне или феодальная аристократия формировались на принципах наследования. На принципах элитного корня. Пришли и свергли их не марсиане. Пришли и свергли дворян свои же люди. Но без корня. Ни одна буржуазия не могла похвастаться великими корнями, да и обычные корни мещане ненавидели. Чтобы компенсировать изъян, буржуазия стада строить новую элитность на принципах собственности. У кого больше золота и денег, тот и элита. (Этот принцип действует до сих пор. Потому что весь мир перемешался и лишился традиции. Как видно, чтобы повторять за рефагами, зерефы не совсем забыли о традиции, потому что они совсем недавно выехали из деревни. Но всем своим видом - поведением показывают, что им никто не нужен в родственники. (Разве только в виде правящего рода, если в каком новом государстве народного социализма не хватает даже ответственных граждан, то есть ремидов. На чем же им еще строить государство?
    Все народные социализмы, как правило, не достигли цивилизационной зрелости.
    Что это такое? Как было сказано, у них не было достаточное количество купцов или банкиров, а население оставалось традиционным. Нигде больше в мире, тем более в мире развитого капитала не стали строить подобные социализмы ( Хотя Маркс пророчил, что именно там это будет, прогремят революции), кроме Азии и Латинской Америки. Потому что эти народы ближе к традиции.
    Итак.
    Не имея достаточно рефагов, революционеры свергли своих монархов. А в России, Китае и Кампучии народы уже под руководством зеремидов уничтожили свою революционную аристократию. Чем заново завели динамо природной эволюции. Это когда чиновники создают социалистическую касту, затем переходят на собственность в виде доказательства своей элитарности (как делали рефаги запада).
    Не удивительно, что они это делают при рынке быстро и нагло (у рефагов западе этот процесс накопления золота занял три - четыре поколения). Со стороны похоже, что они воруют и больше ничего не могут соразмерно плебейской рефлексии. На самом деле они хотят повторить в кратчайший срок, сжать превращение в элиту, они мобилизуются. Вот каково значение статуса!

1