Новости партнеров

Самое свежее

Леонид Радзиховский. О вакцинации дочери Путина: реклама путинская, а здоровье мое Гауляйтер Дегтярёв: почему Хабаровский край никогда с ним не смирится Забег в ширину – или о белорусской многовекторности Андрей Нальгин. Кремль все же решил слить Лукашенко? Сергей Мардан. Сколько стоит в РФ жизнь рабочего, погибшего на производстве? Демократия как праздник непослушания. Редкий и бессмысленный
Загрузка...

Законотворчество как рукоблудие бездумных кнопкодавов

  • Кто помнит времена СССР, тот вспомнит, что депутаты Верховного Совета СССР и верховных советов республик в столицах не сидели (не было у них там квартир и служебных машин), да и зарплату депутатов они не получали. Они жили и работали на своих постоянных рабочих местах и имели лишь некоторые льготы, в основном в виде бесплатного проезда во всех видах общественного транспорта кроме такси. И собирались в столицах на свои сессии всего несколько раз в год. Но их эффективность (если считать эффективностью работу на благо народа) как законодателей была несравнимой с эффективностью нынешних парламентских паразитов во всех странах.

    Начиная от первых большевиков и почти до самого конца СССР в его управлении сохранилось если не понимание, то традиция того, что любой закон это ограничение свободы народа. Поэтому новых законов в СССР до перестройки почти не было – практически все законы СССР были приняты еще задолго до Великой Отечественной войны, и сам по себе новый закон был событием для всей страны.

    Вот у меня в памяти за 42 года жизни в СССР остались только ужесточение борьбы с хулиганством, какие-то отголоски об ужесточении борьбы с валютной спекуляцией, приведшие к изменению соответствующих статей уголовного кодекса.

    Поэтому депутат за свою 4-х летнюю бытность членом ВС мог участвовать всего в нескольких правках к существующим законам, да и то – если повезет.

    Новый закон или правки публиковались Президиумом ВС для всенародного обсуждения за много месяцев до своего принятия. Те активные граждане, которых это интересовало и у кого возникали сомнения или предложения, выражали их своему депутату по месту жительства, в то еженедельное время, когда депутат обязан был принимать избирателей. Или писали прямо в Президиум ВС. Писали и в газеты, которые обязаны были вести обсуждение проектов, стоящих в очереди на рассмотрение их в ВС. Шло обсуждение действительно народное. Активные депутаты сами посылали правки в Президиум. Там все правки оценивали, дельные учитывали в окончательном проекте. Депутатам с дельными предложениями предлагали выступить на сессии. Затем собиралась сессия, депутаты полностью зарежессированно читали выступления по бумажкам, и закон принимали единогласно. А чего умничать, если он уже обсужден-переобсужден?

    Несколько бо́льшая работа была по планам и бюджетам. К депутатам (в существенной своей части – простым рабочим и крестьянам) обращалось областное начальство и директора предприятий с объяснениями, что там, в планах, к чему и почему в нашей области надо так, а не иначе. И депутаты еще до сессии писали, ездили в Москву и отстаивали эти пункты плана в Президиуме ВС и в Совмине СССР. И если им отказывали, то они понимали, что отказывают им потому, что так требует благо всего СССР. Ну и чего было на сессии голосовать против плана или бюджета? Хотя особо упорные депутаты просили слово и еще и на сессии выступали со своими предложениями и по этим вопросам.

    Внешне все это выглядело не уже привычным нам «демократическим парламентом», а глухо зарежессированным спектаклем – это так, но только внешне. А ведь важен не внешний вид, а суть, а в своей сути это была реальная и полезная законодательная работа.

    А вот чем занимаются сегодня все эти весьма дорогостоящие паразиты-законодатели практически во всех «цивилизованных странах»?

    Начну с гнусного примера. Как вы знаете, сегодня у всего «цивилизованного мира» главная проблема – как ублажить гомосексуалистов. Уж и так, и эдак мир их ублажает. Простите, но ведь если это не вынужденные гомосексуалисты, как, скажем, в тюрьмах, то это больные люди, это сравнимо с сифилисом, это дегенераты, это вырожденцы. Это мусор человеческого генофонда. Их лечить надо, а не ублажать.

    В крайнем случае можно не замечать этих дегенератов, если они ведут себя скромно. Ну, живут два мужика в одной квартире, или две бабы, ну догадываемся мы, что там к чему, но это их квартира и пусть делают, что хотят, когда их никто не видит. Ну, даже соглашусь, любят они друг друга, нам это не понять, но они больные люди – и свою любовь как-то переживают. Ну, хотят, чтобы их имущество осталось партнеру. Какие проблемы? Пусть напишут завещания друг на друга и все вопросы этим завещанием решатся. Семья создается для рождения и воспитания детей, но у гомосеков не может быть потомства. Зачем им от здоровых людей бумага об их «браке» – и зачем обществу об их отношениях знать и этим вопросом заниматься?

    Вот свежее сообщение.

    «С 2016 года в Эстонии будут легализованы браки между представителями сексуальных меньшинств. Эстонский парламент проголосовал за принятие закона о сожительстве. «За» проголосовали 40 депутатов, против – 38. Закон вступит в силу с 2016 года и позволит не состоящим в браке парам регистрировать сожительство и регулировать отношения друг с другом и с третьими лицами. Законом будут регулироваться: порядок заключения договора о сожительстве, права и обязанности зарегистрированных сожителей и основания для завершения сожительства», – сообщает эстонский новостной портал Delfi.

    Как поясняют СМИ, данный закон даст гомосексуальным парам те же права и обязанности, что есть у гетеросексуальных пар.

    Но какие права и обязанности могут быть у гомосеков, этих больных людей?! Детей воспитывать? То есть прививать им свой порок?

    И дело уже не в реальных педерастах, а в тех моральных и умственных, которые сидят в парламентах и никак не отвечают за последствия своего сидения там. У которых не хватает ума работать над вопросами, действительно нужными государству, и которые не знают, чем им заняться.

    Наши кнопкодавы Охотного ряда до таких забот о сексуальных меньшинств пока еще не докатилась, хотя активно крутятся у лунки. У них свои заморочки.

    Их страх перед народом, особенно собирающимся без их контроля, к примеру, таков, что бедная статья 31 Конституции, «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», на практике уже давно имеет такое содержание: «Граждане могут собираться только с разрешения режима в месте им разрешенном и после личного обыска, а также обязаны соглашаться со всеми провокациями власти и обвинениями в своем незаконном собрании». Что еще кнопкодавам надо, «чтобы спокойно встретить старость»? Что еще они придумают? Чтобы граждане и наручники с собой приносили на свои собрания?

    А вот новое, радостное сообщение о деятельности кнопкодавов:

    «Право россиян на использование оружия может быть расширено – гражданам предлагают разрешить убивать преступников, угрожающих их жизни, особенно в собственном жилье…»

    «Это важно довести до ума. Вспомните случай, когда девушка в метро, защищаясь от преступников, применила оружие и получила срок больший, чем преступники. Это же бред. К тому же было бы правильно внедрить в российское законодательство концепцию «Мой дом – моя крепость». Если гражданин защищает собственный дом, собственную семью, себя, применяет оружие против бандита, залезшего в его дом, это не должно караться наказанием. В этот раз мы используем современные технологии, разместим текст документа на портале, посмотрим все плюсы, минусы и пожелания и внесем в осеннюю сессию в Госдуму», – сказал вице-спикер ГД Игорь Лебедев.

    Так или иначе, вопросы самообороны на сегодняшний день регламентируются статьёй 37 Уголовного кодекса России – «Необходимая оборона», согласно которой причинение физического вреда нападавшему не считается только в том случае, если жизни и здоровью защищавшемуся или другим лицам действительно угрожала опасность. При этом защищавшийся впоследствии будет обязан доказать суду, что физический вред нападавшему наносился не умышленно, а «в пределах необходимой обороны»».

    Парламентарий считает, что критериев допустимой самообороны в законе не существует и зачастую людей, вынужденных защищаться, приговаривают к реальным срокам. Парламентарий считает, что критериев допустимой самообороны в законе не существует и зачастую людей, вынужденных защищаться, приговаривают к реальным срокам. В качестве примера Лебедев напомнил о случае со студенткой Александрой Лотковой, которая открыла огонь из травматического оружия и тяжело ранила одного из нападавших, нанёсшего ножевое ранение её другу. В 2013 году суд признал Лоткову виновной по 111 статье Уголовного кодекса – «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» – и приговорил её к трём годам колонии.

    Концепция «Мой дом – моя крепость» уже давно существует в США. Согласно закону, жилище гражданина США является неприкосновенным, а любое проникновение в собственность владельца без его разрешения является заведомо преступным. Таким образом, житель или владелец жилища может атаковать преступника любым доступным средством, вплоть до причинения смерти, для того, чтобы защитить себя, семью и собственность от нападения или вторжения, которое может закончиться нападением».

    Так в чем причина того, что Лоткова получила три года? В несовершенстве закона или в судье, который плюнул на закон и осудил заведомо невиновную? А кнопкодавы Охотного ряда вместо того, чтобы избавить Россию от таких судей, «совершенствуют» закон. Так ведь если у нас преступники-судьи, то они будут плевать и на совершенный закон, как они плюют на нынешний.

    Ну и попутно. А кто собрался совершенствовать законы? Ведь ни Лебедев, ни пересказавший его идеи журналист не знают элементарного. С чего они взяли, что «…защищавшийся впоследствии будет обязан доказать суду, что физический вред нападавшему наносился не умышленно, а «в пределах необходимой обороны»». С каких это пор у подсудимых появилась ОБЯЗАННОСТЬ доказывать свою невиновность? А статья 49 Конституции РФ: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность»?? А статья 14 УПК РФ: «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения»?? В Охотном ряду ничего про Конституцию РФ не слыхали?

    На кой черт вам то, что «концепция «Мой дом – моя крепость» уже давно существует в США», если у вас в статье 25 Конституции РФ устанавливается: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц…»? И опять-таки, ну что из того, что будет новый закон, если судьи безнаказанно нарушают российские законы и Конституцию?

     

    Юрий Мухин

1