Самое свежее

Александр Росляков. Война иным старперам – что печенье... Константин Сонин. Обратный отбор Тьма накрыла Россию... Алексей Рощин. Бегство народа Истории ласковый оскал Александр Росляков. Тайная пружина, натащившая на Украину – или охотник найдет крови!

Разведчики красивой жизни

  • В крахе СССР помимо социально-экономических причин не последнюю роль сыграли факторы психологические, прежде всего – готовность советских людей отказаться от своего образа жизни в пользу буржуазной модели. Когда произошла моральная капитуляция советского человека перед блеском и мишурой уютного покоя буржуазного мира? Одним из указателей на этот счет, по-моему, может послужить характерная смена эстетических предпочтений в важнейшем из искусств.

    Начиная с конца 60-х фильмы "про разведчиков" сделались одной из ведущих тем в советском кинематографе. На экранах страны один за другим отправлялись в тылы к белым, к немцам и к современным на тот момент потенциальным противникам подтянутые молчаливые герои, сочетавшие высочайшие аналитические способности с доведенными до виртуозности навыками стрельбы, бега и политической агитации.

    Что же они разведывали? И что заставляло советских граждан до самозабвения следить за их киношными подвигами?

    Наши герои были не подлыми шпионам, а доблестными разведчиками, глубина их проникновения на территорию противника постепенно увеличивалась от прифронтовой полосы до глубокого тыла. Места действия в первой, второй и третьей части "Неуловимых" – наиболее яркий тому пример. В конце концов, они оказывались так далеко от линии фронта, что война вообще перестала присутствовать в кадре, и уже не имело принципиального значения, у кого разведывает киногерой – у деникинцев, немцев или американцев.

    Тем более что вражеские тылы были похожи друг на друга, как близнецы-братья! И главное, что объединяло их – жизнь там была какая-то спокойная, сытая, безмятежная, почти роскошная. Даже угнетенные слои населения выглядели довольно бодро, а уж сами вражины – просто в шоколаде: у военных красивая форма, у штатских фирменные костюмчики, дамы в платьях, вокруг заманчивые вывески, синематографы, уличные кафешки...

     

    Если же в фильме показывали "нашу" сторону, обстановка там была, мягко говоря, сурово-аскетичная. Враги, конечно, оставались врагами и творили, как им и положено, всяческие гадости и подлости, но как же они, сволочи,    были красивы! И как культурны – белогвардейский и немецко-фашистский командный состав при любом раскладе жрал не иначе как с фарфора и хрусталя, не забывая аккуратненько заложить за ворот белоснежную салфеточку. И еще желательно под приятную музычку. Этому негласному правилу – что вражеский тыл должен быть эстетически безупречен – приносилась в жертву даже историческая достоверность. Например, Берлин в "Семнадцати..." словно не в курсе, что идет война и что Красная Армия буквально у его ворот.

    Если говорить о фильмах про гражданскую войну, то в них тенденция показывать красных полуголодными и оборванными, а белых холеными и лощеными идет еще с довоенного времени. Уже в "Чапаеве" белый генерал, сколько ни бил его войска красный начдив, не вставал из-за рояля со свечами.

    В довоенное и ранее послевоенная время героическая аскеза воспринималась как необходимая составляющая положительных героев, а роскошь – как свидетельство порочности  и развращенности героев отрицательных. Но в начале эпохи застоя мировосприятие огромной части советского общества было уже другим. Героизм еще не ставился под сомнение, равно как и революционные идеалы, но аскеза уже успела приесться. Грубо говоря, люди еще оставались и хотели оставаться красными, но жить хотели как белые. Или как американцы. Или даже как немцы.

     

    Отсюда возникало стремление – не порывая с красной советской идентичностью, оказаться на как можно более долгое время в Америке или в Западной Европе. Либо же в их альтернативно-исторической копии – белогвардейской России. Как это совместить? Было несколько способов, но самый лучший – это, конечно, стать шпионом разведчиком. Ведь если ты будешь легальным дипработником, то даже за границей будешь обязан придерживаться все того же изрядно поднадоевшего советского поведенческого стиля. Но если ты разведчик, то не только можешь, но даже обязан вести себя как враг: носить шикарные костюмы, шляться по ресторанам, пить дорогие напитки и курить ароматные сигары, ухлестывать за развратными барышнями и т.д. Приноравливаясь к понятийному аппарату врага, даже ругать страну и власть – никто тебе слова не скажет; наоборот, еще и орден за все этот дадут.

    В реальности, кончено, шпионское ремесло не столь романтично, да и не всякого в разведчики возьмут. Но на то и существует искусство кино, чтобы отображать эротические фантазии человека! И вот полились на экраны образы советских героев в белогвардейских френчах, эсесовских мундирах и новомодных заграничных шмотках. Внутри (где-то глубоко) они были несгибаемыми коммунистами. Но снаружи выглядели как весьма преуспевающие при капитализме люди. С таким персонажем советский человек эпохи застоя охотно себя идентифицировал – и потому фильмы с такими персонажами шли на ура.

    И какое бы задание ни ставило командование перед киноразведчиками, они попутно разведывали иную, не советскую жизнь, которую многие (сознательно или нет) воспринимали как очень красивую. Иначе говоря – смертоносный вирус уже проник в советский организм. Внешне он еще выглядел здоровым и полным сил, но изнутри был поражен стремлением к красивой зарубежной жизни. Причем любой ценой.

     

    Muennich

6

Комментарии

7 комментариев
  • Анастасия Белова
    Анастасия Белова1 июня 2015 г.+5
    В чем-то естественно, что во времена Перестройки и "пост-Перестроичья" многие купились на красивые картинки западной жизни. Отчасти по простоте душевной, неопытность, отчасти от непонимания, что есть что, непонимания, в чем заключается настоящая жизненная ценность. Зато теперь... ярким фантиком уже мало кого удивишь. фактически западную жизнь советским людям "втюхали" так же, как и их продуты: снаружи красивый фантик, а внутри, по сути, не съедобно.
    • Александра Зацепина
      Александра Зацепина1 июня 2015 г.+1
      Тем не менее, посчитали, что "результатов" перестройки недостатчно и кавалер медали за победу в холодной войне Горби предлагает, совместно с героем капиталистического труда Кудриным, Перестройку-2.
      • Анастасия Белова
        Анастасия Белова2 июня 2015 г.+1
        Мало ли кто что считает) Эти товарищи уже сделали, что могли. Вряд ли кто-то воспринимает сейчас их "посчитали" серьезно. По крайней мере, среди моих знакомых таких людей нет.
  • Нина Заречная
    Нина Заречная1 июня 2015 г.+2
    А мне нравился Банионис в фильме Мертвый Сезон.
  • Николай Юренев
    Николай Юренев1 июня 2015 г.+3
    Перефразируя Раневскую: «Мода – это страшная сила!» В советское время барыги по блату покупали модные «стенки» и забивали их, по блату же, модными собраниями сочинений классиков, которых не читали никогда. За модные джинсы готовы были родину продать. А все – лицемерная идеология, которой под конец СССР уже не верил никто. Но надо ж что-то «для души»! Вот этим чем-то и стал западный суррогат. Сегодня, кстати, в классе «сытых» – ровно то же самое. Только моды несколько видоизменились.
    • Pontius Pilate
      Pontius Pilate1 июня 2015 г.+2
      Все правильно, так точно оно все и было. Но были, как всегда люди с идеалами. Так вот людей с либеральными, прозападными, антисоветскими иделами пригревал Запад, делая из них героев, а вот люди коммунистических идеалов в хрущевско-брежневском СССР были не уже нужны и стали просто посмешищем для среднего советского обывателя. Поэтому и потеряли страну. А стали над ними смеяться, потому что сами Хрущев и Брежнев были клоуны и бездари и народ это быстро понял. Вспомните хотя бы народные анекдоты того периода и сталинского - все и станет ясно.
      • Анастасия Белова
        Анастасия Белова2 июня 2015 г.+2
        Да, фактически рыба, как это и бывает, сгнила с головы. Выродилась идейно верхушка - это повлекло и вырождение масс. Фактически СССР проиграл, в первую очередь, на идеологическом фронте. Если бы люди понимали, что есть что на Западе, что в жизни действительно ценно, а что - лишь подается как ценное, их было бы не увлечь прелестями "свободного рынка". Радует, тем не менее, то, что вирус все-таки проник не настолько глубоко, чтобы повредить наше сознание и менталитет полностью.