Новости партнеров

Самое свежее

Россия виновата как наследница СССР. Германия же – не наследница Германии… Александр Росляков. В ходе акции «Надоел» Путин потерпел очередную победу. Так и было задумано? Национальная идея – любовь к Родине? Но кто-то любит ее как дойную корову… Почему Путин тянет с отставкой Медведева Вице-губернатор признался в распиле бюджета на Зенит-Арене. И не покраснел… Коренная ложь либерализма: не свобода рождает материальные блага – а они ее
Loading...
Loading...
Загрузка...

Либо мы удалим из нашей экономики либералов, либо история удалит из себя нас

  • Сенатор Сергей Калашников вместе с Анатолием Аксаковым, председателем Комитета Госдумы по финансовым рынкам, составляют то ядро лояльного здравомыслия и компетентности, которое могло бы без революционного хаоса и чудовищной ломки, плавно и тихо перевести экономику России на рельсы развития. На это мало надежд, система почти неспособна меняться, но ключевое слово – «почти».

    Не то чтобы Калашников или Аксаков говорят какие-то великие мудрости, потрясающие откровения – они находятся в пределах обыденного здравомыслия, но очень важно, что внутри власти. Они превращают метафизику краха российской государственности из фатального ужаса наших дней в чисто техническую проблему неадекватности системы. Они похожи на слесаря, который с пролетарской улыбкой говорит:

    – Да что вы, это не Бог молнией с небес ударил в двигатель народного хозяйства! Там просто фильтры забились и клапан заклинило, если починить – опять заработает…

    И проблема, казавшаяся фатальной, роковой – приобретает лишённые истерии технологические параметры...

    В чём суть теории Калашникова-Аксакова? И тот, и другой говорят о резервах роста, о которых им, высокопоставленным функционерам, лучше знать.

    Калашников:

    «Финансовых ресурсов в нашей стране хватает с избытком: денежный навес сегодня составляет сумму, сравнимую с объёмом годового ВВП, не менее 50 триллионов рублей. Однако политика Центробанка и Минфина, диктуемая узковедомственными интересами, запирает эти громадные ресурсы в банках, высокая учётная ставка не позволяет использовать депозиты юридических и физических лиц по классической схеме: вложили депозиты в производство – получили прибыль – выплатили проценты клиентам».

    Аксаков расшифровывает, что из 50 трлн. рублей на банковских депозитах «около 20-и – это прибыль предприятий, многие из которых по разным причинам не спешат её тратить, предпочитая «проедать». Правильно ли это? Очевидно, нет, учитывая, что инвестиции в основной капитал падают».

     

    То есть мы имеем как плодородное поле, так и воду для полива. Но либеральный идиотизм не даёт совместить воду и поле: вода гниёт в бочке, а поле пересыхает!

    Бездари и неучи, при которых это происходит, пытаются, конечно, придать процессу метафизический и роковой характер – то бросаясь обвинять в несостоятельности и дикости русский народ, то просто заламывая руки перед «неотвратимостью» грядущей и уже вползающей катастрофы. Но никакой неотвратимости нет – есть только конкретная некомпетентность или вредительство вполне конкретных лиц, про которых давно пора спросить – «глупость или измена?»

    Общие контуры либеральной катастрофы таковы: РФ по уровню реального производства никак не может выйти на уровень РСФСР прошлого века. Китай за это время только техническую вооружённость труда повысил в 6 раз, а общий объём производства, который в 1985 году был у Китая 1/5 от советского, стал в наши дни пятикратно превосходить российский. То есть если бы не Ельцин, если бы просто линейно продолжать развитие СССР – мы жили бы сейчас в 25 раз лучше нынешнего, учитывая стартовые позиции у нас и у Китая!

    В фаталистической картине мира либералов нет никакого выхода. Они проиграли нам прошлое, проигрывают настоящее и предлагают проиграть будущее.

    После четверти века их невменяемых «реформ» министр труда и социальной защиты Максим Топилин, выступая в рамках «правительственного часа» в Госдуме, официально сообщил, что реальные доходы населения в 2016 году снова упали более чем на 5 процентов. Потребительские предпочтения россиян меняются в пользу более дешёвой свинины в ущерб более полезной, но и более дорогой говядины. Но производить свинину либералы тоже не умеют, как и уровень жизни производить, и потому решили проблему спроса единственным знакомым им способом: резко вырос импорт свинины, более чем на 17 процентов всего лишь за два первых месяца нынешнего года!

    Далее: производство снова просело, в целом за январь-февраль нынешнего года его объём снизился на 0,3 процента, и конца этому не видно. Цены растут, зарплаты падают, занятость сокращается…

     

    Либералы снова бормочут про производительность труда, измерять которую объективно не умеет никто в мире, а они – особенно. На основании липового индикатора, который пляшет труда от… доходов предприятия (отчего самая высокая производительность труда стабильно оказывается у наркодиллеров и финансовых «пирамид»), либералы делают выводы, космические по масштабам и по глупости.

    От самых высоких лиц на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) прозвучало, что «у нас в стране рост доходов стал опережать рост производительности труда». Сам президент назвал это «тревожным сигналом»! Сигналом к чему, позвольте спросить? К тому, чтобы еще снижать зарплаты – раз люди живут лучше, чем заработали?!

    Они врут, что люди плохо живут, потому что плохо работают, а всё ровным счётом наоборот: люди плохо работают (или совсем не работают) – потому что они плохо живут. Нет покупателя – снижается производительность у производителя. Появляется покупатель – производительность растёт.

    Они тушат пожар бензином (пытаются поднять производительность труда наращиванием нищеты) – и ещё удивляются, почем всё хуже и хуже? Инвестиции в основной капитал, заявил президент РСПП Александр Шохин, «несмотря на определённые успехи в экономике», продолжают падать.

    Можно ли такую систему реформировать – или она сползает в хаос с неизбежностью и непреодолимостью законов гравитации?

     

    На самом деле – можно. Мы надёжно прикрыты советским «ядерным зонтиком» – и маловероятно прямое вторжение внешнего агрессора военными методами, то есть кошмар, мучивший Сталина. Ведь именно угроза, а потом отражение внешнего вторжения заставили Сталина идти на крайние, драконовские меры. А нам-то горя мало! У нас ракеты!

    У нас огромное количество собственных ресурсов, о чём постарались ещё русские цари. Плотность населения, «сидящего» на этих ресурсах – самая низкая в мире. Фигурально выражаясь – золота много, а делить его надо между немногими…

    У нас с советских времён осталась ещё техносфера и неплохой уровень образования граждан. Да, все эти годы и наука, и техника ветшали – но они пока ещё есть.

    То есть, сограждане, у нас нет объективных проблем! Нас не могут разбомбить, как Югославию, мы не можем задохнуться без полезных ископаемых, как Япония, в отличие от дикарей Амазонки мы умеем сами делать всё!

    Наша не только главная, но и единственная проблема – это управленческий идиотизм. А он не носит объективного характера.

    Это субъективная примета времени, связанная с идиотским упорством в отстаивании абсолютно не оправдавших себя средств и методов в достижении давно забытой и потерянной цели.

    Не с мифической производительностью труда связаны наши беды, а с тем, что мы много лет откровенно и чудовищно «валяем дурака».

    «Ничто не избавляет от острой необходимости делать выводы из тридцатилетнего опыта провальной либерально-монетаристской политики», – говорит Калашников с парламентской трибуны. – Эксперименты теоретиков, которые уже очень дорого обошлись стране, должны проводиться наиболее эффективным методом проб и ошибок: попробовали – получили результат – движемся дальше. Иначе социальные потрясения могут вообще снять вопрос о реформах…»

    Калашников считает, что «первой точкой в реформах должен стать переход к стратегическому планированию, который уже закреплён законодательно, но в связи с кризисом ещё не осуществлён. Он требует «воссоздания научно-технического сектора и управленческого субъекта, аналога советского Госкомитета по науке и технике… Изменить вектор развития экономики с монетаристски-спекулятивного на инновационно-производственный».

    Федеральные ведомства не первый год подтверждают свою неспособность эффективно тратить бюджетные средства, доведя объём их неэффективного использования до 2,5 триллиона рублей согласно данным Счётной палаты.

    Регионы же щеголяют долгами в 300 миллиардов рублей, в которые их загнали политики тех же федеральных ведомств…

     

    Экономический блок правительства РФ давно уже стал либеральным дурдомом, цели которого непонятны, средства нелепы, речи невнятны, заявления абсурдны. 25 лет бесславных блужданий – от провала к провалу, от позора к позору – завершаются в этом дурдоме призывом Грефа к дальнейшей приватизации госсобственности, и, главное, это никого не удивляет, как на Канатчиковой даче.

    Общее состояние «изменённого сознания» и множественных галлюцинаций у либеральных экономистов – вот причина складывающегося взгляда о фатальности и необратимости гибели России.

    Конечно, в программе Калашникова-Аксакова тоже есть, на наш взгляд, слабые места. Стратегическое планирование было пролоббировано у Путина довольно давно, но никак не может (уже три года) «включится».

    Те, кто нажимают на кнопку этой «зелёной лампы» – забыли, увы, что лампу не подключили к электричеству…

    Если без метафор и поэзии: Госплан должен быть силовой структурой, а не консалтинговой. По принципу «план – это закон», а кто нарушает закон, за тем приходят.

    Лучшее, что сейчас мог бы сделать Путин – это передать экономику военным и другим силовикам. Они люди ограниченные, тоже вороватые, у них много недостатков – но они хотя бы не шизопаты, как либеральные экономисты!

    Есть же у нас стройбаты – взять их командиров и поручить им по-военному строго строить жильё для населения. Есть же трубопроводные войска – командиров оттуда с опытом перекинуть на обслуживание трубопроводов… И так далее.

    Министром финансов сделать какого-нибудь военного финансиста, привыкшего выполнять приказ и добиваться поставленной цели, а не болтать ахинею, как пять последних глав этого ведомства…

    В стране 50 трлн. рублей лежат на депозитах – а страна корчится от нищеты! Что это значит? Налажена такая система распоряжения ресурсами, при которой многим не хватает на самое необходимое – при этом некоторые избранные не просто купаются в роскоши, а вообще уже не знают, на что потратить деньги!

    У этих избранных, забравших себе все деньги страны, насколько уже отключилась потребительская фантазия, что они тупо наращивают подушки депозитов, умножая ноли на ноли…

     

    Деньги – это инструмент распределения существующих в наличии благ. По своей сути они – приказ власти выдать со склада то или иное благо. Если оно на складе есть. Хозяин склада не может выдать того, чего на складе нет.

    И потому главный смысл денег – так распорядится наличными благами, чтобы создать возможные в будущем блага. Приведу в пример зерно.

    Можно распределять имеющееся в этом году зерно по-разному. Можно дать два мешка Ивану и два Петру. Можно дать три мешка Петру и один Ивану. Но главный смысл, который вкладывается в распределение – сделать так, чтобы в следующем году зерно снова выросло. То есть чтобы остались посевные зёрна и те, кто будет сеять-боронить-жать.

    Теоретически, конечно, можно скормить всё зерно паразитам, не оставив ни на посев, ни хлеборобам. Но в следующем году такой власти, которая так распорядилась имевшимся у неё в наличии зерном – просто не станет. Имеющееся зерно съедено, а нового не вырастили, нет той базы, на которой осуществляла своё распределение глупая власть…

    Деньги очень похожи на зерно, и когда-то зерно было формой денег. В Японии, например, деньгами служили мешочки с рисом…

    В индустриальном обществе меняется форма, но не суть. Главное в распределении, если хочешь и дальше распределять – сохранить посевной фонд.

    Имеющиеся в наличии блага – инструмент.

    Производство благ в будущем – цель.

    Деньги должны распределяться так, чтобы они способствовали появлению новых благ. Тогда благ становится всё больше и больше, а деньги, как их тень – тоже увеличиваются в обороте. Ведь деньги – распределительный механизм благ. Нельзя распределять пустоту, делить ноль: нет реальных благ, не будет и денег.

    А Российская Федерация стараниями либералов и криминальных мафий взяла 50 трлн. рублей и вбухала их в пасть паразитов, которые не только новые блага производить – уже и старые-то потреблять от переедания не в состоянии.

    Ну, это как если бы вся деревня – без посевного материала по весне, а кулак положил тонны зерна в погреб, и там их откровенно сгноил, ни себе, ни людям…

    Так продолжаться не может. Нужно забрать деньги у тех, кому они не нужны, и отдать их тем, кому они позарез нужны.

    Нужно дать людям возможность покупать – и тогда у производителей появится возможность (и смысл) производить.

    Страна не может жить с такой экономикой, какую создали для неё либералы. Либо мы удалим либералов. Либо история удалит из себя нашу страну и нас… Вопрос сегодня стоит именно так…

     

    Александр Леонидов

15

Комментарии

8 комментариев
  • Александр Васильевич
    Александр Васильевич6 апреля-2+2
    "Либо мы удалим из нашей экономики либералов" ------- Кто такие "мы" и как будете удалять ? ---- И какие, нахрен, либералы, если в экономике сплошные коррупционеры и клептократы? Либералы - это во всех западноевропейских правительствах - и ничего, живут.
    • Стас Чепля
      Стас Чепля6 апреля+1
      В том,то и дело,что у них либералы,а у нас либерасты.
      • Станислав Волобуев
        Станислав Волобуев7 апреля
        Если вор назвал себя либерастом - это не означает что он не является вором. И здесь с Васильевичем я полностью согласен. Вот здесь некоторые страдают про несправедливость, но капитализм в принципе не признаёт равноправие и справедливость. Можно много и долго писать и страдать про справедливость, но какой экономический строй такая и справедливость. Господа комментирующие вы критикуете но ничего не предлагаете, автор видит причину в количестве либералов, а почему при капитализме их не должно быть. Либерал это тот же вор только в законе капиталистического мира. У нас в России главный либерал царь, ДАМа и Жирик, остальные прихлебатели.
  • Aleks Best
    Aleks Best6 апреля-3
    Какккой грамотей у нас Калашников!!! А мы то живём-живём.., трудимся-трудимся и все ни как жизнь наша не улучшается., а из за кого?? Калашников нам глаза открывает, а то мы ведь слепые и скоро вообще оглохнем - 'слуги' наши дубовые и ведут нас не туда! Эврика!!! Осталось совсем херня - выбросить этих мордоворотов всех от кормушки и будет нам счастье! Сколько мучаемся, а ведь так всё просто разрешить/
    • Станислав Волобуев
      Станислав Волобуев7 апреля+1
      Да вы чудик, уберем одних придут другие и что измениться. Как у вас всё просто разрешается. Извините за резкость то такие интеллигентный измышление это чушь и не к чему хорошему не ведут. Только чисто интеллигентный трёп, как надпись на заборе.
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков6 апреля+1
    Думаю, что и помимо Калашникова (надеюсь, что действительно умного мужика) люди есть. Писатель ведь о том, что Путин нарезает круги вокруг нынешних Шохиных (имя им нынешний Белый дом), где ВСЕ во ВСЕМ и ВСЕГДА, причем заранее ( еще до того, как ЦУ будут отлиты в граните) согласны сначала с Путиным, потом с Медведевым и чаще--с обоими сразу
  • Станислав Волобуев
    Станислав Волобуев7 апреля+2
    При капитализме количество либералов во власти не является основным вопросом. Либерализм это идеология и она вторична, главное кому принадлежат основные средства производства а это первично. В России надо отказаться от рыночного воровского капитализма, основанного на частной собственности воров и олигархов.
  • Olegator Грибанов
    Olegator Грибанов7 апреля+2
    Реальные проблемы много глубже и они проистекают от того факта что сама по себе модель экономики построенная на извлечении прибыли от любого хозяйственного процесса близка к исчерпанию. Деньгоцентризм, лежаший в основе построения отношений в обшестве загнал ситуацию в неразрешимые противоречия, потому что изначально не может дать справедливого распределения материальных благ, а значит постоянно формирует источник социальной напряженности. Возможности представлять несправедливое распределение материальных благ как некий естественный процесс также на исходе и нелепая система находится в режиме детонации.