Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. НА СМЕРТЬ ПОДОНКА. Почему мне ничуть не жаль Вороненкова и его убитых ранее коллег СССР как сказочная Атлантида, ушедшая под воду – но не из души Александр Проханов. Покайтесь, ехидны! Александр Песков: Политическая экономика, которая работает против нас Наш кризис – политический. Нам нужна не декоммунизация, а деельцинизация О чем шумят народные витии на полит-ТВ – и почему теряют их аудиторию?
Loading...
Loading...
Загрузка...

Михаил Хазин. Вашингтонский консенсус – что это за зверь и как он жрет нашу экономику

  • Тема «Вашингтонского консенсуса» в России на слуху давно – и понятно, почему. Однако более или менее внятного понимания, что это такое и почему играет такую важную роль в нашей экономике, у большинства людей, включая чиновников и даже политиков, нет. А это уже создает почву для разного рода спекуляций и пропаганды, в том числе, направленных против интересов России. А потому хотелось бы тут разобраться подробнее.

    Прежде всего нужно отметить, что у мировой системы социализма (которая контролировала примерно треть мировой экономики) и Западной системы, которая контролировала где-то половину, были разные финансовые системы. Были и разные базовые валюты (рубль и доллар), разные системы цен, разные механизмы инвестирования и кредитования. С 15 августа 1971 года доллар был отвязан от золота, а в СССР привязка к нему действовала еще почти два десятилетия. И так далее.

    Какая система была «лучше» – вопрос достаточно сложный, поскольку не очень понятны критерии оценки. Но можно сказать так: в советской лучше осуществлялась снижение разрыва между богатыми и бедными, то есть, достижение социальной справедливости; в западной – стимулирование активных людей. Впрочем сегодня мы видим, что в условиях кризиса обе системы действуют одинаково несправедливо.

    Есть гипотеза, что в середине 70-х реальную победу одержали СССР и его союзники, но наше руководство испугалось эту победу форсировать. Американское в аналогичной ситуации через 10 с небольшим лет не испугалось и победу зафиксировало. И стало смекать – что делать дальше. Поскольку сотни миллионов человек с альтернативным западному либерализму мышлением нужно было куда-то девать, при этом не забывая, что у них есть атомная бомба и некоторое другое оружие массового поражения…

    В Германии, скажем, удар по людям с альтернативным мышлением был нанесен жесточайший: были уволены все учителя, воспитатели и другие люди, которые могли бы нести подрастающему поколению альтернативную либеральной картину мира. Но все равно главной проблемой была экономика и финансы.

     

    Финансовая модель западного мира была принята на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году – и именно она должна была заменить советскую. То есть именно доллар должен был стать основной новой системы, в том числе и в России. Именно через долларовые инвестиции, долларовый кредит должно было осуществляться управление экономикой на захваченной (в экономическом плане) территории.

    Так вот, «Вашинтонский консенсус» – это всего-навсего набор правил, которыми должны были руководствоваться те, кто создавал новую экономическую модель в России и других странах проигравшей системы социализма. Цель – обеспечить полный и безоговорочный переход этих стран в западную финасово-экономическую систему.

    Первое и главное правило: источником развития должен быть только доллар! Любая инвестиция должна была в базе иметь доллар, который тем или иным способом получен страной. Именно отсюда идет пресловутая система «currency board», смысл которой в том, что стране разрешается иметь ровно столько национальной валюты, сколько можно обменять на валюту настоящую (в первую очередь доллары).

    Пункт второй – абсолютный приоритет иностранных инвестиций. Только они могут быть источником развития (а заодно – гарантией того, что добавленная стоимость, созданная в стране, будет легко выведена за рубеж). Не должно быть финансовых потоков, начало и конец которых лежит в России (это же касается и других стран, вошедших в долларовую систему).

    Отметим, что национальные банковская система, по идее – частная, тоже может создавать деньги (заниматься кредитной эмиссией). Фактически это ослабляет монополию доллара, поэтому в сборник принципов «Вашингтонского консенсуса» была введена идея о том, что иностранные инвестиции идут в страну только при низкой инфляции, для достижения которой необходимо зажимать свою денежную массу. На практике это привело к резкому ограничению для банков возможности кредитовать реальную экономику и фактически закрывало для отечественных производителей возможность конкурировать с западными. Поскольку недоступность кредита повышала его стоимость – и в результате затраты производителей. А иностранные инвестиции при этом шли в развитии торговых сетей, которые торговали импортной продукцией.

    Пункт третий, вытекающий из первых двух и явно прописанный в уставе МВФ – категорический запрет на ограничения движения доллара и трансграничную торговлю. Попытки адекватных руководителей правительства/ЦБ в России (Примаков, Геращенко) изменить эту ситуацию каждый раз давали отличные результаты. Но с 2003 года принципы «Вашингтонского консенсуса» действуют безоговорочно, в результате все ограничения на валютные спекуляции отменены.

     

    В этой ситуации все свободные рубли в стране банки направляют на валютные спекуляции, чья доходность много выше, чем инвестиций. И даже те возможности для внутренних (рублевых) инвестиций, которые не были закрыты ранее, сегодня фактически ликвидированы. Ну, а конкурировать с иностранными производителями, которые получают намного более дешевые кредиты (сами себе западные страны деятельность банковской системы не ограничивают, напротив, активно ее поддерживают) просто невозможно.

     

    При этом та же приватизация, проводившаяся в России командой Гайдара-Чубайса, была не просто воровством. Но еще и ликвидацией тех «центров силы» национальной экономики, которые могли бы пробить своими лоббистскими усилиями принцип запрета на кредитование в национальной валюте, утвержденный апологетами «Вашингтонского консенсуса».

    Отметим, что денежная система любой страны обладает, в силу сложности своей структуры, большой гибкостью. Например США в 2008-14 годах напечатали и влили в экономику 2.5 триллиона долларов (что в три раза превышает наличную денежную массу на середину 2008 года), однако инфляцию это даже близко не вызвало. Геращенко увеличил расширенную денежную массу за четыре с небольшим года в 15 раз – и инфляция только падала. Не вызывает инфляции и нынешняя эмиссия Европейского центробанка, которая достигает сотен миллиардов евро в год.

    А чего опасается в нынешней ситуации наше правительство? Ответ очень простой. И в США, и в ЕС, и в России на грани тысячелетия инвестиционной валютой была валюта национальная – доллар, евро и рубль. А в России сегодняшней инвестиции в национальной валюте запрещены, поэтому единственная цель экономической деятельности – получить в свое распоряжение доллары (и вывезти их туда, где их можно вложить).

    Собственно на этом рассказ о «Вашингтонском консенсусе» можно и закончить. И повторить, в качестве резюме, что возник он как механизм решения вполне прагматичной задачи – безоговорочного включения новых стран в долларовую систему. Он изначально не имел в виду интересы экономик этих стран, но не был каким-то всесильным и непреодолимым фактором. И то, что у нас он стал настолько порочным и привел к катастрофическим последствиям – следствие очень простого обстоятельства: нашу экономику сегодня контролируют лица, для которых ее интересы ничего не значат.

    То есть проблемы не столько вовне, сколько внутри страны. И с ними можно и нужно бороться.

8

Комментарии

3 комментария
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр18 декабря 2016 г.+1
    Главная проблема оппозиционных российских экономистов, критикующих либеральную экономическую политику в том, что они критикуют частности кремлевской политико-экономической системы, хотя бы эти частности и были такими отрицательно значимыми для страны как привязка рубля к доллару. Но даже ликвидировав эту частность - привязку к доллару, оппозиционные экономисты оставляют в неприкосновенности сам капиталистический политико-экономический механизм; частная кредитно-банковская система, частная собственность на средства производства, либеральная псевдомногопартийная политическая система. А значит никаких положительных сдвигов ни в экономике, ни в социальной сфере они, не смогут добиться, даже придя к власти. Они проиграют. Для них начнется бесцельная возня с олигархическим преступным сообществом, которое будет саботировать любые их попытки хоть в самом минимуме ограничить их беспредел
  • Поляр Поляр
    Поляр Поляр18 декабря 2016 г.+1
    Сегодня, чтобы в ближайшие десять лет восстановить промышленное производство России до уровня 1985 года, необходимо обеспечивать прирост выпуска валовой продукции не меньше 10%/год. Для этого надо восстанавливатьть отечественное станкостроение, приборостроение, агропром, тяжелое машиностроение, авиапром и другие стратегические отрасли отечественной промышленности. А это возможно только через возврат всей кредитно-финансовой системы в государственное управление и возврат к государственному планированию в базовых отраслях промышленности, которые также должны быть возвращены государству.
  • Pol Polit
    Pol Polit18 декабря 2016 г.+1
    "все свободные рубли в стране банки направляют на валютные спекуляции, чья доходность много выше, чем инвестиций. " --- И способствует этому ЦБ и Сахизадовна, постоянно роняя курс рубля и не давая ему подняться.