Новости партнеров

Самое свежее

Ради чего сломали СССР? Никакой политики – чистая экономика! Либеральная экономика – это не свобода жить. Это свобода умирать Закон сохранения паразитизма Много ли Путин сделал для России? А ты сам больше сделал для нее? Киевский бзик: принять Закон об уголовной каре за русский язык – и умереть! Что нам отмена санкций – если у нас есть «закон бензина»: цены растут всегда!
Loading...
Loading...
Загрузка...

Ленин в судьбе России


  • Давно пора снести тирана,
    он долго всем мозги крутил.
    Под ярким лозунгом «свободы»
    Россию хитростью сразил.

    На деньги богатеев ушлых
    в стране устроил кавардак.
    Кто был ничем, тот снова в луже,
    а кто был всем, тот в соловках.

    Войну меж братьями устроил,
    страну кровищею залил.
    Продажный мир с Антантой принял
    и часть страны ей отвалил.

    Зачем же петь ему асану?
    Он должен сгинуть навсегда.
    Злодею место под землёю, 
    а не в гробнице у Кремля.


    До сих пор  нет однозначной оценки личности Владимира Ильича Ленина. Коммунисты продолжают воспевать вождя революции и посвящать ему раболепные оды. Находятся сторонники Ильича и среди простых людей, зомбированных коммунистической пропагандой в недалёком прошлом. Простодушные защитники считают, что учение доброго дедушки Ленина нещадно исказили его последователи. Благодаря интернету и доступной информации, сегодня всё тайное становится явным.

    Большую поддержку Ленину при захвате власти в России оказали международные банкиры и правительство Германии. 
    Американской банкир Шифф «признал, что через него поступают средства для русского революционного движения», а для остановки такой помощи «дело зашло слишком далеко». Об этом написал в своих «Воспоминаниях» Александр Давыдов. Немалую роль в организации международной материальной поддержки революционерам России сыграл небезызвестный Александр Парвус. 

    Русский революционер Александр Парвус (Израиль Гельфанд) в 1915 году привез в Берлин проект «Подготовка всеобщей политической стачки в России», который представлял собой подробный план осуществления революции с целью свержения царского правительства и захвата власти революционерами. После подготовительной работы предполагалось оставить столицу и фронты без обеспечения продовольствием, что могло быть использовано агитаторами для организации массовых беспорядков и в конечном итоге к революции. Проект заинтересовал Германскую власть, так как с его помощью можно было бы ослабить и нейтрализовать Россию в I Мировой Войне. Предприимчивый революционер также создал  «Бюро международных экономических связей» в Стокгольме для получения дополнительной материальной поддержки будущей революции в России. С помощью Парвуса были  налажены  контакты между Цюрихом, где находился Ленин, Берлином и Петербургом. 

    Вот выдержка из письма  Фон Кюльмана, министра иностранных дел Германии от 3 декабря 1917 года. «…Только после того, как большевики получили от нас постоянный поток средств по различным каналам и под разными этикетками, они оказались в состоянии создать свой главный орган – «Правду», вести энергичную пропаганду и заметно расширить первоначально узкую базу своей партии…» 
    Изначально идея разыграть карту «Ленин против России» пришла в голову немецкому иудею, рейсхканцлеру Теобальду фон Бетман-Гольвегу. Он задумал нелегально провезти Ленина и его революционную интернациональную компанию на территорию России в запломбированном вагоне. К 1917 году Бетман-Гольвег утратил поддержку Рейхстага и вышел в отставку, но до того он уже одобрил транзит большевистских революционеров в Россию. Много позже, после революции, генерал-майор Хофман из германского Генерального штаба писал: «…Мы не знали и не предвидели опасности человечеству от последствий этого выезда большевиков в Россию…» 
    Весной 1917 года Ильич прибыл из Европы в Россию вместе со своими соратниками.
    Об этом периоде истории страны рассказал известный русский советский писатель Владимир Солоухин в своём романе «Последняя ступень»: «Наше поколение, наверное, не знает, что для совершения государственного переворота в России группа революционеров-экстремистов была привезена из Швейцарии через Германию в запломбированном вагоне. А вот и список лиц, находившихся в запломбированном вагоне: В. И. Ленин с супругой, Г. Сафаров, Гр. Усиевич, Елена Кон, Инесса Арманд, Н. Бойцов, Ф. Гребельская, Е. и М. Мирингоф, Сковно Абрам, Г. Зиновьев (Апфельбаум) с супругой и сыном, Г. Бриллиант, Моисей Харитонов, Д. Розенблюм, А. Абрамович, Шнейсон, М. Цхакая, М. Гоберман, А. Линде, Айзентук, Сулишвили, Равич, Погосская». 
    Надо отметить, что Ленин оказался хорошим стратегом в борьбе за власть. В той неразберихе, которая последовала в России после Февральской революции, он сумел добиться желаемого. Власть оказалась в руках большевиков, но  вместо обещанной земли, хлеба и мира народ получил красный террор.
    Что можно было ждать от Ильича, если в дореволюционный период он умудрился судиться со своими крестьянами из-за земли, о чём сообщил Александр Солженицын в своём исследовательском произведении «200 лет вместе».  
    Остановлюсь ещё на одном примере, который демонстрирует нравственную сущность «гения» Ленина. Владимир Солоухин в книге «При свете дня» поведал об Ильиче историю, основанную на воспоминаниях жены вождя пролетариата - Надежды Константиновны Крупской:
     «Крупская в своих воспоминаниях о нем рассказывает, как однажды в Шушенском Ленин охотился на зайцев. Была осень, пора, предшествующая ледоставу. По реке шла шуга - ледяное крошево, готовое вот-вот превратиться в броню. На маленьком островке спасались застигнутые ледоставом зайцы. (Как тут не вспомнить русскому человеку про деда Мазая!) Владимир Ильич сумел добраться в лодке до островка и прикладом ружья набил столько зайцев, что лодка осела под тяжестью тушек. Надежда Константиновна рассказывает об охотничьем подвиге антипода некрасовского деда Мазая с завидным благодушием. Способность испытывать охотничье удовлетворение от убийства попавших в естественную западню зверьков для Ленина характерный штришок».
    Но это только мелкий штришок к портрету вождя. Основная картина вырисовывается от деяний Ленина на посту главы государства. 

    Власть, захваченную в результате государственного переворота, Владимир Ильич пытался удержать путём жестокого террора. У вождя пролетариата находились достойные помощники, как Троцкий (Лейба Бронштейн), который цинично заявил: 
    «Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока... 
    Мы прольем такие потоки крови, перед которыми побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть евреев и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть».  

    Первые концентрационные лагеря в России появились благодаря Ленину и Троцкому. По меткому замечанию Александра Солженицына,  вождя пролетариата можно назвать основателем "Архипелага ГУЛАГ". В августе 1918 года Ильич отправил телеграмму Пензенскому Губернскому исполкому, в которой требовал «провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».

    Ленин не мудрствовал. Его приказы и распоряжения по поводу разного рода нарушений чаще всего заканчивались словами: «Расстрелять» либо «Повесить».

    Подобное распоряжение он направил председателю Исполкома Пензенской губернии В.В. Кураеву, председателю Совдепа Е.Б. Бош и председателю Пензенского губкома партии А.Е. Минкину 11 августа 1918 года:

    «...Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят "последний решительный бой" с кулачьем. Образец надо дать.
    Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 
    Опубликовать их имена. 
    Отнять у них весь хлеб. 
    Назначить заложников - согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц - кулаков. 
    Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин.
    P.S. Найдите людей потверже».

    Уполномоченному Наркомпрода, А.К. Пайкейсу Ленин рекомендует «назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты».

    Террор был направлен не только против людей, которые сопротивлялись новой власти физически, но и против инакомыслия. Лидер рабочей оппозиции А.Г. Шляпников в 1922 году обозвал Ленина за жестокость «пулеметчиком». По этому поводу Ильич ответил:
    «...Когда вся армия отступает... тут иногда достаточно и немногих панических голов, чтобы все побежали. Тут опасность громадная. Когда происходит такое отступление с настоящей армией, ставят пулеметы и тогда, когда правильное отступление переходит в беспорядочное, командуют «стреляй! О пулеметах речь идет для тех людей, которые у нас теперь называются меньшевиками, эсерами...»

    Вот так звучит воспоминание В.М. Молотова о Ленине: : «Строгий был, В некоторых вещах строже Сталина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибегал к самым крайним мерам, когда это было необходимо... На месте стрелять, и все! Такие вещи были. Это диктатура, сверхдиктатура... Ленин – человек крепкого характера. Если нужно, он брал за шиворот... Когда дело касалось революции, Советской власти, коммунизма, Ленин был непримирим»

    Документы из ленинских архивов пестрят призывами к применению насилия. Вот некоторые из них: «тайно подготовить террор: необходимо и срочно»; «постараться наказать Латвию и Эстляндию военным образом (например, «на плечах» Бала-ховича перейти где-либо границу хоть на 1 версту и повесить там 100– 1000 их чиновников и богачей); «под видом «зеленых» (мы потом на них и свалим) пройдем на 10–20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100 000 руб. за повешенного»; или: о высылке из России меньшевиков, эсеров, кадетов, «несколько сот выслать безжалостно»,

    Ленин перефразировал известное выражение «Если враг не сдается, его уничтожают» новой трактовкой: «Если сдается – его тоже уничтожают».
    В работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» Ленин откровенно высказался, что  «без смертной казни по отношению к эксплуататорам (т.е. помещикам и капиталистам) едва ли обойдется какое ни есть революционное правительство»
    В статье «Как буржуазия использует ренегатов» им озвучивается та же идея: «Ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдется... весь вопрос только в том, против какого класса направляется данным правительством оружие смертной казни».

    Примечательно рассуждает вождь пролетариата в статье «Как организовать соревнование?» 
    «В одном месте, – писал он, – посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы (так же хулигански, как отлынивают от работы многие наборщики в Питере, особенно в партийных типографиях). В другом – поставят их чистить сортиры. В третьем – снабдят их, по отбытии карцера, желтыми билетами, чтобы весь народ, до их исправления, надзирал за ними, как за вредными людьми. В четвертом – расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве». 
    Как видим, трудно было миновать расстрела даже тем, кто уклонился от работы. И не важно по какой причине.

    Юрист Ленин игнорировал судебные разбирательства и даже предлагал «Ввести расстрел за недисциплину...»

    Вождь мирового пролетариата был скор на расправу не только с населением России. В работе «Привет венгерским рабочим» Ленин рекомендовал: «Будьте тверды. Если проявляются колебания среди социалистов, вчера примкнувших к вам, к диктатуре пролетариата, или среди мелкой буржуазии, подавляйте колебания беспощадно. Расстрел – вот законная участь труса на войне».

    «Хотя, по инициативе т. Дзержинского после взятия Ростова и была отменена смертная казнь, но в самом начале делалась оговорка, что мы нисколько не закрываем глаза на возможность восстановления расстрелов»,  - отметил Ленин.

    В письме в Политбюро ЦК РКП (б) Ленин подчеркнул: «Московский комитет (и т. Зелинский в том числе) уже не первый раз фактически послабляет преступникам-коммунистам, коих надо вешать»

    Изучив проект вводного закона к уголовному кодексу РСФСР, Ленин написал в мае 1922 года примечательное письмо Д.И. Курскому:
    «т. Курский! В дополнение к нашей беседе посылаю Вам набросок дополнительного параграфа Уголовного кодекса... Основная мысль, надеюсь, ясна, несмотря на все недостатки черняка открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически – узкое) положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы.
    Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого.
    С коммунистическим приветом Ленин».

    Соратники Ленина охотно поддерживали политику террора. Неслучайно появилось постановление Совета 
    рабоче-крестьянской обороны от 15 февраля 1919 года:  «...взять заложников из крестьян с тем, что, если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны» (Декреты Советской власти Т. 4. М., 1968. С. 627).

    Товарищ Сталин оказался прилежным учеником Ильича и успешно продолжил его дело в том же жестоком виде. Ещё в двадцатых годах Сталин написал: «Компартия – своего рода орден меченосцев внутри государства советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность».  

    Наряду с террором в большевистской России использовались и другие способы прессования непокорных граждан. 
    Голод был одним из таких действенных вариантов.   
    «Большевики запретили ввоз провизии в Петроград, солдаты караулили на всех железнодорожных станциях и отнимали все, что привозили. Рынки подвергались разгромам и обыскам; арестовывали продающих и покупающих», - вспоминала фрейлина императрицы А. Вырубова. 
    Сами вожди пролетариата не голодали. «...Красной кетовой икры было в изобилии... Этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции», - рассказывала  Н. Седова - жена Троцкого.

    C 1921 по 1923 года от голода страдало население 35 губерний. Исследуя причины голода в России, Роберт Конквест написал книгу «Террор Голодом, в которой сделал неутешительный вывод, что «Страшный голод 1921 г. произошёл не потому, что кто-то принял решение уничтожить крестьян таким методом. Утверждать, что он произошёл стихийно, тоже неверно. Погода была плохой, но уж не настолько, чтобы вызвать подобное бедствие. Главным фактором голода был метод Советского правительства добывать хлеб с помощью реквизиции».

    Даже сегодня трудно обнаружить истинные цифры размаха красного террора в России. 

    «Во множестве расстреливаемые, и топимые целыми баржами, заложники и пленные: офицеры - были русские, дворяне — большей частью русские, священники — русские, земцы — русские, и пойманные в лесах крестьяне, не идущие в Красную армию, — русские. И та высоко духовная, анти-анти-семитская русская интеллигенция — теперь и она нашла свои подвалы и смертную судьбу. И если бы можно было сейчас восстановить, начиная с сентября 1918, именные списки расстрелянных и утопленных в первые годы советской власти и свести их в статистические таблицы — мы были бы поражены, насколько в этих таблицах Революция не проявила бы своего интернационального характера - но антиславянский. (Как, впрочем, и грезили Маркс с Энгельсом.) Вот э т о - т о и вдавило жестокую печать в лик революции — в то, что больше всего и определяет революцию: кого она уничтожала, — безвозвратно, непоправимо уводя убитых и из этой грязной революции, и из этой обречённой страны, из состава этого заблуженного народа. В этом-то духе еврейскому народу и следует отвечать за своих революционных головорезов, и за готовые шеренги, пошедшие к ним на службу. Не перед другими народами отвечать, а перед собой и перед своим сознанием, перед Богом», - рассуждал Александр Солженицын в своей книге «200 лет вместе». 

    «Когда Горький стал заступаться за интеллигенцию и сказал Ленину, что это все-таки мозг нации, Ленин рассмеялся и ответил, что это не мозг, а «говно» (буквально) и что «пора бы вам понять, дорогой Алексей Максимович, что политика вообще дело грязное и кровавое», - об этом факте рассказал Владимир Солоухин в книге «Последняя ступень».

    По расчётам профессора И.А Курганова население СССР за время с 1917 по 1959 г. потеряло 110,7 миллионов человек в виде прямых потерь — убитыми, казненными, умершими от голода и его последствий, и косвенных – из-за снижения рождаемости и повышения смертности.
    В это число вошли и потери во Вторую мировую войну, стоившую 44 млн. чел. А еще 66,7 млн. чел. - это следствие коммунистической революции и ее развития. 
    В книге «Царизм и революция» Арсений Гулевич - русский по рождению, француз по подданству, указал, что прямые потери от революции составляли 49 миллионов жизней. 

    ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ

-1

Комментарии

4 комментария
  • Любовь Бурова
    Любовь Бурова11 января
    Оскорбление оппонента не довод, а признание собственной интеллектуальной капитуляции.
  • Любовь Бурова
    Любовь Бурова11 января
    ПРИМЕЧАНИЕ: Это сказано для тех, кто вместо аргументации своих доводов, использует базарную брань. С хамами я не общаюсь!
  • Борис Дунаев
    Борис Дунаев11 января
    А я, например, не общаюсь с врагами России. В том числе и с новыми власовцами. На них я, как офицер, смотрю только через прицел.
  • Любовь Бурова
    Любовь Бурова11 января
    Вместо доводов - ярлыки! Скудновато и не убедительно!