Новости партнеров

Самое свежее

Александр Росляков. Мы – не воры, воры – не мы! Но наша экономика такая: не сопрешь, не проживешь… ПЯТЬ ПРИЧИН, ПО КОТОРЫМ НЕ СЛЕДУЕТ СТАНОВИТЬСЯ ПРОФЕССОРОМ Максим Соколов: Медведев как зияющая брешь в Путинской крепости Константин Семин: Дети вышли на панель… Исраэль Шамир. Запретить запрещать Андрей Епифанцев. «Кто против коррупции – тот против России!» Так власть гасит уличный протест
Loading...
Loading...
Загрузка...

Татьяна Воеводина. Как лестница крута к чужому дому! О страшной цене за вход в ЕС

  • Сегодня в шесть утра умер Колька – гражданин братской Украины, соискатель российского гражданства, которое так и не успел получить, хотя живёт в нашем посёлке уж лет десять. Всё что-то оформлял, оформлял, ездил в какой-то Центр на другой стороне Москвы, где регистрируются мигранты, да так и не обрел «самую окончательную бумажку». Умер от сердца, а было ему слегка за сорок.

    Колька – квалифицированный рабочий, но за всю жизнь ни разу не имел стабильной длительной работы. Заводы когда-то промышленного Запорожья, откуда он родом, закрывались, покупались невесть какими богатеями и опять закрывались: самостийная Украина входила в мир европейских ценностей, где ее промышленность не трэба.

    Теперь она, похоже, отъевропеизируется до нитки – ибо когда полностью и безоговорочно откроется Европе, её металлургия, химия, авиация и сельское хозяйство вконец сгинут. Нет, их никто не будет бомбить и взрывать – фи, какое варварство, прошлый век! – они просто не выдержат конкуренции и уступят место сильнейшему и эффективнейшему.

    Колькина мать (между прочим инженер-проектировщик в прошлой жизни) живёт в России в няньках, ну и Колька был при ней. С работой как-то не складывалось: то мыл электрички, то кому-то чинил что-то, то собак выгуливал: он добрый, зверьё его любило. Семьи у него никогда не было; была в последнее время сожительница, к которой он сильно привязался. А она возьми да и умри в одночасье. Колька запил с горя – и последовал за ней.

     

    Как-то, возвратясь из Запорожья, он рассказал: в его классе было 18 мальчишек, в живых осталось четверо. (Теперь трое). К сорока с небольшим лет. Это же чисто военные потери! Вот такова цена прогресса и вхождения в семью европейских народов. Честное слово, лучше б оставались азиатами и дикарями!

    Много сейчас в России – и не только – таких Колек, очень много, из всех братских республик бывшего СССР…

    Как-то вечером мы с дочкой прогуливали за нашими участками собаку и встретили средних лет женщину, которая заблудилась и не могла выйти на шоссе. Мы довели её до дороги, она нам рассказала про себя. Молдаванка, приехала в наш посёлок в поисках работы – няньки, домработницы, всё равно кого; но место, которое ей кто-то указал, было уже занятым. По профессии же она учительница, живёт на птичьих правах с такими же горемыками в одной комнате, которую придётся скоро освобождать. Найти работу нужно как можно скорее, поскольку дома ждёт семья, где она – кормилица.

    Дочка была подавлена: как тяжело, оказывается, жить не в своём доме, да еще не в своей стране. Эмиграция – это всегда горе, как бы ни хорохорились горемыки. Особенно тяжка трудовая эмиграция – из бедной страны в более богатую, когда непременно понижается, социальный статус, ты попадаешь в окружение таких же горемык, как ты сам. И вырваться из этого круга – ох как нелегко.

    Это – один из кругов ада, о котором Данте сказал бессмертными словами еще 700 лет тому назад:

    «Ты будешь к хлебу привыкать чужому,

    Узнаешь ты, как горек он и солон,

    Как лестница крута к чужому дому…»

     

    В Прибалтике нормальный жизненный путь молодого человека – эмиграция. Чаще всего в Британию, Ирландию. За последнее время эти прибалтийцы заместили собой всех работников фабрики по выделке резиновых ковриков в Дублине, на которой мы их закупали. Работа грязная, вонючая, вероятно, и вредная – как раз для трудовых мигрантов. А ведь они в большинстве своем с высшим образованием, на что-то, видимо, рассчитывали… А стали строителями, водителями, формовщиками ковриков… Каждый труд, конечно, почётен – но лучше бы прикладывать его к обустройству своей страны, где твои предки, память, где ты, наконец, полновесный гражданин.

    Но дома у этих прибалтов… нет, даже не разруха – опрятное угасание (в Прибалтике все искони опрятно). А как иначе может быть, если хозяйственная деятельность сворачивается и молодёжь, зараженная какой-то дикой политической бациллой, чумкой, сломя голову бежит туда, где уже все хорошо? Хорошо-то хорошо – но для подавляющего числа этих беглецов ничего хорошего… Всё это я наблюдала несколько лет назад в Литве.

    Так что в смерти Кольки я вижу не просто гибель непутёвого скитальца. Его судьба – это наша общая постсоветская судьба эпохи глобализации. С каким восторгом ловили мы, желторото-наивные, первые знаки открытости в конце 80-х: наконец рухнул проклятый железный занавес и отменена прописка. Теперь можно гонять туда-сюда, наниматься на работу там и сям – никаких тебе выездных комиссий при райкоме партии, никаких разрешений-дозволений.

    Но вместе с этим занавесом рухнула и своя промышленность, и отъезд на чужбину стал во многом предрешён для тех, перед кем захлопнулись двери родных предприятий. Впрочем и бешеная политическая реклама этих чужбин имела явной целью кадровое оголение и закрытие отечественных институтов и заводов.

    Так и сегодня наши украинские братья мечтают ездить в Евросоюз – наниматься мусорщиками и мойщиками нужников. Хорошо бы кому-нибудь из них вспомнить Кольку из Запорожья – и призадумался.

     

    Судьба Кольки и ему подобных – это результат распада СССР, глобализации, которая привела к деиндустраиализации нашей бывшей общей родины. Могучие заводы и фабрики, помимо выпуска продукции, имели еще и огромное политическое и организующее значение. Человек был встроен в прочную социальную ткань, ехал по предначертанным рельсам, и всё это не давало ему пасть на дно. Когда эта ткань распалась – человек оказался один, без поддержки, без руля и без ветрил. Отдельные люди – сильные, волевые, удачливые – вступили в капиталистическую «войну каждого против всех» – и выиграли. Но большинство – маленьких и слабых – проиграло.

    Земля тебе пухом, вышвырнутый из жизни европейской мечтой Колька.

17

Комментарии

10 комментариев
  • Василий Усов
    Василий Усов10 января+1
    Недавно разговаривал со одной знакомой из Киева. Всегда считал её разумной женщиной, и вдруг она выдает:"Заводы у нас позакрывались, но это нормально. Ведь мы идем в Европу, а там тоже они закрыты". И коммунальные платежи, как им объясняют по ящику, тоже должны быть как в Европе! Бедные идиоты...
  • Сергей Жуков
    Сергей Жуков10 января+4
    Ну а мы чем лучше? Не можем наших жн натурализовать. Сигалам да Депардьям со всеми футболистами паспорт россиянский чуть ли не в постелю несут. У нас ведь тоже тысячи заводов позакрывались. Боярышником травились наши Кольки, и --многие из них == только потому, что не смогли себя найти, барьеры, в том числе и чиновничьи, оказались слишком высокими для них
  • Ирина  Журавлева
    Ирина Журавлева10 января+1
    Враги коммунистов ,захватившие СССР -это точно такие же враги республик СССР и их народов ,как и гитлеровцы . Недаром они свалили с Гитлера и гитлеровцев на Сталина вину за убийство ими 26 миллионов советских людей ,а их пособников из числа граждан СССР сделали своими "национальными героями ".
  • Илья  Кортышко
    Илья Кортышко11 января-1+5
    Уважаемая Ирина (простите не знаю как Вас по отчеству) я враг коммуниста чубайса, я враг коммуниста путина, я враг коммунистов яковлева и горбачева, я враг подобных им подлецов коммунистов. Скажите я враг своей страны? Я Ваш друг? Если да, то тогда давайте как то разделим это понятие. Давайте просто говорить не о врагах коммунистов, а о врагах нашего народа!
    • Александр Узлов
      Александр Узлов11 января+1
      С каких это пор Чубайс - коммунист? А прочие, Вами перечисленные? Может они и считались коммунистами, врали, что с Программой КПСС согласны. А оказалось - "оборотни" с партбилетами.
      • Илья  Кортышко
        Илья Кортышко11 января+1
        Уважаемый Александр! Я полностью с Вами согласен. Но разговор шел о "врагах" и почему-то только "коммунистов". В связи с тем, что все перечисленные, своим прошлым присутствием в рядах нанесли огромный вред самому понятию, крайне важно разделить это понятие, что Вы великолепно и сделали. Я лишь предлагал не "зациклеваться" на "понятии", а применить организующее словосочетание, заменив "враг коммунистов" на враг народа". В этом случае, по моему мнению, у Ирины Журавлевой появится гораздо больше сторонников.
        • Сергей Жуков
          Сергей Жуков11 января+1
          а применить организующее словосочетание, заменив "враг коммунистов" на враг народа". В этом случае, по моему мнению, у Ирины Журавлевой появится гораздо больше сторонников.======== Да и тексты, перестав быть близнецами, станут более вменяемыми. Сейчас Журавлева похожа на персонаж из басни Крылова- Той где услужливый...опаснее врага
  • Александр Росляков
    Александр Росляков11 января+1
    Шумят народные витии – а судьба этого несчастного Кольки, раздавленного падением СССР и по сути представляющего наш подавленный народ, им глубоко по барабану. Но даром это еще никогда не проходило – и эти Кольки когда-то устроят нам их «кровавое воскрешенье». Поймут, что дело не в майдане и не в антимайане – а в тех вороватых захребетниках, которые как в России, так и на Украине сплясали на их душах и костях. Ну, то есть – мне отмщение, и аз воздам.
    • Надежда Красная
      Надежда Красная11 января+1
      ...глубоко по барабану... В точку! Сеть магазинов, домик на Кипре, обслуга... Но на всякий случай автор " соломку стелит". Вот только вопрос, сколько ж мы будем терпеть? Захребетников, в смысле.
  • Олег Козлов
    Олег Козлов12 января+1
    Вот оно, мурло капитализма. А нищие опять виноваты и за всё платят!