Новости партнеров

Самое свежее

ПЯТЬ ПРИЧИН, ПО КОТОРЫМ НЕ СЛЕДУЕТ СТАНОВИТЬСЯ ПРОФЕССОРОМ Максим Соколов: Медведев как зияющая брешь в Путинской крепости Константин Семин: Дети вышли на панель… Исраэль Шамир. Запретить запрещать Андрей Епифанцев. «Кто против коррупции – тот против России!» Так власть гасит уличный протест Экономическое чудо по-русски – кто и как должен родить его?
Loading...
Loading...
Загрузка...

Подготовка к выборам-2018 все больше напоминает чрезвычайную операцию


  • Чем ближе выборы – тем больше сюрпризов

     

    За год до выборов перед кремлевскими администраторами встает задача удержания от развала путинского большинства. Простых решений не видно, скорей чрезвычайные – вроде отставки правительства или резких геополитических поворотов.

    ​Уже писалось о формировании нескольких «партий» вокруг Кремля, но бросается в глаза еще ряд важных деталей.

    Во-первых, Кремль восстанавливает политическую инфраструктуру, заброшенную в ходе володинского командования, и создает новые механизмы политического управления.

    Во-вторых, так называемое путинское большинство вошло в режим авторедактирования, интенсивного уточнения собственного объема и содержания. Его противоположные фланги вступили в конфликт, который скоро станет головной болью для менеджеров кампании.

    В третьих, горизонт понемногу заволакивает дымкой чрезвычайщины: сценарии непроведения выборов или их встраивания в более широкий политический контекст (территориальное расширение, смена конституционного строя и т.д.) парадоксальным образом кажутся все более вероятными.

    Все вместе это называется избирательной кампанией, и если это и впрямь она, в ближайший год нас ждет настоящее веселье. Важно понимать, что, как и всегда в России, разворачивающиеся события не связаны друг с другом напрямую. Кремль плывет сам по себе, фланги правящей коалиции борются сами по себе, да и «чрезвычайные» сценарии выборов сами пробивают себе дорогу.

     

    Возвращение редакторов

     

    Официально никакой подготовки к выборам не ведется. Но нет сегодня в стране людей более занятых, чем чиновники внутриполитического блока Кремля. Судя по разным утечкам, они 24 часа в сутки создают рабочие группы, комитеты и подкомитеты по переизбранию Путина на четвертый срок. Известно уже чуть ли не количество отделов в предвыборном штабе, разве что пофамильно еще не названы их начальники. Известно и о желании штаба привлечь госбизнес к политической работе.

    К чему вся эта суета? Эпоха Володина характеризовалась среди прочего небрежным отношением к политической инфраструктуре, сценариям и прочим инструментам внутренней политики. С одной стороны, нетерпимость к врагам режима, но с другой – свобода для лоялистов.

    Прокремлевские публицисты говорили: Сурков редактировал наши тексты, а при Володине мы стали писать, что хотим, никто из-за стенки не говорил, что он умнее нас. И лояльным продюсерам телевидения Володин развязал руки: мы задаем коридор, а вы придумываете картинку. В итоге получилось что получилось: распятые мальчики, тотальная политизация эфира на фоне экономического кризиса, поток мутных ток-шоу.

    Сложив с себя полномочия главного редактора внутренней политики, Володин некоторое время наслаждался цветением ста цветов в Думе и госмедиа, занимаясь выборочными избиениями «пятой колонны» и заключая с ней же сделки. Но потом стало понятно, что от такой свободы Кремлю ни тепло ни холодно. Да и технические задачи, например переноса сроков выборов в Думу, решались медийщиками, освобожденными от гнета кремлевской редактуры, из рук вон плохо.

    Сегодня бюллетени о ходе подготовки к избирательной кампании, которые управление внутренней политики регулярно распространяет в СМИ, представляют собой простое сообщение: кампания не будет ни дешевой, ни народной, ни спонтанной. Скорее речь идет об аналоге кампании 1996 или 1999 годов: большие политические машины, большие бюджеты, сложные сценарии.

     

    Война флангов

     

    Кремлевские источники говорят не только о структуре предвыборного штаба, но и о своих задачах. Заказ у них неподъемный – 70% явки, 70% за Путина. Удивительно, но это случилось именно в тот момент, когда целостность путинского большинства, которое чиновники хотят видеть на выборах в полном составе, оказалась под вопросом. Проблема большинства в том, что его центр – аполитичен, а фланги – крайне политизированы. А значит, почти все конфликты в ходе кампании будут конфликтами этих двух флангов: за господство внутри коалиции, за право навязать свою версию иерархии большинству.

    Конфликт вокруг Исаакиевского собора – яркий пример такого рода. Питер не пришел на последние думские выборы: явка составила 25%. Как и москвичам, горожанам Северной столицы политика не интересна. Но атака с правого фланга путинского большинства на Исаакий перевернула доску: «политика вообще» ушла на второй план, а вот «политика здесь и сейчас» захватила умы.

    Заново разметить символическое пространство города – сильный и спорный ход, особенно в таком городе как Санкт-Петербург. Почему это случилось? Зачем Полтавченко Исаакий? Как и другие представители патриотического фланга коалиции, Полтавченко, вероятно, чувствует некоторый дискомфорт: увольнение Володина, явное смягчение президентской риторики ставят вопрос о том, сколько акций путинского большинства достанется правым после выборов.

    Они волнуются, опасаясь, что в 2018 году, грубо говоря, «Царьград-ТВ» закроют за экстремизм, а общество «Знание» отдадут институту «Стрелка». Поэтому играют на опережение: бюсты мироточат, музеи закрываются, университеты лишаются лицензий. Если Кудрин пишет стратегию четвертого срока, то мы заберем у них маятник Фуко и магистратуру по философии – так можно объяснить историю с собором.

    Это проблема. Атаки правого фланга лишают Кремль важного козыря: возможности рассчитывать на как минимум невмешательство либерально ориентированных горожан, которые в целом пока лояльны президенту. Вопрос, как их заставить голосовать за Путина, остается открытым.

    В Кремле, кажется, еще не понимают, что его главным делом становится удержание путинского большинства от развала, а вовсе не строительство штабных машин.

     

    Больше чем выборы

     

    Заявление главы Крыма Аксенова о желательности восстановления монархии в России – явление иного порядка. Это уже не борьба флангов за городские топонимы, это третий важный тренд: попытка подчинить выборы событию большего политического масштаба.

    Начиная с 2008 года, когда Россия признала Осетию и Абхазию, количество «чрезвычайных» решений и норм выросло кратно. В России, на территории Крыма, действует закон о конфискации собственности по политическим мотивам. Россия признает документы несуществующих государств. В армии России служат граждане непризнанных государств и т.д. Вся эта чрезвычайщина как бы давит на политическую систему изнутри. От этого и монархия, и возобновившиеся разговоры о присоединении двух кавказских республик, и рассуждения о судьбе ДНР и ЛНР после того, как Украина официально откажется от выполнения минских соглашений. Контейнеры с чрезвычайностью начинают открываться, предлагая уже не штабные, а мобилизационные сценарии кампании.

    Чрезвычайность привлекательна. Особенно привлекательна, когда происходящее так банально. 65-летний политический лидер идет на четвертый срок. Он не смог вырастить смену? Он слишком любит власть? Он избранный? Убедительные и приличные ответы на эти простые вопросы не найдут и сотня социологов и политических менеджеров.

    Референдум о присоединении территорий, новая Конституция, монархия в конце концов – позволят не отвечать на эти вопросы, задействовать другие словари. А значит, позволят сменить повестку, как бы «спрятав» выборы на фоне более масштабных вопросов.

    Настоящая кампания начнется в тот момент, когда три этих тренда начнут существенно влиять друг на друга. Возможно, это уже происходит. Исаакий не сдают ни власти, ни общественность, ни церковь, хотя в Кремле настаивают, что все это «дело властей города». Кажется, собор уже стал ставкой в предвыборной кампании, хотя такого эффекта кремлевские штабисты вряд ли добивались.

    Напряжение будет расти быстро, до выборов – год. Отставка премьера Медведева, о которой стало модно говорить в последнюю неделю, снимет это напряжение, дав как минимум ответы на вопросы об иерархии внутри путинского большинства и ставках самого Путина.

    Но возможно ли представить себе некую не раскалывающую путинское большинство фигуру на посту премьера? Кто мог бы стать такой фигурой? Вот о чем, кажется, сейчас должны думать в Кремле.

     

    Константин Гаазе

4

Комментарии

8 комментариев
  • Александр Васильевич
    Александр Васильевич16 марта-1
    Да, с реальной явкой проблемы будут. Но все пришедшие проголосуют однозначно. Ну, за месяц до выборов подкинут "пряник": отставку премьера.
    • Сергей Жуков
      Сергей Жуков16 марта
      Если нам повезет, то и Чубайса к Медведеву паровозом. Хорошо бы -осваивать дальневосточные гектары.
  • Александр Васильевич
    Александр Васильевич16 марта
    Наивно думать, что Медведев будет как-то обижен: через месяц после выборов он будет назначен на очень престижную должность.
    • Сергей Жуков
      Сергей Жуков16 марта
      Это (назначение) будет вторым действием спектакля. А поначалу подадут как акт справедливого воздействия. Показали какого-то генерала севшего за взятку. Так по зоне следом за ним ходила медсестра с кучей шприцев. Может быть даже троюродная сестра
  • Геннадий Бедокур
    Геннадий Бедокур18 марта
    ...да "не заменимый" Путин победит - пока не околеет! Он же почти отец всех народов.))
  • Николай Иванов
    Николай Иванов18 марта
    Лично для меня страна умерла после развала СССР, то что сейчас я вижу, это уродливый выкидыш готовый умереть в любую минуту. Впереди Россию не ждет ничего хорошего, страна медленно но верно скатывается в пучину хаоса. Богатеи не хотят делиться наворованным и это приведет к обнищанию народа и новой революции.
    • Александр Васильевич
      Александр Васильевич18 марта
      Хаос не обнаружен. Ни одного митинга, ни одной политической демонстрации. "Здесь вам не тут". Это в Европе, чуть что - миллион людей на улице.
  • Виктор Справедливый
    Виктор Справедливый19 марта
    Идёт стратегический процесс, в Кремле сидят достаточно опытные и умные люди другое дело что они больше пекутся о собственных интересах, но они на это имеют право. У власти они а не те кто пишут комментарии. Так что не обессудьте, что посеяли то и пожинаем. Мы пишем статьи, комментарии, а они куют деньги и пекутся о том как сохранить власть.