Самое свежее

Главное оружие новой войны – это не танки и даже не ракеты. Это – предательство Война в Крыму. Кто подталкивает Киев к разгрому? Под кожей политических ток-шоу: как это у нас делается Отлив опять в Крыму в граните: Медведев и другие политические шутники План США относительно России: дожать до полной капитуляции Хитрый план Путина жив!

Новости сайта

  • Публицист.ру открыт для сотрудничества со всеми заинтересованными структурами

    ----------

  • Дорогой друг!

    После регистрации ты сможешь публиковать здесь свои сообщения и обсуждать чужие, вступить в какое-нибудь уже существующее сообщество или создать новое.

    Удачи! И не бойся быть свободным в своем мнении!

  • Правила поведения

    Убедительная просьба к авторам: не публиковать свои тексты чаще, чем раз в день. Дайте вашим мыслям отстояться, они от этого только выиграют. Не надо помещать здесь политическую, коммерческую и иную рекламу, частные объявления, поздравления и прочую ерунду  – все это будет без объяснений удаляться. Публикуйте то, что интересно всем!

Прощай, Шенген, прощай!

  • Председатель Европейского совета Дональд Туск огорошил всех заявлением, что у Евросоюза есть 2 месяца, чтобы найти решение проблемы с мигрантами, в противном случае Шенген канет в лету.

    Это, конечно, не означает, что Шенгенское соглашение перестанет действовать ровно через 60 дней. Указанный срок – условность. Туск просто хотел подчеркнуть серьезность проблемы и незначительность времени, которым располагает Евросоюз для ее решения.

    А времени действительно мало. Да его по большому счету нет совсем. Новогодние события в Кёльне и в других городах показали, что решения нужны были еще вчера. Так что Туск еще пожалел Шенген, если можно так выразиться. Мог с таким же успехом сказать, что времени на раздумья – не 60 дней, а неделя. Или вообще два дня.

    А если посмотреть всей правде в глаза, то... поезд ушел. Поздно пить Боржоми, как говорится.

    Решения действительно нужны были вчера. Европа уже приняла больше миллиона беженцев и приняла их очень неуклюже, не продумав условия их размещения, механизм интеграции в европейское общество, а также механизм возврата нарушителей спокойствия восвояси.

    Продумывать эти механизмы нужно было год назад, два года назад, может быть, даже раньше. А сейчас... Даже если допустить, что Евросоюз продумает все в течение 60 дней, будет ли толк?

    Беженцы уже приехали в Европу. Приехали жить на халяву, получать пособия, обживать гостеприимные немецкие земли, дышать воздухом свободы и пользоваться завоеваниями демократии. И они будут ими пользоваться. Попробуй откажи!

    Раньше надо было отказывать. Когда беженцы были только на пороге. А когда они перешагнули за порог – все, поздно.

    Договариваться надо на берегу. Дресс-код надо указывать в пригласительном билете. Условия надо писать в договоре. А когда посетитель уже прошел в заведение, да не один, а большой толпой, попробуй объясни, что он ведет себя как-то не так.

    Любой охранник знает, что сомнительных посетителей надо отсекать на входе, потому что гоняться потом за ними по всему объекту – никакой охраны не хватит. А когда на объект проникло больше хулиганов, чем охранников в штате – пиши пропало. А если у дверей еще столько же ждет, когда охрана отвернется, чтобы тоже попасть вовнутрь – все, туши свет, сливай воду, суши весла...

    Именно это и случилось с Европой. Число проникших туда беженцев уже сопоставимо с числом всей европейской полиции и всех вооруженных сил. Это значит, что уже сейчас вероятность того, что Европа справится с проблемой беженцев, близка к нулю.

    Даже если предположить, что все необходимые механизмы обращения с беженцами будут продуманы буквально завтра, то возникают сомнения, что Европа сможет их реализовать.

    Пока миллион немецких полицейских будет бегать за миллионом беженцев, пытаясь как-то упорядочить их, переписать, интегрировать и так далее – в Европу проникнет еще миллион. Не говоря уже о том, что старая европейская преступность воспользуется ситуацией, когда вся полиция занята проблемой мигрантов.

    В общем поздно пить Боржоми, по-любому поздно.

    Тем более, что 60 дней для выработки решения – это из области фантастики. Если бы Европе могла выработать необходимые решения, это случилось бы еще в прошлом году. Решений нет именно потому, что Европа не может их выработать. Европейская политика находится в системном тупике и просто так из него не выйдет.

    Если бы Европа знала, как поступать с мигрантами, если бы европолитикам хватало воли отказывать беженцам – проблемы не возникло бы вообще. Проблема в том, что Европа не знает, как быть, а европолитики – в большинстве своем не самостоятельны и не вполне дееспособны.

    Но это не значит, что никаких решений вообще не существует. Они есть – только не совместимы с политикой толерантности и мультикультурализма. И с шенгенскими соглашениями они тоже не совместимы.

    Евросоюз не может выработать единый механизм обращения с мигрантами, потому что у разных стран разный взгляд на эту проблему. Потому что разные страны в разной степени захлестнула волна беженцев с Ближнего Востока.

    Но страны по отдельности выработать необходимые решения могут – с учетом их специфики, географического положения и количества беженцев, успевших к ним проникнуть. В этом и состоит главное испытание Евросоюза – между странами нет и, что еще важнее, не может быть единства в вопросе о беженцах. А Евросоюз без единства – это не Евросоюз. Это значит, что испытание беженцами он вряд ли пройдет.

    И уж точно не пройдет испытание беженцами Шенген, потому что с шенгенским соглашением возникшая проблема не совместима вовсе.

    Это значит, что 60 дней можно не ждать. И высказывание Туска про Шенген – не слишком категоричное, а наоборот, крайне наивное. Не никаких 60 дней, за которые можно спасти Шенген.

    Вопрос лишь в том, сколько вообще времени осталось существовать шенгенским соглашениям – год, два или, может быть, три.

    И еще все это означает, что может сбыться шутка про Украину, которую все-таки примут в шенгенскую зону и Евросоюз, но уже после того, как те перестанут существовать.

     

    Александр Русин

5