Новости партнеров

Самое свежее

Зачем США хвалят правительство Медведева? Послушай их – и сделай противоположный вывод! Большая война на пороге России? Спекулятивная экономика, когда один с сошкой, семеро с ложкой – это гибель империи Иллюзия народовластия Притча о дворнике Ирина Алкснис. Почему Путин снял Зурабова? Потому что списал со всех счетов его друга Порошенко

Раз независимая Украина шлет нас к черту, стоит ли ей помогать?

  • Вопрос этот не так прост, как может показаться на первый взгляд. С одной стороны, жители Украины нам не чужие. У многих там и вовсе родственники живут. К тому же далеко не вся Украина поддерживала майдан и голосовала за Порошенко. Пусть даже на майдане побывал миллион – это пара процентов от всего населения страны. Нельзя же по двум процентам обо всех судить.

    И на выборах за Порошенко голосовали едва ли 35%, если верить данным опросов, остальные 20% ему тупо приписали. Да и на выборы пришло чуть больше половины избирателей, остальные не явились по той причине, что не поддерживали не только самого Порошенко, но и вообще были против всего цирка в целом.

    Таким образом получается, что сторонников майдана на Украине меньшинство – около 20%. С натяжкой – может быть до 40%, но все равно меньшинство. К тому же многие просто не понимали, кого они поддерживают и что будет потом.

    Выходит, надо вроде Украине помогать.

    И вера наша православная тоже требует помогать ближнему, каким бы непутевым он ни оказался. Кто не верует, тот, конечно, может отмахнуться; но если у вас на бардачке иконка стоит – тогда помогать необходимо. Тем более, что от России не убудет подкинуть немного угля, немного газа или дать скидку на что-то замерзающему соседу.

     

    Но теперь давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны: а Украина просит нас о помощи? Наоборот, она обвиняет нас в том, что мы мешаем ей жить все последние триста лет. Как только Киев из-под поляков вылез (не без помощи москалей, надо отметить), так москали и мешают ему жить, мешают воплощать мечту о независимости, мешают волшебным образом превращаться в Европу.

    Так если сама Украина хочет не зависеть от России, в том числе энергетически, может быть, не надо ей мешать в этом, а то потом опять виноваты будем. Путь обретения независимости трудный, болезненный, лежит через холод и голод, но если Украина твердо решила этот путь пройти – может, предоставить ей такой шанс?

    Представьте себе человека, который решил пойти на северный полюс, чтобы найти там Землю Санникова, а мы его догоняем, пытаемся согреть, накормить и вообще вернуть. А нужно ли это ему? Ну догнали, согрели, а толку? Завтра он снова пойдет дальше, и если ему суждено замерзнуть, все равно замерзнет, только на день позже.

    Вот евреи сорок лет бродили по пустыне, тоже, наверное, многие померли в пути, но некоторые все-таки дошли. Самые сильные. Что-то подобное, если я правильно понимаю, хотят устроить и украинские националисты. Провести свой народ через множество испытаний, чтобы от сорока миллионов осталось десять-пятнадцать достойнейших, которые научатся жить независимо от России, построят свою "европейскую сказку", превратят Украину в северный Израиль, а Киев – во второй Иерусалим. А может быть, даже в первый.

    Можно по-разному относиться к этой затее. Можно считать затею идиотской и утопической. Можно наоборот восторгаться ей. Вопрос не в этом. Вопрос в том, имеют украинцы право ставить над собой этот эксперимент или нет.

     

    Если мы считаем Украину независимой страной, а украинцев отдельным народом – тогда они, безусловно, могут ставить над собой любые эксперименты. Решили оставить от сорока миллионов пятнадцать – что ж, это их выбор, нечего держать их за юбку или бежать вслед с термосом, чтобы поить горячим чаем на пути к их обетованной земле.

    Гуманизм гуманизмом, но человек должен иметь право выбрать собственный путь в могилу. В конце концов все там будем, просто разными путями идем.

    Однако тут есть один важный нюанс... Как уже было показано, не все жители Украины желают идти дорогой самостийности и сдохнуть на ней. Сторонников такого пути с самого начала было меньшинство – около миллиона непосредственных участников майдана и еще около 20% голосовавших за Порошенко в среднем по стране (на юго-востоке едва ли 10%).

    Получается, что 2-3% населения тянут в путь, полный трудностей и опасностей, всю остальную страну, причем 20% идут за ними более-менее добровольно, а 70-80% вообще безо всякого желания, просто потому, что вынуждены идти.

    Крыму мы помогли выскочить из этого обоза. Донбасс хотел выскочить следом, но ему устроили кровавую баню, после чего остальные сидят и боятся, причем боятся вполне обоснованно.

    Кстати если разобраться в ситуации, то во все тяжкие Украину тянут даже не 2-3% тех, кто активно поддерживал майдан и участвовал в нем, а вообще 0,1% (или даже меньше) – организаторы майдана, которые захватили власть и пользуются ей в личных интересах. И они-то как раз мерзнуть и голодать не будут, в холод и голод они загоняют других. А 2-3% активистов майдана в большинстве своем просто недалекие слабовольные люди, попавшие под влияние умных и властных организаторов.

     

    Таким образом Украина не добровольно пошла на разрыв с Россией, это не было взвешенным решением народа. Это результат манипуляции общественным мнением, массовой обработки сознания и применения политтехнологий, перед которыми обыватель бессилен.

    И требовать от обывателей, чтобы они как-то повлияли на ситуацию, вышли из-под влияния Запада, сменили власть в стране – это то же самое, что требовать от заложников самостоятельно победить террористов.

    Если бы заложники могли самостоятельно победить террористов, они бы никогда не стали заложниками.

    Ну не может заложник сам освободиться. Точно так же не могут обыватели вырваться из сложившейся вокруг них системы, потому что власть обладает большим ресурсом – у нее полиция, спецслужбы, медиаресурс, деньги в конце-концов.

     

    Значит все-таки надо помогать? Помогать или не помогать Украине – зависит от того, считаем ли мы себя ответственными за то, что происходит с проживающим там народом. Грубо говоря, считаем ли мы Украину независимой или нет. Вот с чем надо определиться. И определиться надо нам самим.

    Если мы считаем Украину независимой, тогда нам нужно дать ей возможность выбирать свой путь, каким бы трудным и жестоким он ни был. Хотят угробить половину населения на пути в Европу – их право. А что население оказалось в заложниках у своих властей – так ведь каждый народ имеет ту власть, которую заслуживает. Жестоко, но справедливо. И к нам это тоже относится в полной мере. Россия заслужила Путина, каким бы он ни был, а Украина заслужила Порошенко. Беларусь заслужила Лукашенко, а Турция Эрдогана. Заслужили Горбачева – получите Горбачева, заслужили Кемаля Ататюрка – получите, распишитесь. Кто что заслужил.

    Но! Если мы считаем Украину независимой, то соглашаемся и с позицией Ельцина и Кравчука, разделивших СССР, а также с нынешними украинскими властями – про это тоже не нужно забывать.

    И еще не нужно забывать про Крым и Донбасс. Когда мы возвращали себе Крым, мы не считали Украину независимой, мы не спрашивали Киев, хочет ли он передать нам Крым, мы спросили мнение крымчан, а на мнение Киева наплевали.

    И когда мы поддерживали Донбасс, пусть даже эта поддержка была неофициальной  – мы тоже не считали Украину независимой, мы считали жителей Донбасса частью нашего самого большого разделенного народа.

    Вот, в чем проблема!

    Получается – тут мы считаем Украину независимой, тут не считаем, тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали...

     

    23 года считали Украину независимой, а Крым частью Украины, потом перестали так считать, взяли Крым, поддержали Донбасс, а теперь снова будем считать Украину независимой, только уже без Крыма и с разделенным пополам Донбассом?

    Если мы взяли себе Крым, проигнорировав мнение остальной Украины, если мы поддержали Донбасс, если мы смеемся над незалежностью и самостийностью, которой кичится Киев – значит, мы не считаем Украину по-настоящему независимой.

    А если мы не считаем Украину по-настоящему независимой, не готовы отказаться от нашей общей истории, от наших родственных связей, если мы считаем Порошенко и Кравчука преступниками, а раздел СССР в 1991 году считаем ошибкой… Это значит, что мы должны помогать Украине!

    Но помогать можно по-разному.

    Представьте себе человека, который впал в алкогольную зависимость. Как помочь ему? Допустим, ваш знакомый остался без квартиры, потому что пропил ее, теперь живет на улице и замерзает. Да, вы можете пустить его к себе переночевать. Можете дать ему теплую одежду, даже подарить ему дачу, но надолго ли хватит этой помощи?

    Завтра он снова пропьет все, что вы ему подарили, и снова окажется замерзающим на улице.

    Уголь и газ, которые Россия "подкидывает" Украине – это такая же сиюминутная помощь, которая не меняет ситуацию, а только усугубляет ее.

    Россия своей газово-угольной помощью просто затыкает дыры, которые украинские власти создают своей "европейской политикой". И пока Россия будет затыкать эти дыры, власть в Киеве будет считать свои действия правильными и пользоваться подачками от России. На следующий год Киев купит еще меньше угля и газа – Россия все равно поможет, если зима окажется холодной.

    Газово-угольные подачки от России - это помощь, от которой в долгосрочной перспективе будет только хуже. И если мы не считаем Украину по-настоящему независимой и хотим помочь ее народу, мы не должны потакать политике Киева, затыкая ее дыры своими подачками.

    Алкоголику надо не деньги на выпивку давать, а помочь избавиться от его зависимости. То же самое касается и целого народа, оказавшегося под дурным влиянием. Заложника надо не подкармливать, а освобождать.

     

    Только освобождать надо лишь тех, кто этого на самом деле хочет. Тут не надо забывать, что человек, твердо решивший убиться об стену, все равно убьется, а решивший найти землю обетованную или замерзнуть на пути у ней – все равно уйдет на ее поиски.

    Это значит, что нужно каким-то образом помочь и тем 80% жителям юго-востока, которые в гробу видали незалежность, самостийность, майданы и прочую бандеровщину, и при этом учесть, что 20% все равно будут искать способ добиться своего.

    Внутри одной страны те и другие никогда не придут к согласию. Просто раньше, в советские времена, 80% были удовлетворены, а 20% втайне мечтали о незалежной Украине. Теперь наоборот – 20% добились своего, а 80% оказались в заложниках.

    Соотношение тех и других изменяется в пространстве и времени. Двадцать лет назад оно было немного другим, чем сейчас. На юго-востоке, в центре и на западе соотношение тоже различается.

    И эта двойственность – два принципиально разных взгляда на дальнейший путь Украины – это данность, это та проблема, которая очевидна всем. И именно эту проблему нужно помогать решать.

     

    А чтобы решать этот вопрос, нам надо:

    1. Признать, что мы не считаем Украину по-настоящему независимой. Хватит врать окружающим и самим себе.

    2. Признать, что в 2014 году мы уже нарушили территориальную целостность Украины и пути назад нет, надо доводить начатое до логического конца. И минские соглашения – это не решение, а просто ручной тормоз, на который поставили конфликт.

    3. Понять, что именно Россия создала эту ситуацию – отчасти в 1917-1922, в значительной степени в 1991 и затем в 2014 году.

    4. Понять, что именно у России находятся ключи к решению украинского вопроса и без России его никто не решит. А значит, хватит самоустраняться, прятать голову в песок и уходить от ответственности. Это порочный путь, наносящий вред самой России.

    5. Разобраться с политикой в самой России, потому что Украина – это зеркало, в котором отражаются наши собственные проблемы, и пока мы не решим их, мы ничего не решим.

     

    Россия не может быть великой державой до тех пор, пока она отказывается от своих частей и вместе с тем не признает их независимость в полной мере. Пока она самоустраняется от решения проблем, корни которых уходят в историю самой России. Когда мы это поймем, тогда и ответим на вопрос, нужно ли помогать Украине – и как именно.

    И не Украине, тем более не Европе и не США мы должны ответить на этот вопрос. Мы должны ответить на него сами себе. И сделать это мы должны не для будущего Украины, а для будущего России.

     

    Александр Русин

9

Комментарии

3 комментария
  • Иван Лапин
    Иван Лапин7 января+2
    Главная мысль статьи совершенно справедливая: великая страна в ответе за все, что происходит рядом с ней – и даже не рядом, но на стратегически волнующих ее направлениях. А мы хотя бы в силу нашей великой территории обязаны быть великой страной. Политическую невеличку рано или поздно лишат ее непомерных просторов.
  • Олег Иванов
    Олег Иванов7 января+1
    И что это всё тянет за счет народа России (где 80% русских) помочь кому нибудь. Что в стране решены все проблемы: продолжительность жизни сама высокая на всей планете, самое лучшая система образования, население растет, есть дороги, аэропорты и многое многое другое. А по факту 80% населения в нищете, детское пособие 400 рублей в квартал-стыд невообразимый! А тут опять помогать или не помогать Украине и далее по списку...
  • Татьяна Пушкарева
    Татьяна Пушкарева7 января+2
    Если мы скажем, что Украина – отрезанный ломоть, это одно дело. Но если понимаем ее как случайно отколовший от нас кусок, который надо бы приклеить так или иначе – это совсем другой табак. Американцы строят нам ловушку в виде этой Украины, но мы, если не совсем дураки, должны строить встречную ловушку.